«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Показания Маркелова

СУДЬЯ: Судебное заседание объявляется продолженным. Для установления сведения о состоянии здоровья Кожановой допрашивается врач скорой помощи медицины катастроф Нефанова Татьяна Дмитриевна. Подписка ранее отобрана. Татьяна Дмитриевна, поясните, пожалуйста, на момент осмотра какая помощь была оказана Кожановой?

Медицинский работник НЕФАНОВА: На момент осмотра состояние больной средней степени тяжести. Жалуется на боли скачкообразного характера по всему животу, фактически больше справа. При объективном исследовании давление 180 на 100. Несмотря на то что якобы утром был прием большого количества гипотензивных средств. Снята ЭКГ. По ЭКГ (нрзб.) коронарная патология не выявлена, (нрзб.) синусовый, частота 74 (нрзб.), живот мягкий. Я считаю так, что у больной имеются выраженные спастические боли, гастрит, естественно, который дает эти боли. В дальнейшем, наверно, необходимо обследование желудочно-кишечного тракта. Нами сделан «Спазмалгон», который в течение 15 минут давление практически нормализовал 150 на 80. То есть повышение давление может быть связано именно с болевым синдромом спастического характера. И сделано успокаивающее седативное средство (нрзб.). Сейчас Наталья Игоревна сказала, что состояние улучшилось. И объективно, и субъективно.

СУДЬЯ:  Скажите, на данный момент имеются ли объективные данные о наличии у Кожановой состояния, угрожающего ее жизни и здоровья?

Медицинский работник НЕФАНОВА: Нет угрожающих. Она хронически больная (нрзб.)

СУДЬЯ:  Защитники, у кого вопросы?

Адвокат ОВСЯНКИН:  Скажите, пожалуйста, давление 180 на 100 - какой диагноз ставится при таком давлении?

Медицинский работник НЕФАНОВА: Диагноз ставится?

Адвокат ОВСЯНКИН:   Да.

Медицинский работник НЕФАНОВА: У нее выставлен диагноз - гипертоническая болезнь. Если бы не знали (нрзб.)…мы просто поставим артериальную гипертензию как синдром.

Адвокат ОВСЯНКИН:   Давление 180 на 100 может…

Медицинский работник НЕФАНОВА: Гипертоническая болезнь выставляется только при полном обследовании сосудов, почек, сердца.

Адвокат ОВСЯНКИН:   Скажите, пожалуйста, давление 180 на 100 можно считать гипертоническим кризом?

Медицинский работник НЕФАНОВА: Нет. Тем более в течение 15 минут оно фактически нормализовалось.

Адвокат ОВСЯНКИН:   Оно нормализовалось вследствие того что вы сделали (нрзб.)?

Медицинский работник НЕФАНОВА: Мы ни одного препарата не сделали.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  «Спазган» сделали.

Медицинский работник НЕФАНОВА: «Спазган» имеет побочное действие снижение давление, основное действие «Спазган» - это снять спазм, таким образом уменьшить болевой синдром, что привело к снижению давления. То есть здесь скорее всего имела места гипертензия, артериальная гипертензия как вторичная в данном случае. Тем более учитывая, что сколько она… ей дали там гипотензивных средств… Вы говорили, я поняла…

СУДЬЯ:  Еще вопросы?

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  У меня вопрос есть. Скажите, пожалуйста, а вот после всех этих лекарства, которые она приняла …

СУДЬЯ:  Маркелов, ваш вопрос суд снимает, поскольку вопрос касается состояния здоровья.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  А это здоровья, Ваша Честь.

СУДЬЯ:  Вы не представляете ее интересы. На разрешение участников процесса ставится вопрос о продолжении судебного заседания при изложенных обстоятельствах. Мнение участников процесса. Государственные обвинители?

Прокурор ТРУСОВА:  Считаю возможным, Ваша Честь, продолжить, поскольку угрожающего здоровью состояния у Кожановой не имеется.

Прокурор ПОТАПОВ: Позиция единая.

СУДЬЯ:  Маркелов, ваша позиция?

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Моя позиция - я поддерживаю… Какое будет принято решение Кожановой, такую позицию я и займу.

СУДЬЯ:  Кожанова, ваша позиция?

Подсудимая КОЖАНОВА: У меня состояние тяжелое, потому что у меня все равно болит (нрзб.), но не носит такой резкий характер, но проблема есть.

Медицинский работник НЕФАНОВА: Нет, проблема есть (нрзб.)

Подсудимая КОЖАНОВА:  Проблема у меня связана с тем, что у меня, как бы сказать, слабость сильнейшая, это уже какой день продолжается - сильнейшая слабость. Я даже вставать не могу. Мне плохо от этого. (Нрзб.) болевой синдром снимается, а слабость никуда не уходит. Мне лежать надо, я вчера весь день лежала, потому что (нрзб.). Сегодня это повторяется.

СУДЬЯ:  Долгушева?

Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Я солидарна с обвиняемой.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  С подсудимой.

Подсудимая ДОЛГУШЕВА:  С подсудимой.

СУДЬЯ:  Овсянкин?

Адвокат ОВСЯНКИН:  Уважаемый Суд, считаю, что с учетом ее состояния здоровья и общего самочувствия невозможно продолжать данное судебное заседание, так как ослаблен организм, ее состояние не позволяет ей адекватно оценивать обстановку происходящего в судебном заседании. Поэтому считаю, что необходимо сегодняшнее судебное заседание прервать.

СУДЬЯ:  Морозов?

Адвокат МОРОЗОВ:   Ваша Честь, как я понял из показаний врача, который обследовал Кожанову, и выслушав ее, я понимаю, что болевые синдромы сняты, однако болезненное состояние Кожановой таково, что она не может участвовать сегодня в судебном процессе. В связи с этим я считаю, что следует отложить судебное заседание в целях соблюдения прав Кожановой на защиту.

СУДЬЯ: Кукишев?

Адвокат КУКИШЕВ: Ваша Честь, я поддерживаю позицию, изложенную Кожановой и ее защитников Овсянкиным, и Морозовым, а также позицию моей подзащитной.

СУДЬЯ:  Проскурина?

Адвокат ПРОСКУРИНА:   Я также поддерживаю позицию своего подзащитного, полагаю, что невозможно продолжить судебное заседание.

СУДЬЯ: Шарафутдинова?

Адвокат ШАРАФУТДИНОВА:   Разделяю позицию вышесказанную коллегами подзащитного, прошу отложить судебное заседание в связи с состоянием здоровья Кожановой.

СУДЬЯ:  Семенова?

Адвокат СЕМЕНОВА:  Уважаемый Суд, аналогичная позиция. Поддерживаю мнение своей подзащитной Долгушевой, поддерживаю мнение Кожановой.

СУДЬЯ: Дмитриев?

Адвокат ДМИТРИЕВ:  Уважаемый Суд, я согласен с мнением стороны защиты о том, что продолжать судебное заседание не представляется возможным. Более того, врач сказал… хотя и сказал, что жизни Кожановой ничто не угрожает, однако я, например,  не услышал в судебном заседании мнение врача о том, может ли она участвовать, я имею  в виду Кожанова, может ли она участвовать в судебном заседании.

СУДЬЯ: Выслушав мнение участников процесса, Суд приходит к следующему выводу. Поскольку установлено, что отсутствуют обстоятельства, свидетельствующие о состоянии здоровья Кожановой, угрожающей ее жизни и здоровью, суд постановляет в отложении судебного заседания отказать, судебное заседание продолжить. Вы можете быть свободны. Судебное заседание объявлено продолженным. Суд доводит до сведения участников процесса, что допрос свидетеля Жукова прерван по его семейным обстоятельствам. Допрос свидетеля Жукова будет продолжен во вторник 26-го в 10 часов утра. Поскольку подсудимый Маркелов вчера перед допросом при установлении личности свидетеля заявил о своем намерении в части изложить показания по предъявленному обвинению, суд предоставляет Маркелову слово.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Показания Жукова - они, Ваша Честь, вами оценка дается, гособвинителем это… я вам скажу, это лжесвидетель.

СУДЬЯ:  Вы что-то хотели другое сначала сказать, потому что Жукова тогда еще не допросили, потому все что считаете (нрзб.)

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Да, я начну с этого, продолжу. Понимаете какая ситуация, Ваша Честь, обвинение строится… следствие строило свое обвинение в отношении меня на тех лицах, которые так или иначе были со мной (нрзб.). Министр Егошин был отстранен - это общеизвестный факт, отказывался присутствовать, представлять правительство Республики Марий-Эл на совещаниях официальных. Ему неоднократно было сделано замечание министром Федоровым. Он снимался с докладов, устранялся от работы на коллегии Министерства сельского хозяйства России. Естественно, что я выговаривал это в открытую, что за него другие коллеги, несмотря на то что он получает заработную плату, должны присутствовать в государственных учреждениях. Он заявлял, что поскольку он представитель (нрзб.) национальности, к нему должен был особый подход. В связи с этим представлял его на многих совещаниях заместитель главы правительства Паршин Вячеслав Петрович и Долгушева Ираида Борисовна.  Фактически те вещи, которые он для вас говорил, Ваша Честь, они имеют место априори. В правительстве работа была так поставлена, что мои распоряжения выполнялись безусловно. Но  я никогда… я запрещал министру выполнять незаконные… решения принимать. И также и министры. Заседание правительства начиналось с того, Ваша Честь, что я говорил на всех заседаниях правительства: вы несете ответственность, я вам дал полномочия, и не пытайтесь свою ответственность переложить на меня. Именно поэтому никогда я не обращался к министрам ни по каким справкам, ни по каким письмам. Это абсурд. Поэтому я хочу чтобы суд исследовал ситуацию с лжесвидетельствованием Егошиным, чтобы истребовал материалы по коммерческой фирме «Март». Суд истребовал дело по факту смерти его сына Дениса, которое было связано с огромными долгами и всеми этими причинами. Именно потому что Криваша произошел… он с 2015 года тянулся, в 2016 году. Александр Яковлевич Егошин вам в суде дал показания, Криваш взял 60 тыс. га земли в республике. Он только не сказал, что Криваш это взял на фирму, в которой директором был сын Александра Яковлевича Егошина Денис Егошин. И что фактически работу на этой фирме контролировал Александр Яковлевич, будучи министром. Так они наработались, что в результате у Криваша пропали с его предприятия крупные суммы денег - более 40 млн. руб. Это был огромный конфликт. Именно я, Ваша Честь, к сожалению, принял решение, чтобы этот конфликт дальше не пошел, чтобы он не превратился … коммерческий спор в уголовное дело (нрзб.). Александр Яковлевич Егошин считал, что я почему-то должен занять его позицию, принудить Криваша в совершению каких-то действий непонятных в пользу этой организации. Как мне сейчас рассказали, Криваш в розыске, находится за границей, Егошин лжет откровенно, скрывая этот факт или вообще делает вид, что ничего не  было. Но ведь факт самоубийства сына произошел.  А произошел он именно по факту крупных долгов его предприятия. Пока мы в суде не исследуем эти обстоятельства, а как я докажу иначе свою правоту? Я прошу дополнительно допросить моих министров, которые присутствовали неоднократно на моих совещаниях, пригласить их сюда и допросить, были ли факты, когда Маркелов отчитывал публично Егошина, в том числе по вопросу задержки. Вот как построены интересы обвинения, Ваша Честь. «Маркелов мне звонил по субсидиям» - да он прав, конечно. Только я звонил (нрзб.) правительства и говорил ему следующим образом: «Александр Яковлевич, я посетил Куженерский район, встречался (нрзб.). Я не знаю кто там, протокол вели мои помощники, но мне был задан вопрос в связи с задержкой субсидий. Вы, пожалуйста, разберись там» - вот такие были обращения Егошину. Ни разу ко мне Криваш не обращался с просьбой нажать на Егошина и дать ему поручение по переводу субсидий. Они бизнес-партнеры, у них все было как Шерочка с машерочкой, извините, не хочу Николая Андроновича обижать, но они обнимались, пока этот конфликт не произошел. А конфликт произошел, когда он до меня дошел, 2016 год. Я им запретил встречаться, вести какие-то переговоры, касающиеся коммерческой деятельности. Александру Яковлевичу сказал: «Тебя, уважаемый, прошу больше не заниматься коммерческой деятельностью. Ты сидишь спокойно до отставки своей, можешь даже на заседания правительства не ходить». И он на заседания не ходил, и никаких поручений я ему не давал. И на выборах никаких в мою поддержку он не участвовал. Как он мог на выборах участвовать? Откровенно, поддерживал моих конкурентов, обиделся на меня. (Нрзб.) вдруг его используют, все это знают, публичный конфликт,  публичные разборки - конечно, все это знали. Александру Яковлевичу говорят: «Дай показания постфактум». Ваша Честь, даже по материалам дела понятно, что 11 сентября (нрзб.) только 18-го числа по материалам дела Криваш обращается за справкой в Министерство сельского хозяйства. Какой Егошин? Он уже в отставке. Правительство сложило свои полномочия в день когда выборы прошли. Как только избран новый глава, это было 13 сентября, все складывают полномочия. Как я мог обращаться к Егошину? До этого-то я с ним не общался. Как я мог 13-го к нему обратиться или 18-го? 18-го числа появилась эта информация, Ваша Честь, 18-го числа я был на встрече в г. Сочи с главой государства. Никакой Криваш там не присутствовал. Ни о каких письмах в адрес предприятия «Акашево» он меня не спрашивал и я вообще этой информацией не обладал. Поэтому это абсолютно ложные показания, и на их строится обвинение. Почему я говорю, когда …

Вот вам передали, Ваша Честь, так мне не дали сказать, вам передали письмо от Золотарева, который в то время работал рядовым сотрудником в администрации (нрзб.) управления. Он никакого отношения, связи  не имел, подписал этот ответ. Что в этом ответе дословно? Что АТС правительства имело возможность связи с кабинетом министра. Это же совсем другая тема, это не прямая связь. Прямая связь - это когда трубку губернатор снимает и тут же ему отвечает министр. Во-первых, была инструкция должностная, при разговоре с губернатором все удалялись из кабинета. Никто не должен был присутствовать. Если гипотетически предположить, что слышала разговор госпожа Ушаковой, Долгушева обязана была ее выгнать из кабинета. Никогда… она не могла даже слышать этого разговора, первое. Второе, ни у кого из заместителей министра не было этой связи, даже не со всеми министра была связь, только с кабинетами министром. Я признаю, что в кабинете министра сельского хозяйства такая связь была. Но в 2015 года она практически не работала, поскольку было два телефона. Один у зам губернатора Егошина как первого зама в Доме правительства, а другой телефон стоят в его кабинете в Минсельхозе. В случае нажатия этих кнопок сбои постоянно происходили, выбивалась вся АТС система. Поэтому я даже не звонил, не пытался, никогда не пользовался. Именно потому что за пределами здания правительства находилось здание. Поэтому в 2016 году… в 2015 году я не мог даже звонить по этомутелефону, и Егошин в том числе. Он прекрасно это знал. Теперь как могла осуществляться эта связь, согласно той справке, по которой никто не допрошен. Я прошу чтобы суд пригласил автора этой справки, исполнителя. Пусть он пояснит суду. Как работала… что написано? Там написано, что есть теоретическая возможность. Конечно, есть теоретическая возможность. Но у меня из кабинета невозможно было набрать трехзначный номер, Ваша Честь. Этот трехзначный номер могла набрать моя секретарша, и соединились не с прямой связью, не с отдельным телефоном стоящим, а с обыкновеннойгородской АТС, понимаете. Это вообще не использовалось потому что эта услуга была не нужна. Потому что чтобы набирать трехзначный номер… чтобы просто набрать шестизначный номер в приемной, которая соединит… даже в априори не было трехзначного, никто не допрошен по этому вопросу, это все выдумки. Никогда не существовала возможность теоретическая даже с моего… с моей АТС набрать трехзначный номер, чтобы соединили с кабинетом кого-то из замминистров. Даже телефоны эти отсутствовали, Ваша Честь, физически, просто их не было. Это все через приемную. А если я… нажимал кнопку и звонил в приемную, говорил: «Соедините меня с министром» - я не знаю как что соединили. Во всяком случае это делалось по мобильной связи, на связь АТС, но не по какой-то трехзначной цифре. То что написано в этой справке - это теоретическая возможность систем АТС. На этом что, строить обвинения мои, что имея возможность… Это у нас получается как показания Оксаны Николаевны: Патрушев знал Маркелова, Маркелов - Патрушева. У Патрушева был телефон Маркелова, значит они теоретически могли соединяться.  Она вам так сказала: «Я предполагаю, что…» - а почему они не могли разговаривать, могли, конечно. Они взрослые люди, по-русски разговаривают. «Но я разговор не слышала». А у нас все через одно место получается. Поэтому я прошу, чтобы исполнитель вот этого письма дал пояснения. А также дополнительно допросить по этим вопросам лиц, которые работали в моем секретариате.     

По поводу изменений показаний Ушаковой, Ваша Честь, которая сказала, что может быть это было позже. Я хочу гипотетический вопрос задать: а когда позже, если справка нужна была 21-го, она была выдана 21-го. Когда я позже мог позвонить госпоже Ушаковой. Смысл звонить Долгушевой, если уже справка выдана? Зачем? Банк уже эти отлагательные условия выполнил,  я не понимаю, причем здесь это. Я вообще об этой справке не знал, что она есть.  И никто бы мне, зная мой характер, темперамент и эмоции мои, никто бы никогда с этими письмами даже и на порог бы не появился. Тем более Криваш, в день моей инаугурации. Это совершенно исключено. Поэтому показания лживые, проверить их можно тем что я сказал - запросить дело по факту смерти, самоубийства сына, это дело уголовное, по всем самоубийствам возбуждаются уголовные дела, материалы по фирме «Март», которые находятся в конкурсном производстве, находятся в материалах (нрзб.), и также допросить бухгалтера этой фирмы, компании, установить, какой конфликт был имущественный между ним и предприятием «Акашево» и другими компаниями (нрзб.). Отстраненному министру я даю поручение дать такое же письмо подписать, это абсурд, Ваша Честь.

Теперь по поводу показаний, которые давал Писчик. Да никогда ко мне Писчик не обращался с просьбой снизить аренду «12 региона». Обращался, как я сказал, потом, и не с арендой, а он просто говорил: «Нельзя ли возможность подыскать в Йошкар-Оле какое-то здание для нашего расчетного центра, чтобы там разместить расчетный центр». Это приоритетный проект, где попросил меня (нрзб.) реализовать, на что я сказал: «У вас исполнители есть». Никогда Кожанова с Писчиком не встречалась. Ну, имеется в виду  к ней не ходил, это не тот вариант. Допросите ее по этим вопросам. И он ко мне по этим вопросам не обращался. Все его обращения, которые касались, это его предложения и предложения банка. Что-то построить. Вот они предлагали (нрзб.) построить лингвистический центр. Я говорю: «Мне больше делать нечего. Я не против, стройте, ищите инвесторов. Хорошая идея, это новые рабочие места». Но я-то здесь причем, строить-то мы должны на ваши деньги. Мы обсуждали теоретически. По поводу кредита. Ваша Честь, Николай Андронович Криваш кредитов в «Сбербанке» не имел. Обращаться к Писчику… ко мне он никогда не обращался - снизить процентную ставку, пролонгировать какой-то кредит в «Сбербанке». Был разговор теоретический о возможности перекредитования из «Россельхозбанка» в банк… в «Сбербанк». Этот разговор происходил уже перед самой продажей предприятия. Наверно, сентябрь и лето 2016 года. Теоретический разговор. Просто хочу перейти, могу перейти. Вот эта мысль с Писчиком обсуждалась, но никак не детально - дать кредит или не дать кредит. Я, Ваша Честь, с 1991 года министр. Постоянно брали кредиты правительство, я знаю как выдает эти кредиты «Сбербанк». Это целый механизм. Для того чтобы совершить кредитование - это нужно личные средства, залоги, поручительства. Это невозможно сделать. Поскольку я прекрасно понимал, что у Криваша этого нет, и все заложено в банке. Да и он это знал. Он никогда ко мне не обращался с просьбой: помоги мне получить кредит в «Сбербанке». Не было этого разговора. А вот предприятие «Тепличное» - был разговор. Разговор был после того как Криваш встречался с представителями правительства Белоруссии и вице-премьера. Эта встреча была в Москве в Минфине. Кто был инициатором встречи - не знаю. Вице-премьер правительства Белоруссии. Фамилию я не помню сейчас. Вот после этого белорусы выразили свое желание создать совместное производство. После этого Криваш и обращался для получения кредита. Именно бизнес-план был с тем, чтобы увеличивать высоту теплиц, как это на некоторых теплицах сделано в Белоруссии. Это ноу-хау такое было. Вот он хотел изменить подход к производству вот этих овощей. Это действительно имело место. Но это разговор о будущем развитии бизнеса. Я не просил дать «Тепличному» кредит. Я говорил: «Посмотрите, это тоже новый инвестиционный проект». Инициатор - Криваш. Теоретические разговоры не имели никогда конкретики никакой, никакого давления я не оказывал.

Теперь по поводу «Белады». Ваша Честь, я действительно знаю ситуацию, при которой… знаю ее из письма, которое было направлено ко мне Арбитражным судом. Эти письма писались… Налоговой службой, скорее всего, в связи с тем, что идут споры Арбитражного суда между «Акашево» и «Беладой». Вопрос касался того, что «Белада» подписала с «Акашево» договор в условных единицах. Произошел скачок. Доллар поднялся, не знаю, или рубль упал, по-другому можно сказать. Поскольку договор был в единицах, а продукция была уже поставлена на «Акашево», Криваш оплатил в соответствии с договором. Но «Белада» обратилась в суд, поскольку договор в у.е., формально они захотели получить дополнительную сумму. У них начался хозяйствующий спор. Они обратились в суд арбитражный. Пока шел суд, в рамках … в течение этого процесса был наложен арест. Люди не получали зарплату, не выплачивались налоги. Именно по обращению глав муниципальных образования, что идет задержка по «Акашево», я пригласил Криваша, и тот сказал, что у него проблема в связи с тем, что счета заблокированы. Я не давал команду принять незаконных действий каких-то. Как глава субъекта я просто говорил, что: «Слушайте, предприятие не будет работать, если они там…». Что нужно чтобы его разблокировали, спросил. И мне рассказали, что для этого нужно решение суда, мировое соглашение. Я и Кривашу сказал: «Иди, работай, иди, подписывай мировое соглашение». Тебе банк никогда не снимет, это информационный звонок, Ваша Честь, это забота меня. А что делать с людьми, которые зарплату не получают. Губернатор на каждом совещании у вышестоящего руководителя докладывает о том, есть ли задержки по заработным платам. Это один из индикаторов показаний оценки деятельности губернатора (нрзб.). Это мои прямые обязанности, возложенные на меня. Своевременная выплата зарплаты, в том числе в реальном секторе экономики. Каких-то команд Писчику я просто теоретически даже дать не мог. Я прекрасно понимаю, что судебный спор. Я спросил: «Что происходит по этому вопросу? Что сделать можно, чтобы предприятие заработало?». Он мне сказал - решение суда и мировое соглашение, утвержденное в суде. Что Криваш и сделал. И не Писчик снимал эти счета, и он не мог снять эти счета. Вот почему мне вменяется, что я якобы что-то просил? Да ничего я не просил, я информацию (нрзб.). А задачу этим кому ставил, Кривашу ставил, сказал: Николай Андронович, иди, занимайся». И Николай Андронович заключил мировое соглашение. После мирового соглашения, утвержденного Арбитражным судом, были счета разблокированы. В чем моя вина? В чем здесь личное покровительство? В том что я узнал, почему у предприятия заблокированы счета, почему не платится зарплата, почему не платятся налоги? А что губернатор  должен делать, для чего он сидит там? Это мои прямые обязанности. Таких поручений я сотни давал. Это что, по ст. 285 все? Почему не платится зарплата - разберитесь, почему не платятся налоги - разберитесь. В рамках координации всех федеральных органов власти  я проводил совещания, которые касались сбора налогов, борьбы с преступностью, проведению различных проверок.

Такая же история с показаниями Кропотовой, Ваша Честь. К сожалению, вы меня удалили из зала, я, наверно, виноват, я эмоциональный человек, вы меня извините, пожалуйста, я ни в коем случае не хочу суд обидеть или гособвинителя, но вот такой вот как есть. Меня не изменить уже. Нахождение длительное время в тюрьме это особо отразилось, слишком много эмоций, я (нрзб.), не сдерживаюсь иногда. Но в данном случае есть подстройщики наших разговоров с Кропотовой. Разговор-то идет, Ваша Честь, не об «Акашево», а разговор идет о том, что Кропотова проверяет Министерство сельского хозяйства. Это была проверка, я никак не могу добиться, до гособвинителя достучаться, не могу, потому что (нрзб.), но я хочу чтобы они меня услышали. Это проверка не «Акашево», это проверка законности предоставления субсидий в том числе министерством. И вопросы идут почему: любой проверяющий приходит к губернатору и докладывает: мы вас проверяем. Вдруг неожиданно я узнаю от тех, кто инициировал эту проверку, что направили проверку в Минсельхоз. И узнаю от Минсельхоза, Долгушевой узнаю о том, что спор у них не «Акашево» касается, «Акашево» (нрзб.), а того, что проверяющий неправильно требования предъявляет к нашему министерству, что якобы мы должны контролировать целевое использование субсидий и предприятий, на которые эти субсидии пишем. Ваша Честь, и федеральным постановлением правительства, и региональным, которое вразрез федеральному издано, мы, Министерство сельского хозяйства, как орган, который от правительства  республики контролирует выплату субсидий, не имеем права проверять целевое использование. единственная информация, которая нам дается - это то что получен кредит и оплачена процентная ставка. Мы не имеем права требовать ни накладных, ни каких-то  других документов. Вот в ходе этого разговора возник вопрос, что что-то нужно дополнительно. Ваша Честь, я даже не знаю, что там было нужно, какие документы были нужны. Поэтому я Криваша и пригласил и сказал ему: «Да дай ты им все, да своди ты их на предприятие, покажи, что оборудование уже работает». Он сказал (нрзб.). Я сам, Ваша Честь, заезжал на это предприятие, смотрел. Вопрос касался «Юбилейного», я вообще не знаю причем здесь сегодня этот «Хартман Электрик». «Электрик» - может быть это один из продуктов, они много что проверяли, очередь-то большая. И там ни одна птицефабрика в очереди. В какую-то очередь входит несколько бройлерных производств, мясных производств. Вот один из вопросов был по «Юбилейному». Это мясокомбинат, я сам на него выезжал, смотрел, какое оборудование в наличии. Спор касался не оказания покровительства Кривашу, а, наоборот, заставить его сдать все документы. В чем личное покровительство, в чем? У него руки опускались. Я ему сказал: «Иди, работай спокойно». Они проверят, если нечего волноваться - да и нечего. Я ее просил все сделать по закону. Я не просил нарушить что-то. И вообще больше после этого, Ваша Честь, я не интересовался. Я прошу и суд, и прокурора услышать, что вопрос касался именно спора по субсидиям. Я целую там, не знаю, тираду выдал, что субсидии - это собственность предприятия. Как только оно поступило на счет предприятия, собственник этой субсидии вправе ее использовать по своему усмотрению, потому что свои деньги он уже заплатил за проценты банку. Он может их тратить на зарплату, на налоги, на пополнение оборотных средств - куда угодно. И мы не вправе. Я и говорю, если вы считаете, что это целевая субсидия, то тогда как поступить в случае если банку уже заплачены эти проценты. Ведь субсидия  приходит с опозданием. Он, допустим, 1 мая заплатил проценты банку, а в марте пришла субсидия. Как поступать с ней, если она только на процентные ставки? Ее надо возвращать что ли? Вот я и говорю (нрзб.). Куда должен собственник деть? Он обязан был тогда вернуть, если они написали бы (нрзб.), что поскольку субсидии направлены предприятия, несмотря на то что платило процентные ставки, истратило на, допустим, пополнение оборотных средств, выплату налогов, зарплат (нрзб.). Вот что я отстаивал. И об этом все говорится. А Криваш попал просто под горячую руку, потому что одно из предприятий, которое проверялось. А вопрос стоял вообще по всем предприятиям получателей субсидий, в целом по Минсельхозу. Ни один человек об этом не допрошен в деле, ни один. Кропотова допрошена. И ей даже вопросы не задали. Почему я просил, ходатайство заявлял огласить эти вот… вот если бы она услышала (нрзб.), она бы вообще другие показания дала. Никакого бы давления не было.

Я теперь хочу сослаться, вот гособвинитель говорит - нельзя. Ну, наверно, нельзя. И такого не было. Но я, Ваша Честь, хочу… Я, Ваша Честь, специально, специально попросил адвоката принести мне копию уголовного дела, наш разговор с Кропотовой, где я напрямую ей задаю вопрос: «Вам известно, что вашими руками хотят забрать предприятие?». И она дословно мне отвечает, я фразу запомнил: «Да, есть такая информация, поэтому очень тяжело». Что это такое как не подтверждение Кропотовой в том, что она знает, что проверка инсценирована людьми, которые пытаются рейдерским путем захватить «Акашево». Это что? Как я должен как глава субъекта прореагировать на ответ контролеров, что все это заказное? Вообще я должен был прокуратуре написать письмо, но не сделал это. Теперь второй вопрос. В этом разговоре она, Кропотова, говорил о том, что…

СУДЬЯ:  Вы не можете ссылаться на доказательства, которые еще не были представлены в суде.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Хорошо, я расскажу о разговоре тогда. Ваша Честь, наш разговор с Кропотовой касался того, что она мне говорила - она, не я - что мы делали вещи незаконные, и мы в суде проигрывали уже процесс, и проиграли, если будем лезть в бизнес предприятия. Она это говорила конкретно. Я говорю: «У вас же нет прав проверять как требовали с нас… - с нас  требовали, Ваша Честь, с правительства - проверку целевого использования денег предприятия». Она говорит: «Да, этого нет, в ваших документах нет, и в других нет, и в наших нет» - и она это говорила. Поэтому в данном случае опять же не выяснено, я не смог выяснить в ходе ее допроса: «Вот вы говорили, Елена Германовна, о том, что вы не имеете права проверять, требовать от Министерства сельского хозяйства и проверять работу Министерства сельского хозяйства по контролю за целевым использованием субсидий предприятия». Она подтвердила, что да, мы имеем право это делать. Поэтому в акте мы писать не будем, она сказала. «Так пишите, - говорю - вы же суд проиграете». Она говорит: «Да мы уже проигрываем суд». Господи, я говорю, это что же отстаиваю - Министерство сельского хозяйства или Криваша. И в итоге я говорю Кропотовой: «Что вам необходимо, документы?». И говорю Долгушевой… А Криваша я вызвал специально, чтобы дать ему поручение. И я говорю Долгушевой: «Дайте документы, которые необходимы, все необходимые». Она говорит: «Хорошо, мы все представим». Все. И дальше я вызываю Криваша и говорю: «Дай документы». Очень короткий разговор. Он говорит: «Что нужно все дать?». Я говорю: «Все что они требуют - все дай. И свози их на предприятие, покажи». Где покровительство?

СУДЬЯ:  Вы повторяетесь, вы это уже говорили.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Все, Ваша Честь, извините, эмоции. Это я выразил. Теперь по Жукову. Ваша Честь, вот молодой человек, который говорил, он уволен собственным отцом - собственным отцом. Отец сказал: «Я уже не могу (нрзб.) терпеть, я уже устал». По-моему, также по его вот… виду видно, по его на вопросам ответы видно, что человек не в теме. О какой переработке может идти речь? Этот вот молодой человек вместе с отцом незаконно приватизировали предприятие, дочернее предприятие «Тепличного», которое называлось «Теплица-2» - незаконно. Приватизация была незаконной. Нужно было не менять только учредителей внутри, закон не позволяет этого делать, менять учредителей, закон позволят выкупить уставной фонд. Ничего это сделано не было. Он и члены семьи Жукова, брат его там, Николай (нрзб.) тоже был учредителем. И они ту собственность, которая была на предприятии, не оценивали (нрзб.) приватизации «Теплицы», они просто автоматически стали собственником того имущества, которое «Тепличное передало в «Теплицу-2» как свое дочернее предприятие. Это касалось крупной нефтебазы. Если сейчас оценить эту нефтебазу, она в наличии есть, собственник нефтебазы предприятие Барбашенко. Стоимость этой нефтебазы более 50 млн. руб. На тот момент было. Они ее продали за несколько миллионов рублей. Именно это причина была, что нужно было заканчивать поставку ГСМ. Что делало предприятие «Теплица-2»? На виду у всех акционеров…Во-первых, она арендовала помещение, находилась в помещении «Тепличного» - в помещении «Тепличного». Там же работала бухгалтер, жена Жукова, вот этого Дмитрия, и она же работала бухгалтером «Теплицы-2». Он работает заместителем директора по переработке и он же директор «Теплицы-2». Все это одновременно происходило. Он сам себе поставлял ГСМ с наценкой. Хочу заметить, что «Теплица-2» не имела нефтеместорождения, нефтеперегонного завода, а покупала на свободном рынке ГСМ. Делала наценку, и предприятие, у которого она арендовала… не арендовала, а просто находилось бесплатно в помещении, продавала ГСМ с наценкой. Это все стало известно правоохранительным  органам. Именно поэтому одна из причин, почему этот молодой человек был уволен. После того как стало, естественно, достоянием, там же все об этом говорили - и акционеры, и зам. «Михаил Михайлович, так делать нельзя». Именно поэтому он и был уволен. И ничего, Ваша Честь, после него не развалилось. Вот на момент продажи предприятия по балансу 2013 года, вот посмотреть, в «Тепличном» 14,6 га теплиц. На момент продажи предприятия в 2015-ом, в марте 2015 года - 14,6га теплиц. Даже сейчас, Ваша Честь, в конкурсной массе, процедура там идет, все эти теплицы в наличии. Именно 14,6 га. И там производится продукция, они там что-то выращивают, какую-то рассаду и так далее. Но предприятие не функционирует в полном объеме. После ухода Жукова именно увеличилось и поголовье, и … они стали и новую рассаду покупать, и ассортимент увеличился. И Долгушева как министр, заместитель министра, потом министр, знает это предприятие, это 4-ое предприятие по объему выпускаемой продукции. Предприятие ежегодно получало премии за качество - молоко, экологически чистую продукцию, за сметану, молоко, сыры, за колбасу, которую выпускают, овощи. Это монополист было предприятие. Оно входило в сто лучших предприятий России. Но это предприятие сезонное. Нельзя было объемами выпускаемой продукции в животноводстве нельзя перекрыть затраты по электроэнергии и зарплаты. Тогда в то время тысячу человек работало. Тысячному коллективу невозможно было затраты погасить, не хватало денег. Поэтому это сезонность, в связи с увеличением (нрзб.), предприятие убытки получает в период выращивания овощей, а потом начинается март, там  с конца марта, когда пошла как бы продукция - каждый день идет выручка, каждый день. Это нормальная ситуация, никаких проблем не было. Это сезонность предприятия. Любое предприятие работает, любое. Все предприятия работают. Человек, который дает показания, он или заведомо дает показания лживые, чтобы ввести суд в заблуждение, или имеет другую цель. Понятно, что ему неприятно, что его оттуда уволили. Благородный человек Леонид Игоревич. Я вообще считал, после своей работы, в прокуратуру я не написал ни на одного человека, зная информация, не направил туда для привлечения к ответственности. Я прекрасно понимал… Вот Михайл Михайлович дословно говорит: «Вот представь… - он мне на ты говорил всегда. - Представь, что сейчас посадим его, что с ним будет в тюрьме. Вот вырастил балбеса» - дословно его слова.

Теперь по квартирам, Ваша Честь. Михаил Михайлович получил крупные деньги. Почему 50% (нрзб.) - да ничего Маркелов не говорил. Просто Михаил Михайлович Жуков захотел заработать. Он получал за акции 500 руб., а покупал у работников за 160. Разницу… это его (нрзб.). Куда он (нрзб.) это легко проверить - Советская дом 142… 4 квартиры элитных в элитном доме из кирпича облицовочного, построен на самой центральной улице в г. Йошкар-Оле, из керамического кирпича. Да, построен в элитном месте в самом центре, историческом центре города, напротив Почтамта, ул. Советской. Вот там стоит дом 142. Там семья Жуковых приобрела квартиры. Если совокупно вы посчитаете, сколько он приобрел и на какую сумму, то сумма будет превышать, ну, наверно,  по сегодняшним ценам миллионов, наверно, 35. Вот в таком районе. Вот он и заработал эти деньги. Это не Маркелов сказал. А покупка была … совершенно иным образом происходила. Я на его… вообще не принимал. И неоднократно он мне предлагал стать акционером. Вот Жуков вчера сказал, сын вчера сказал младший, Жуков ездил в Москву. Кому он там нужен в Москве? Я был член Бюджетного комитета, он ко мне обратился еще в каком -то 98-ом году или 7-ом. И я его, член Бюджетного комитета Госдумы, я его взял за руку  и привел к министру (нрзб.). И у него была зачетная схема, он поставлял  картошку или там, не знаю, овощи, поставит в Министерство обороны - 6 млн. руб., как сейчас помню, сумма. Ему деньги не отдавали. И Михаил Михайлович написал резолюцию через Казначейство, и отдал им сразу, сказал: «Исполняйте». А Жуков был сенатором, не вхож, к сожалению,  был, потому что все время хозяйством занимался. Сенатор он со мной сидел в одном кресле. Вот он  обратился ко мне. Он видел мои возможности. Он все время хотел, чтобы я был рядом где-то. Он один из инициатором избрания главой Республики Марий-Эл. Мы с ним общались, я как к отцу его относился несмотря на все его шуры-муры. И он взял мою жену за руку, он с ней был знаком, посадил ее в машину - допросите Ирину Константиновну - и привез в «Тепличное». Возил ее по всем этим своим предприятиям, производствам, объектам. Убедил ее. И сказал, что: «Я буду рядом с вами, но просто я не могу, некому передать». Дословно он сказал следующее, вот вы не спросили его, он был парализован к тому моменту, у него рука правая вообще была… Следователь Кузьминых пишет, что он был спортивный и подтянутый. Человек с инсультом спортивный подтянутый, рука не поднимается, и хромал, еле передвигался - это же абсурд вообще, все смеются. Особенно учитывая, что отец Кузьминых был фотограф, и постоянно фотографировал предприятие «Тепличное», о чем даже целый сборник выпустил. Интересная ситуация. И вот… Жуков получил, видимо, сигнал (нрзб.), еще какой-то приступ у него был. Он когда приехал с Ириной Константиновной, я сказал: «Михайл Михайлович, не надо ей, она увлекающийся человек, она сейчас скажет: «Да» - а потом…» - «Нет, я буду рядом». И он мне сказал дословно: «Я хочу своей вот (нрзб.) оставить и внукам квартиру купить. Ну помоги мне, я тебе всю жизнь помогал, в выборах помогал, с агитациями помогал. Пойди навстречу». Ну не могу я вот этому дословно человеку оставить. Ему что не оставь - у него или отнимут или он все… слово не хочу говорить: бросает - русским словом скажу. Поэтому он говорит: «Я хочу купить каждому внуку, внучкам, внук у него, детям по квартире». Вот 3 или 4 квартиры очень дорогие он купил. Это его был вклад, внукам оставить. Поэтому он покупал эти 20%. Маркелова, какие-то люди - все это Михаил Михайлович покупал, и его предприятие. Ему бы никто эти акции не продал. Состояние тогда было акционерного общества такое, что люди не хотели продавать, потому что видели, что он с сыном разворовывает активы. Михаил Михайлович остался директором и до конца 2013 года, Ваша Честь, руководил не новый директор, как говорит сейчас вот этот Жуков в показаниях, а именно его отец. Из предприятия он ушел когда он уже практически не мог руководить, за несколько месяцев перед смертью, он уже не мог физически.

Подсудимая КОЖАНОВА:  У нам в материалах-то есть.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Да ничего там этого нет. Просто к тому, что спортивный человек там 75 лет с инсультом, с двумя инсультами якобы там что-то… Поэтому, Ваша Честь, абсолютно (нрзб.). Именно Жуков Михаил Михайлович руководил до конца 2013 года. с момента когда Ирина Константиновна стала акционером, она не мешала Жукову работать, в его деятельность не вмешивалась. Она приезжала, смотрели вот эти… Вообще эти плантации свои смотрела. И то это редко продолжалось. В 2010 году она абсолютно сменила свой профиль. Она увлекающийся человек. Два месяца поувлекается, потом ей что-то… ну красавица, вот они все такие красавицы. Увлеклась чем-то другим. Она увлеклась, вот фитнесом захотела заниматься, Наталью Игоревну уговорила строить фитнес-центр. Она увлеклась поездками, закупкой товаров за границей, стала покупать бутики свои. Забыла это предприятие. И Жуков руководил, никто не вмешивался. Как могли новые акционеры помешать ему работать? Никак. Как он руководил, так он и руководил. И каждый год, кстати, Ваша Честь, каждый день, у нас нет балансов 2010-2011 года, но 2013 года… в деле,  я могу ссылаться на этот документ, по-моему,  это 100 том. 2013, 2014, 2015 год есть. Каждый год объекты выпускаемой продукции увеличивались. Вопросы, проблемы «Тепличного» были не  в том что это сезонное предприятие, а в том - как продать, по какой цене. Если такие же помидоры в Москве в сети продавались на там 100% дороже, то в Йошкар-Оле такую цену невозможно было взять. Они не были ориентированы на центральный рынок. И поэтому нужно было выходить, что Криваш и предложил, он почему покупал, он работал с «Магнитом», он работал с «Перекрестком», туда поставлялась продукция. Он хотел свою позицию… в том числе на севере у него были десятки магазинов. Он хотела туда эту продукцию увезти. Кстати, Криваш, Ваша Честь, у Жукова покупал эту продукцию и продавал в Коми, в Сыктывкаре и… Ухта, в фирменных магазинах «Акашево». Это фирменные магазины, они сначала были на балансе у предприятия (нрзб.) мясокомбинат, потом фирма (нрзб.) «Акашево». Там он эту продукцию продавал, не знаю уже куда там деньги возвращались, но продавать он продавал, и хвастался. Даже показания есть, послушайте, где он говорит: «Мы сработали намного лучше, чем в прошлом году, больше произвели и продали». Поэтому в данном случае показания абсолютно не соответствуют действительности. Не Маркелов инициатором был - Жуков. Потому что такому сыну он не хотел ничего оставлять, а хотел внуков обеспечить, поэтому квартиры внукам и купил. Подтверждает мои показания и … сами эти квартиры - откуда он деньги взял. Никогда вот этот Дмитрий не присутствовал, я его даже в лицо не видел никогда. Он его не представлял даже мне. И уволил Михаил Михайлович сам именно исходя из конфликта по предприятию «Теплица-2», потому что он прекрасно понимал, что они совершили, в принципе, преступление, мошенничество. Приватизировалинезаконное дочернее предприятие. Директор, его зам сын, его сноха бухгалтер и еще там брат его замдиректора, и еще кто-то там из команды. Вот они приватизировали  и продали имущество этого предприятия «Теплица-2» - продали. Все же это на глазах происходило акционеров. Конечно, это вызывало недовольство. Но не Ирины Константиновны Маркеловой. Это было сделано как раз перед продажей или в момент продажи этих акций. А поскольку это было продано незаконно, вот одна из просьб была Михаила Михайловича: «Ну не сажайте меня» - наверно, к Ирине Константиновне,  я так полагаю, потому что она это все (нрзб.), не знаю, у нее надо спрашивать, у Натальи Игоревны надо спрашивать. Все на поверхность выплыло, в газетах даже писали об этом, об этой «Теплице-2». Они что делали - они какую-то землю… Если посмотреть, что тепличное хозяйство - это, скажем так, с точки зрения технологии Михаил Михайлович был просто очень хороший организатор и технолог хороший. Было так организовано, что там (нрзб.), а в специальных пакетах, мешках, полиэтиленовые мешки там специальные. Внутри была специально приготовлена смесь, земля. Как зарабатывала «Теплица» предприятие… именно через предприятие «Теплица» якобы вот эта земля была поставлена на предприятие «Тепличное», это материалы проверки оперативной, я их читал. Они делали, что якобы они вот эту землю приготовят, делают смеси эти на территории «Тепличного», якобы они хотят все это делать руками тех самых работников, которые и занимались этой рассадой, занимались этой землей. Потом покупали готовое все это. И как раз контракт, который заключал Жуков напрямую, потому что требования, наверно,  Натальи Игоревны, я не знаю кого там требование было - прозрачность в работе. Именно эта прозрачность позволила предприятию получать… увеличивать за счет того, что перестали воровать. Почему он это говорит? Конечно, его убрали. На земле он не зарабатывает, на ГСМ он не зарабатывает, на продажах не зарабатывает. А у нас получается, что человек, который совершил какое-то правонарушение, по какой-то причине его не привлекли (нрзб.). Вот он сейчас дает показания. Как могло ухудшиться, когда согласно балансу улучшилось. Как могло ухудшиться, когда стали напрямую покупать на нефтебазе «Лукойла» ту же самую продукцию, наценку (нрзб.) «Теплица». Вот и все, вот ответ на вопрос. Поэтому когда мы допрашиваем, мы должны понимать - этот человек наговаривает. Он знать не знает, никого он не знает. И ни с кем он не общался - ни со мной, ни с Ириной Константиновной. Потому что он был уволен, и (нрзб.). Может, он на отца своего злится, что отец не оставил предприятие. Может быть, он злится, что Ирина Константиновна Маркелова приобрела эти квартиры. Но деньги-то не заплатили Жукову все что он хотел. Ирина Константиновна заплатила и квартиры его купила, дала деньги. Вот и все. Спросите… Жукова допрашивали… вот тех кто скупал акции, почему через Михаила Михайловича покупалось - потому что там наценка была. Потому что давалась одна сумма на покупки, а он часть оставлял себе, это был его заработок, как он считал, наверно, (нрзб.). Пожалуй, все.

СУДЬЯ:  Вы сказали, коммерческая фирма «Марк»?

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  «Марк».

СУДЬЯ:  «Марк». Подсудимым Маркеловым заявлено три ходатайства. Первое - истребовать из материалов по коммерческой фирме «Марк», а также о смерти сына Дениса Егошина.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Дениса Александровича.

СУДЬЯ:  Допросить министров Республики Марий-Эл, вызвав их в судебное заседание, а также акт справки о наличии правительственной связи и допросить лиц, которые работали в секретариате.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  (нрзб.)

СУДЬЯ:  Вот данное ходатайство на разрешение участников процесса. Защитники подсудимого Маркелова, ваша позиция. Морозов?

Адвокат МОРОЗОВ:   Поддерживаю.

СУДЬЯ: Кукишев?

Адвокат КУКИШЕВ: Поддерживаю, Ваша Честь, считаю, что подлежит удовлетворению ходатайство, без совершения действий, заявленных Маркеловым, невозможно установить истину по делу.

СУДЬЯ:  Проскурина?

Адвокат ПРОСКУРИНА:   Да, Ваша Честь, я поддерживаю. Только хочу уточнить, что Маркеловым заявлено еще ходатайство  и о допросе бухгалтера Криваша по вопросу связи с другими компаниями. Это…

СУДЬЯ:  Мне показалось, что я это проговорила, потому что у меня это записано. Морозов, Кукишев, с этим уточнением, мною действительно имело место быть…

Адвокат КУКИШЕВ: Поддерживаете.

СУДЬЯ: Шарафутдинова, ваша позиция?

Адвокат ШАРАФУТДИНОВА:   Поддерживаю.

СУДЬЯ: Долгушева, ваша позиция?

Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Поддерживаю.

СУДЬЯ:  Кожанова, ваша позиция?

Подсудимая КОЖАНОВА: Поддерживаю.

СУДЬЯ: Овсянкин?

Адвокат ОВСЯНКИН:   Поддерживаю.

СУДЬЯ:  Семенова?

Адвокат СЕМЕНОВА:  Поддерживаю.

СУДЬЯ:  Дмитриев?

Адвокат ДМИТРИЕВ:  Да, поддерживаю в полном объеме.

СУДЬЯ:  Государственные обвинители?

Прокурор ТРУСОВА:  Ваша Честь, прошу в удовлетворении ходатайства отказать, поскольку (нрзб.) настоящее доказательство стороныобвинения, необоснованно. Кроме того (нрзб.) лица, подлежащего вызову.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Извините, пожалуйста, ничего не слышно было вообще.

СУДЬЯ:  Так говорить меньше надо.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Ваша Честь, я ничего не говорю, слушаю.

СУДЬЯ:  Кожанова разговаривает. Вы там… у вас такое, к сожалению, другого пока нет помещения. И вы никогда не говорите шепотом, вы все время говорите в голос. Когда разговариваете вы между собой, не слышно… то есть вы вообще игнорируете, что в этот момент ваши  же защитники допрашивают свидетелей.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Ваша Честь, не слышно ничего, поэтому мы так вот повышаем…

СУДЬЯ:  Сейчас прокурор излагает позицию, у вас есть желание послушать.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Да.

СУДЬЯ:  Кожанова разговаривает в голос со своим адвокатом. Ну вы проявляйте друг ко другу хотя бы уважение.

Подсудимая КОЖАНОВА:  У меня голос такой. 40 лет преподавала.

СУДЬЯ:  Выслушав мнение участников процесса, суд на месте постановляет в вызове и допросе лиц, которые в ходатайстве Маркелова озвучены как свидетели, суд постановляет отказать, поскольку в соответствии со ст. 274 ч. 1 доказательства первая предъявляет сторона обвинения. По поводу истребования материалов по коммерческой фирме «Март», а также материалы проверки по обстоятельствам… результаты проверки по смерти сына Егошина… Поскольку суд в соответствии со ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не выступает на стороне обвинения или защите, и на суд не могут быть возложены функции защиты, право на защиту подсудимых реализует лично подсудимый каждый или с помощью защитников, а в соответствии со ст. 53 УПК РФ защитник может самостоятельно собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи подсудимого на момент заявления ходатайства. Доказательств, что у подсудимых и защитников имеются препятствия в осуществлении представленных им процессуальных прав и обязанностей, в частности, отказано в предоставлении сведений, об истребовании которых ходатайствует перед судом подсудимый Маркелов, суд на месте постановляет в удовлетворении данного ходатайства отказать. Объявляется перерыв, у нас получится сегодня покороче, до 13:15.



Фотоархив

Все