«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Протокол судебного заседания от 19.07.2019

Нижегородский районный суд г. Нижний Новгород

Протокол судебного заседания от 19.07.2019 г.

Судья Дякина М.В.

 

СУДЬЯ: Судебное заседание объявляется продолженным. Суд доводит до сведения участников процесса, что сегодня  в судебном заседании участвуют государственные обвинители Потапов, Трусова; подсудимые Маркелов, Кожанова, Долгушева; защитники адвокаты Вяткина, Проскурина, Казеев, Шарафутдинова, Владимиров, Овсянкин, Макарова и Минин; секретарь Веселова. В судебном заседании отсутствуют, о времени и месте судебного заседания извещено надлежащим образом, государственный обвинитель Соколова, представитель потерпевших Министерства финансов Республики Марий-Эл; отсутствуют защитники адвокаты Морозов, Овсянкина, Семенова на больничном. Решается вопрос о продолжении судебном заседании в отсутствии указанных лиц. Суд выясняет мнения сторон. Государственные обвинители?

Прокурор ПОТАПОВ:  Полагаю возможным.

СУДЬЯ:  Трусова?

Прокурор ТРУСОВА:  Также полагаю возможным.

СУДЬЯ:  Мнения подсудимых. Маркелов, ваша позиция?

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Я считаю, Соколова должна присутствовать. Что это она не исполняет свои обязанности? Кто-то же ее определил прокурором. Пусть присутствует и работает. Я считаю, без нее даже нельзя (нрзб. 0:02:04)

СУДЬЯ:  Кожанова, ваша позиция?

Подсудимая КОЖАНОВА:  На усмотрение суда.

СУДЬЯ:  Долгушева?

Подсудимая ДОЛГУШЕВА: На усмотрение суда.

СУДЬЯ: Вяткина?

Адвокат ВЯТКИНА:  Я полагаю, что прокурор Соколова должна присутствовать в судебного заседания, поскольку каких-либо причин неявки прокурора в судебное заседание нам не озвучено.

СУДЬЯ: Казеев, ваша позиция?

Адвокат КАЗЕЕВ:   Уважаемый Суд, адвокат Казеев полагает невозможным продолжить слушание в настоящем уголовном деле ввиду отсутствия государственного обвинителя Соколовой, так как она заявлена как государственный обвинитель и участвовала в судебном заседании. Либо разрешить вопрос о том, что другие государственные обвинители при отсутствии Соколовой будут поддерживать государственное обвинение.

СУДЬЯ:  Проскурина, ваша позиция?

Адвокат ПРОСКУРИНА:  Ваша Честь, я поддерживаю позицию своего подзащитного. Полагаю невозможным обеспечить явку Соколовой. И без нее невозможно продолжать судебное заседание.

СУДЬЯ:  Шарафутдинова?

Адвокат ШАРАФУТДИНОВА:   Ваша Честь, я разделяю позиция моего подзащитного Маркелова. Соответственно, разделяю позицию защитников. Полагаю необходимым присутствие прокурора Соколовой.

СУДЬЯ:  Владимиров?

Адвокат ВЛАДИМИРОВ:  Поддерживаю своего доверителя. На усмотрение суда.

СУДЬЯ:  Овсянкин?

Адвокат ОВСЯНКИН:   Аналогичная позиция. На усмотрение суда.

СУДЬЯ:  Минин?

Адвокат МИНИН: На усмотрение суда, Ваша Честь.

СУДЬЯ:  Макарова?

Адвокат МАКАРОВА: На усмотрение суда.

СУДЬЯ: Выслушав мнения сторон, суд на месте постановляет продолжить судебное заседание в отсутствии неявившихся лиц: представителя потерпевшего Министерства финансов Республики Марий-Эл, государственного обвинителя Соколовой, защитников Морозова, Овсянкиной, Семенова. Участие стороны обвинения в судебном заседании обеспечено участие государственных обвинителей Трусовой и Потапова, которые входят в группу государственных обвинителей.

СУДЬЯ:  Казеев?

Адвокат КАЗЕЕВ:  Спасибо, Ваша Честь. у адвоката Казеева возражения на действия председательствующего. В соответствии со ст. 243 УПК возражение любого участника судебного разбирательства против действия председательствующего заносится в протокол судебного заседания. Считаю необходимым заявить в письменном виде возражения на действия председательствующего с занесением в протокол и приобщения настоящего возражения к материалам уголовного дела.  18 июля 2019 года в судебном заседании при допросе свидетеля Ушаковой после оглашения показаний государственный обвинитель спросил у свидетеля, подтверждает ли она показания, данные на следствии в полном объеме? на что свидетель начал давать показания о том, что подтверждает, но по поводу звонка 21 сентября она оставляет свои показания, данные в суде. Государственный обвинитель перебил свидетеля и пресек дальнейший ответ на заданный вопрос. Защитника Казеев возразил, предложил дать возможность свидетелю ответить. На что председательствующий сделал замечание адвокату за то, что перебивал государственного обвинителя, когда допрашивается свидетель. Свидетель, продолжив отвечать на вопросы государственного обвинителя, вновь показала, что в части звонка на стационарный телефон не меняет показания, данные в суде, о том, что звонок был во время подготовки этих … всех писем, а именно осенью 2015 года, они более верные. Государственный обвинитель начал задавать следующий вопрос. В этот момент председательствующий прервал вопрос государственного обвинителя. И заявил государственному обвинителю, что свидетель не ответил на предыдущий вопрос государственного обвинителя. В связи с чем государственный обвинитель вновь задал предыдущий вопрос о том, какие из показаний являются наиболее достоверными, объективными, наиболее полно раскрывают события, которые освещены в рамках допроса – на следствии или в судебном заседании. Свидетель вновь начал давать показания о том, что в ходе предварительного следствия произошло обсуждение даты звонка от главы республики в адрес Долгушевой: «Я назвала 21-ое число, ассоциация с этой датой было в связи с тем, что это было первое письмо». Государственный обвинитель вновь прервал ответ свидетеля, поскольку данный ответ не устраивает сторону обвинения, фактически опровергая наличие такого звонка. Адвокат Казеев начал обращение со слов: «Ваша Честь…». после чего председательствующий заявил, что делает замечание защитнику Вяткиной и защитнику Казееву, разъясняя, что подобное поведение расценивается как нарушение процессуального порядка судебного заседания. Суд разъяснил о недопустимости подобного поведения: «Поскольку дважды сегодня в судебном заседании допускаете такое нарушение, суд на месте постановляет удалить защитника Вяткину и защитника Казеева из зала судебного заседания за нарушение порядка судебного заседания до окончания сегодняшнего заседания». Председательствующий заявил, что может вообще принять решение об удалении из судебного заседания в принципе. Казеев заявил возражение на действия председательствующего для занесения в протокол, о том, что председательствующий сегодня в судебном заседании не делал первый раз замечание адвокату Вяткиной, на что председательствующий заявил, что защитнику Вяткиной суд делал замечание в предыдущем судебном заседании. В соответствии с ч. 3 ст. 243 УПК РФ, возражение любого участника судебного разбирательства против действия председательствующего заносится в протокол судебного заседания. Реализация указанного права не может быть  расценена как нарушение процессуального порядка судебного заседания. Согласно ст. 158 УПК РФ, при нарушении порядка в судебном заседании, неподчинение распоряжению председательствующего или судебного пристава, лицо, присутствующее в зале судебного заседания, предупреждается о недопустимости такого поведения, либо удаляется из зала судебного заседания. Таким образом закон предусмотрено предупреждение о недопустимости такого поведения, либо удаления из судебного заседания. Законом не предусмотрено применение предупреждения и одновременно удаление из зала судебного заседания. В двух случаях норма применена в виде замечания, предупреждения, применение удаления из зала судебного заседания после замечаний недопустимо. Более того, по отношению к защитнику такая мера как удаление из зала судебного заседания, которая может быть применена к иным участникам судебного процесса, (нрзб. 0:09:30) случаях недопустима. Через несколько минут после удаления защитников Вяткиной и Казеева был объявлен перерыв для оказания медицинской помощи Маркелову. После перерыва участники судебного судопроизводства начали проходить в зал судебного заседания через проходной кабинет. Защитнику Казееву пристав запретил пройти в зал судебного заседания также в качестве слушателя, сославшись на распоряжение председательствующего. Через некоторое время из проходной зала судебного заседания, комнаты, начал доноситься громкий смех. Когда дверь в проходную комнату открылась, адвокат Казеев отчетливо увидел находящегося в проходной комнате государственного обвинителя и председательствующего. Как оказалось, в зал судебного заседания прошли не все участники уголовного судопроизводства. Председательствующий  и государственный обвинитель остались в проходной комнате, из которой доносился смех. По одну сторону комнаты находились удаленно от зала судебного заседания защитники Казеев и Вяткина, а по другую – подсудимые, в том числе содержащийся под стражей Маркелов, который рассчитывает на равноправие и состязательность сторон. При этом несколько минут назад ему оказывалась срочная медицинская помощь, и в зале ожидали медики, чтобы сообщить суду  том, что Маркелов не может участвовать в судебном заседании по состоянию здоровью и ему может быть показано стационарное лечение. Указанные обстоятельства однозначно расцениваются защитой как нарушение права на защиту, нарушение равноправия и состязательности сторон. В соответствии со ст. 244 УПК РФ, в судебном заседании стороны, обвинение и защита, пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в исследовании и рассмотрении иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства. В силу ч. 1 ст. 243 УПК РФ, председательствующий руководит судебным заседанием, принимаем все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон. Вышеизложенные факты свидетельствуют о нарушении прав подсудимых по уголовному делу. Настоящее возражение прошу внести в протокол судебного заседания и приобщить к материалам дела.

СУДЬЯ:  У кого еще есть замечание на действия председательствующего? Защитник Вяткина, есть?

Адвокат ВЯТКИНА:   Уважаемый Суд, я поддержу.

СУДЬЯ: (нрзб. 0:11:41) позицию по поводу приобщения возражения на действия председательствующего, озвученных защитников адвокатом Казеевым. Мнения сторон. Государственные обвинители?

Прокурор ПОТАПОВ: Уважаемый Суд, непосредственно против приобщения данного возражения мы, конечно же, не возражаем, это право защиты, право суда принять этот  документ. Хотелось бы тезисно отметить, что вопреки позиции защиты о том, что якобы необоснованно удаление из зала судебного заседания, напомню, что на протяжении, собственно говоря, всего судебного следствия защитникам периодически в том или ином составе делаются замечания. Суд неоднократно предупреждал стороны о недопустимости самовольных выкрик с места, перебивание другого участника процесса. Скажем так, перекладывание на себя функций, по сути дела, председательствующего. Именно это и произошло. Вчера в судебном заседании после повторного замечания защитники были удалены. Поэтому я полагаю, что защита должна была быть готова к подобным мерам, поскольку каждая из сторон предупреждалась. Я напомню ,что после разъяснения соответствующего регламента судом повторно, это  было несколько судебных заседаний назад, обвинение сосвоей стороны ни разу не позволило прервать ни защитника, ни кого-либо из подсудимых в тот момент, когда те задавали вопросы тому или иному свидетелю. Поэтому я полагаю, что позиция защитника в этой части необоснованна, высказана в угоду исключительно своим интересам. Что касается аргументов, касающихся того, что якобы неподобающее поведение государственных обвинителей, тем более председательствующего. Я бы хотел сказать о том, что адвокат Казеев не был свидетелем каких-либо событий, потому что непосредственно мы с адвокатом Казеевым не общались после его удаления из зала судебного заседания. Поэтому я не знаю, откуда у него такие данные сведения. Однако что касается того факта, что я якобы кто-то находился в едином пространстве и общался между собой, то хотел бы отметить, что так называемый проходной предбанник, который находился за пределами судебного заседания, является полностью открытым помещением, предназначенным в том числе для нахождения в нем посетителей суда, приставов, кои там  и находились вместе с работниками скорой помощи. Поэтому говорить о том, что был узкий круг по интересам, на мой взгляд, просто некрасиво.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  А что смеетесь?

Прокурор ПОТАПОВ:  Что касается якобы смеха. Люди таковы, что между собой могут общаться, улыбаться, и даже иногда улыбаться. Леонид Игоревич, вчера в перерыва я с вами улыбался, неправда?

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Да, улыбались. С вами приятно общаться.

Прокурор ПОТАПОВ: Мне тоже приятно, конечно. Поэтому я полагаю, что в данном конкретном случае идет просто интерпретация выгодная стороне защите о якобы ущемлении их прав. Поэтому я прошу те же действия, наши аргументы занести в протокол судебного заседания, и учитывать это в дальнейшем.

СУДЬЯ:  Гособвинитель Трусова?

Прокурор ТРУСОВА:  Против приобщения не возражаю. Поддерживаю доводы государственного обвинителя Потапова.

СУДЬЯ:  Мнение подсудимых. Маркелов, ваша позиция?

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Я считаю, надо приобщить. Скажу теперь свое мнение. А смех был над чем, надо мной, что у меня давление было высокое, над чем, я так и не понял. То есть, вы над нами смеетесь. Просто некорректно. А насчет приобщения – конечно, приобщить.

СУДЬЯ:  Кожанова?

Подсудимая КОЖАНОВА: Поддерживаю, приобщить.

СУДЬЯ:  Долгушева?

Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Приобщить.

СУДЬЯ: Вяткина, ваша позиция?

Адвокат ВЯТКИНА:  Уважаемый Суд, в отношении доводов прокурора, которые сегодня в судебном заседании были озвучены, я полагаю необходимым отметить следующее. Мы говорим непосредственно о конкретном судебном заседании и о нарушении порядка непосредственно в конкретно предъявленном заседании. Никакого, извините, нарастающего итога для оценки ведения участников процесса быть не может. В данном случае я в отношении Казеева выражаюсь, потому что именно его, да, замечания были указаны. Я полагаю, что в данном случае вообще вопрос удаления адвокатов из зала судебного заседания не предусмотрен законом и процессом. Трактование данного понятия – они, да, допускаются, я понимаю, практикой некоторой. Но тем не менее, речь идет о том, что такие меры принимаются в зале судебного заседания, как написано в постановлении Конституционного суда, в экстраординарных исключительных случаев в отношении к подсудимым, если невозможно дальнейшее проведение процесса. Никаких обстоятельств, которые могли бы свидетельствовать об экстраординарных случаях невозможности проведения процесса не имелось. В связи с чем речь идет исключительно о том, что в ходе судебного заседания, безусловно, какие-то реплики, которые защита, прокурор имеют место быть, высказаны возражения в отношении поставленного вопроса, они как раз-таки касаются исключительно права на защиту. И в этом случае защитник не может быть ограничен. И любое обращение к председательствующему: «Ваша Честь» - я полагаю, говорит о том, что защитник, как минимум, ему должно быть позволено высказаться или хотя бы спросить, а что хотел словами такими сказать защитник. Что касается довода в отношении смеха и позиции государственного обвинения. В 15:53 в зале судебного заседания не было никого, кроме, я имею в виду, ни суда, ни прокуроров, которые действительно находились в комнате, потому что прошли мимо нас, а мы находились все, остальные участники, вернее, два адвоката и судебные приставы, перед дверями судебного заседания. Перед дверями, которые предшествуют залу судебного заседания. Вот эта комната, где находится… я называю это приемной, да, определенной. Туда зашли и суд, и представители прокуратуры. Но в этот момент они не прошли в 15:53 в зал судебного заседания. И в такой ситуации, когда защитникам препятствуют войти в зал судебного заседания, они находятся непосредственно перед дверями, и пристав не дает зайти, естественно, мы там сидим. И волнуемся, потому что проходят лица, медики, которые оказывают помощь непосредственно подсудимым по делу. Мы как-то переживаем, что происходит, как они себя чувствуют, потому что действительно хотелось бы, чтобы процесс шел, и шел, по большому счету, в каком-то таком более-менее рабочем режиме. И в этот момент, когда мы четко понимаем, что в зале кроме подсудимых нет никакого, и медиков, и за дверями находимся мы, раздается просто, и неоднократно, да, такое веселье бурное. Поэтому я считаю, когда говорит об этом государственное обвинение, что это нормально и ничего не происходит, это не так. И поэтому я полагаю, что в данном случае, и не было бы у меня подобного возражения, если бы не позиция на сегодня обвинения, которая озвучена в этом судебном заседании. Я полагаю, что в данном случае эти вещи просто недопустимы. И поэтому я считаю, что возражения Казеева они обоснованы. Более того, Уважаемый Суд, мы непосредственно предупреждали суд о том, что осуществляется аудиозапись. Мы эту аудиозапись прежде чем Казеев, вернее как сказал, о том, что он прослушал ее, ничего лишнего в его непосредственно возражении нет. Она абсолютно соответствует тому, что было. И поэтому я полагаю, что в данном случае эти возражения необходимо приобщить к материалам дела. Они, я считаю,  что (нрзб. 0:20:54)

СУДЬЯ:  Шарафутдинова?

Адвокат ШАРАФУТДИНОВА:   Поддерживаю, приобщить возражения.

СУДЬЯ:  Владимиров?

Адвокат ВЛАДИМИРОВ:  Ваша Честь, я поддерживаю. И хочу коротко заметить, что здесь сейчас возражение касается даже не столько возможности и целесообразности удаления защитников, сколько сама процедура рассмотрения уголовного дела в суде, когда в ходе допроса свидетеля сторона защиты лишается какой-либо возможности заявить ходатайство о том, чтобы попросить прокурора скорректировать вопрос, либо не перебивать свидетеля, чтобы услышать непосредственно, как это Уголовно-процессуальное законодательство позволяет, выслушать показания так как их хочет дать свидетель. И в данном случае я полагаю, что неоднократные замечания суда о том, что сторона защиты никоим образом не имеет права вмешиваться в процесс допроса свидетеля, является не совсем корректным. Поскольку в том случае, когда защитник ,по его мнению, видит нарушение уголовно-процессуального законодательства, он не просто может, он обязан в интересах своего клиента заявить о таком нарушении. В данном случае те замечания, которые последовали в адрес защитников, и были как раз связаны с ситуацией, когда защитники пытались обратить внимание суда на некорректное поведение стороны обвинения. Поэтому я прошу приобщить замечание.

СУДЬЯ:  Овсянкин?

Адвокат ОВСЯНКИН:   Прошу приобщить.

СУДЬЯ:  Минин?

Адвокат МИНИН: Ваша Честь, ввиду полной обоснованности возражений моего коллеги адвоката Казеева прошу приобщить данные возражения к материалам дела. Полагаю, что все возражения, которые он изложил письменно, они полностью обоснованы. Считаю, что действительно обращение к председательствующему для того, чтобы он обратил свое внимание и руководил процессом, и не предоставлялись никакие преференции стороне обвинения, не могут расцениваться как нарушение порядка судебного заседания. Тем более это не может влечь такую строгую меру ответственности адвоката как его удаление из зала судебного заседания. Спасибо.

СУДЬЯ:  Макарова?

Адвокат МАКАРОВА: Прошу приобщить возражения к материалам уголовного дела.

СУДЬЯ:  Выслушав мнения сторон, суд на месте постановляет приобщить возражение защитника адвоката Казеева на действия председательствующего к материалам уголовного дела.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Ваша Честь, у меня ходатайство есть.

СУДЬЯ: Встаньте. По регламенту вы все пояснения даете стоя, и обращаетесь к суду в том числе.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Прошу прощения. Я, Ваша Честь, имею ходатайство.

СУДЬЯ:  Озвучьте.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Я буду (нрзб. 0:24:16) и с текстом. Уголовное дело в отношении меня, Маркелова Леонида Игоревича, имеет яркую политическую окраску, рассматривается в Нижнем Новгороде  – это, конечно, особый случай. Поскольку я знал, что это состоится еще тогда, когда даже Верховный суд не рассматривал вопрос (нрзб.). Это уже другой вопрос, о чем я буду впоследствии писать. С момента назначения судебного заседания Дякина, уважаемая мною, приняла решение  о том, чтобы назначить защитников, так называемых защитников мне назначить кроме моих. В связи с тем, что вчера при таком случае, когда я был лишен права на защиту ,поскольку мои защитники, которые участвовали со мной на предварительном следствии, которые досконально знают обстоятельства дела, были удалены при допросе ключевого свидетеля, я бы сказал, свидетеля, который дает несоответствующие показания, это объективно, даже в зале суда установлено. Я хочу заявить ходатайство об отводе назначенного мне адвоката Шарафутдиновой в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей.  Я ее глубоко уважаю, прошу не обижаться, но отказываюсь от ее услуг, поскольку просто невозможно изучить 250 томов за те три дня, которые ей были предоставлены перед тем как назначить судебное заседание. Она очень профессиональный адвокат, но она не знакомилась с материалами дела, она не задает вопросов свидетелям, поскольку она не знает, о чем спрашивать их. Это и понятно. она не заявляла ни ходатайств о недопустимости доказательств, ни ходатайств об исключении телефонограмм, которые получены с нарушениями, ни протокол прослушки этих фонограмм, ни постановления (нрзб. 0:26:06) суда, который незаконно абсолютно дал разрешение на прослушку моего кабинета. В связи с этим в  соответствии с п. 1 ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации» и п. 1 ст. 8 и ч. 1 ст. 12 (нрзб.), где написано, что адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, своевременно отстаивать права и законные интересы доверителя. Следить за соблюдением закона в отношении доверителя в случае нарушения прав, заявить ходатайство об устранении. Даже вчера в связи с тем, что были удалены мои защитники, мой адвокат Шарафутдинова не приняла никаких мер, хотя бы обозначить позицию свою в связи с этим. Считаю, что неправильное исполнение своих обязанностей. Прошу ее отвести. Я отказываюсь от нее. В этой связи, Ваша Честь, я вообще не понимаю, как  можно удалять защитников профессионалов, которые знакомы с материалами дела, на участии которых я настаиваю, и предоставлять мне защитника, которого я не хочу. Это профанация права на защиту. Если уж мы ведем процесс такой серьезный, то я считаю, нужно и вести в соответствии… Мы же помогаем нашему федеральному центру доказать, что мостов в России нет. Кстати, мосты я построил (нрзб. 0:27:30) слушает нас сейчас и удивляется, что дорог в России нет, что низкая заработная плата, потому что есть такие негодяи как я. Давайте докажем это в суде. Но давайте мне предоставим при этом право на защиту. Я прошу, чтобы меня обвиняли в том, что я совершаю, чтобы у меня были профессиональные защитники. Потому что мы сейчас ведем допрос свидетеля, которые оценивает действия Правительства Российской Федерации. У нас идет рассуждение, если бы я получил джек-пот, чтобы я при этом сделал. Нет абсолютно доказательств никаких, не представлено. Человек, никакого отношения не имеющих к Правительству Российской Федерации, дают ему оценку. Мне нужен профессиональный защитник, который может задать вопросы. Вопросы со ссылкой на постановление Правительства Российской Федерации, Конституцию России, (нрзб. 0:28:5) Республики Марий-Эл, а не адвокат, которого мне назначили и участия которого я не хочу. Я отказываюсь от него при всем моем уважении. Прошу мое ходатайство приобщить.

И устное у меня ходатайство, Ваша Честь. С начала судебного заседания вы постоянно мне делаете замечания о том, что я… Я вам заявил неоднократно, что у меня плохое состояние здоровья. Давление у меня очень высокое. В связи с этим я не слышу, что говорят свидетели, что говорят адвокаты, что говорят гособвинители. Я прошу вас в данном случае или обеспечить мне медицинскую помощь соответствующую, чтобы я слышал – дайте мне аппарат слуховой, я не знаю. Вчера было давление 190. При таком давлении человек не только не слышит, но и не видит. И делать мне замечания с вашей стороны можно бесконечно. Но я не смогу выполнить требования суда, потому что я не слышу то, что происходит в зале судебного заседания. В связи с этим я вас прошу, Ваша Честь, прежде чем вы мне делаете замечание, выяснить, в связи с чем я обращаюсь к своим защитникам. Я не понимаю, почему я в ходе судебного заседания не могу проконсультироваться со своими защитниками, пусть даже шепотом. Что это такое? Я не знаю, что происходит. Или обеспечьте мне соответствующую медицинскую помощь, чтобы я мог участвовать, или обеспечьте мне слуховым аппаратом, чтобы я мог слышать, что происходит. Но делать замечание, я считаю,  неуместно, потому что это нарушает мое право на защиту. Спасибо. Я к вам, Ваша Честь, корректен, не циничен, и рассчитываю на справедливое решение. Поэтому прошу учесть мое ходатайство.

СУДЬЯ:  Суд выясняет мнения участников процесса по двум ходатайствам, заявленным подсудимым Маркеловым. Защитник адвокат Вяткина, ваша позиция?

Адвокат ВЯТКИНА:   Уважаемый Суд, я поддерживаю позицию своего доверителя. В данном случае хотела бы, наверно, в дополнение к этому приобщить приказ о том, что я отсутствовала в судебном заседании только находясь в отпуске.  В данном случае право на защиту посредством защитников по соглашению Маркелов реализует. У него три защитника по соглашению. Поэтому в данном случае никакой необходимости ввиду… Даже 4, получается… Ввиду… и мы абсолютно можем спокойно, скажем так, не затягивая процесса, работать в судебном заседании и представить интересы и защищать непосредственно Маркелова. Для этого абсолютно, я считаю,  нет никакой необходимости с учетом его позиции. Поэтому, Уважаемый Суд, я данное ходатайство поддерживаю в полном объеме. и прошу также приобщить в дополнении к ходатайству Маркелова мой приказ об отпуске, который говорит о том, что я в данный момент уже присутствую в судебном заседании и абсолютно могу также представлять его интересы.

Что касается второго ходатайства, то, Уважаемый Суд, наверно, здесь больше по регламенту и процедуре судебного заседания. В данном случае действительно состояние здоровье, а также условия, в которых мы работаем, а речь идет о том, что это все-таки видеоконференцсвязь, когда действительно и свидетели нас не до конца слышат, и вопросы, которые мы задаем свидетелям, и Маркелов в том числе, не очень хорошо. Мы в этом-то судебном заседании в зале друг друга не совсем хорошо слышим, не говоря уже о том, что ответы свидетеля и вопросы. Поэтому если Маркелов переспрашивает… а тем более они находятся за стеклом. И здесь находится совершенно маленькое пространство, когда вне стекла. И поэтому вот эта отдача, безусловно, и все что говорит свидетель, за этим стеклом действительно не слышно с учетом еще состояния здоровья непосредственно Маркелова. Поэтому если Маркелов каким-то образом переспросил, что сказал свидетель, то я полагаю, действительно, замечание в этом случае делать, наверно, не совсем корректно по одной простой причине, что, по большому счету, мы все хотим, чтобы мы не прерывали допрос свидетеля для каких-то выяснений, консультаций и еще что-то, а чтобы все-таки он прошел в рабочем режиме, потому что мы слушаемся достаточно долго, и утомительно, наверно, для свидетелей, которые по несколько дней. Поэтому мы все предпринимаем именно для того, чтобы непосредственно достаточно в динамичном режиме шли допросы свидетелей.  И его действия, непосредственно Маркелова, они направлены исключительно для того, чтобы не было никаких перерывов, особых переспрашиваний и так далее. Поэтому я полагаю, что, может быть, стоит в связи с этим уточнить регламент и четко определиться, не должен ли Маркелов в этот момент попросить председательствующего тогда прервать допрос свидетеля, дабы выяснить, что непосредственно Маркелову непонятно. Тогда если он не слышит, да, вернуться снова к оглашению вопроса и ответа свидетеля. То есть, я полагаю, что если такие вещи происходят, чтобы не  было ни у участников процесса отвлечения… и у председательствующего тоже, может быть, тогда давайте, определимся  - параллельно каким образом, если подсудимые, находясь за стеклом, не слышат, что говорит свидетель, каким образом мы буде возвращаться к этому допросу. Мы неоднократно возражали путем того, что свидетели допрашиваются посредством видеоконференцсвязи. И мы действительно вообще по всем свидетелям считаем, что такой допрос… право на защиту действительности нарушает. У нас итак возникают вопросы, при которых мы не можем показать свидетелям непосредственно документы, обозреть, уточнить определенные цифры, поскольку они их не помнят. А так еще и стекло. Даже обвиняемый Маркелов не слышит ответы свидетелей. Поэтому я полагаю, что его ходатайство в этой части обоснованно. И я думаю, что оно все-таки больше касается регламента, который, наверно,  более четко можно определить. Если вы разрешите, я передам вам приказ свой.

СУДЬЯ: Через приставов. Проскурина, ваша позиция?

Адвокат ПРОСКУРИНА:  Ваша Честь, относительно ходатайства Маркелова об отказе от защитника по назначению полностью его поддерживаю. Им неоднократно данное ходатайство заявлялось. В связи с тем, что его защита надлежащим образом обеспечена адвокатами по соглашению. Как, собственно говоря, заявлялось самим Маркеловым, так и предыдущий адвокат, который передо мной высказывался, достаточно количество адвокатов обеспечивает, скажем так, бесперебойное ведение процесса даже в случае когда один из адвокатов отсутствует в данном процессе. То есть, его право на защиту не нарушено. Относительно второго ходатайства, при котором Маркелов говорит, что ему делают замечания, когда он не слышит. В процессе ни одного судебного заседания Маркелов высказывал о своем состоянии здоровья. Это в том числе подтверждено оказанием ему неоднократной медицинской помощи как в судебном заседании, так и в условиях СИЗО. Маркелов неоднократно говорил о том, что действительно у него есть проблемы со слухом, и он не слышит. И как выступал мой предыдущий коллега, условия, в которых он содержится непосредственно в зале судебного заседания, и наличие видеоконференцсвязи не позволяет ему в полном объеме в достаточной мере, возможно, в каких-то случаях слышать, что отвечает свидетель. Поэтому в данном случае его действия не направлены на нарушение регламента и, в частности, затягивание процесса, либо злоупотребление своим правом. Поэтому я прошу это ходатайств также удовлетворить. Возможно, уточнить регламент для Маркелова в части тогда, когда он недослушивает или переспрашивает то, что происходит в судебном заседании.

СУДЬЯ: Казеев?

Адвокат КАЗЕЕВ:   Уважаемый Суд, по ходатайству об отказе от защитника по назначению хотелось бы отметить, что это не просто очередной отказ Маркелова от защитника. Конституционный суд под председательством Зоркина в своем постановлении Конституционного суда от 17 июля 2019 года, наконец-то, в этом вопросе встал на сторону подсудимых. И заявил, что произвольно отказывать со ссылкой на то, что такой отказ от защитника является обязательным, недопустимо. Вместе с тем указал, что ч. 2 ст. 52 УПК Российской Федерации, находясь в нормативном единстве с ч. 1 той же статьи, ст. 51 данного кодекса, и не наделяю отказ от защитника свойство обязательности для суда, предполагает, что при разрешении соответствующего заявления в каждом случае следует установить, является ли волеизъявление лица свободным и добровольным и нет ли причин для признания такого отказа вынужденным и причиняющим вред его законным интересам. Тем самым названные нормы, будучи публично правовыми гарантиями защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод, направленные на защиту прав подозреваемого / обвиняемого, не предполагают возможности навязывать лицу конкретного защитника, от которого оно отказалось. Исключает принуждение лица к реализации его субъективного права вопреки его воли. Осуществление права пользоваться защитниками на любой стадии процесса не может быть поставлено в зависимость от произвольного усмотрения должностного лица или органов, в производстве которых находится уголовное дело. То есть, это решение не основано на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельств, предусматривающих обязательное участие защитников в уголовном судопроизводстве. Указанное постановление вышло сегодня в новостях на первых полосах газет. Я думаю, что оно является значимым для уголовного судопроизводства в целом. И в настоящем случае считаю необходимым учесть тот факт, что у подсудимого Маркелова 4 защитника по соглашению. По назначению был назначен защитник в отсутствии объективных причин. А защитники по соглашению ни разу не срывали процесс путем неявки. Сегодня даже три защитника по соглашению осуществляют защиту Маркелова. И в данном случае право Маркелова на отказ от защитника по озвученным причинам считаю обоснованным и в данном случае я соглашусь с постановлением Конституционного суда о том, что в данном случае необходимо лишь выяснять, является ли его намерение об отказе добровольным и не направлено ли оно на срыв процесса, не срывались ли процесса. И не в связи ли с этим был назначен защитник по назначению. В части ходатайства, которое касается замечаний председательствующего в адрес Маркелова, я поддерживаю. Защитник Вяткина достаточно полно об этом показала, и позиция единая по данному вопросу. Спасибо. И еще хотелось бы отметить, что, насколько я понял из СМИ, это даже явилось основанием для возвращения дела на новое рассмотрение, данное постановление, как нарушающее право на защиту.

СУДЬЯ: Шарафутдинова, ваша позиция?

Адвокат ШАРАФУТДИНОВА:  Ваша Честь, я полностью поддерживаю ходатайство Маркелова. Это явно видно, что его право на защиту обеспечено более чем в полном объеме. У него имеются 4 адвоката, который были выбраны им по его волеизъявлению, с которыми у него заключено соглашение. И считаю, что необходимости участия адвоката по назначению суда в данной ситуации совершенно не имеется. Поэтому прошу суд удовлетворить ходатайство Маркелова об отказе от защитника по назначению суда. И освободить защитника по назначению суда ,то бишь меня, от участия в данном процессе. Касаемо второго ходатайства, я полностью поддерживаю. Те доводы, которые были озвучены адвокатами защитниками Маркелова, также считаю полностью обусловленными.

СУДЬЯ:  Кожанова, ваша позиция?

Подсудимая КОЖАНОВА: Поддерживаю.

СУДЬЯ:  Долгушева?

Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Полностью поддерживаю.

СУДЬЯ:  Владимиров?

Адвокат ВЛАДИМИРОВ:  Поддерживаю. Обращаю внимание, что Кожанова не отказывается от своего защитника.

СУДЬЯ:  Овсянкин?

Адвокат ОВСЯНКИН:  Поддерживаю.

СУДЬЯ:  Минин?

Адвокат МИНИН: Ваша Честь, в полном объеме поддерживаю ходатайство, заявленное подсудимым Маркеловым. И в части отказа от защитника, назначенного в порядка назначения, как и в части изменения регламента судебного заседания для обеспечения возможности подсудимых слышать свидетелей  и полноправно участвовать в процессе с учетом здоровья. Что касается отказа от защитника, то я в полной мере привел мой коллег адвокат Казеев, который сослался на постановление Конституционного суда от 17 июля 2019 года, то есть, которое было принято Конституционным судом ровно позавчера, и которое действительно поставило точку в этом вопросе – насколько обязательны защитники по назначению при наличии защитников по соглашению. Полагаю, что данная позиция Конституционного суда полностью соответствует позиции,которую занимала Федеральная палата и занимает Федеральная палата адвокатов Российской Федерации, которая в свое время регламентировала данный вопрос, издав разъяснение о наличии адвокатов дублеров, которая признала однозначно недопустимым участие адвокатов дублеров при наличии адвокатов по соглашению. Что касается оснований для назначения адвокатов дублеров, то есть адвокатов в порядке назначения, на которые сослался Конституционный суд, полагаю, в настоящем судебном процессе таких оснований не было. Потому что только в исключительных случаях при наличии злоупотребления изначального со стороны адвокатов по соглашению суд может назначить адвокатов по назначению. Такого не было. Адвокаты по назначению были назначены изначально, хотя ни разу процесс  не сорвался из-за неявки, допустим, или какого-то иного злоупотребления со стороны адвокатов по соглашению. Действительно, у подсудимого Маркелова 4 адвоката по соглашению, и процесс идет беспрерывно. Даже при отсутствии какого-то из адвокатов по соглашению всегда его защита обеспечена, и он не возражает участвовать… в проведении судебных заседаний в отсутствии кого-то из своих адвокатов по соглашению. Поэтому, Ваша Честь, я прошу удовлетворить в этой части ходатайство подсудимого Маркелова полностью.

Что касается ходатайства Маркелова относительно того, чтобы обеспечить ему  и им, в частности, ему, так как он заявил ходатайство, возможность нормально слышать свидетелей, нормально слышать вопросы и нормально участвовать в процессе, я полагаю возможным рассмотреть вопрос о том, чтобы Маркелов и Кожанова не находились в этой загородке, потому что у нас в судебном заседании постоянно находятся два судебных пристава, постоянно находятся два конвоира, плюс врач, которые вполне могут обеспечить порядок в зале судебного заседания. И нахождение Маркелова и Кожановой в этой загородке… Кстати, вопрос об исключении загородок в судебных заседаниях давным-давно рассматривался. Поэтому я прошу в этой части изменить регламент судебного заседания.

СУДЬЯ:  Обращусь еще раз к Минимум.

Адвокат МИНИН: Да, Ваша Честь.

СУДЬЯ:  Сформулируйте свою позицию по последним вашим высказываниям в отношении освобождении Маркелова и Кожановой из помещения, в котором они пребывают в зале судебного заседания со ссылкой на полномочия предоставленные вами указанными лицами представлять их интересы в судебном заседании. Такое ходатайство они сейчас не заявляли. Обоснуйте, на основании чего вы представляете их интересы и заявляете ходатайство в их интересах. А не в интересах своей подзащитной.

Адвокат МИНИН: Ваша Честь, я не заявляю ходатайство в интересах Маркелова. Я высказался по позиции, по ходатайству, заявленному Маркеловым. Суть которого сводилась к тому, что ему, находясь вот в этой загородке, клетке, или как это назвать еще, неслышно то, что задают свидетели.

СУДЬЯ: То есть, освободить (нрзб. 0:47:11)

Адвокат МИНИН:  Я предложил суду, как вариант, рассмотреть вопрос об изменении регламента судебного заседания. Это не значит, что  я заявил ходатайство в интересах Маркелова. Я полностью поддерживаю ходатайство, заявленное Маркеловым.

СУДЬЯ: Как относиться к вашему выступлению в этой части, когда вы заявили освободить Маркелова и Кожанову из помещения?

Адвокат МИНИН: Я не сказал освободить, я сказал, их возможно переместить.

СУДЬЯ:  Вы сказали – освободить.

Адвокат МИНИН: Я не сказал освободить.

СУДЬЯ: Поэтому возник мой вопрос к вам. Потом прослушайте аудиозапись, и услышите.

Адвокат МИНИН:  Я не сказал освободить, я попросил их переместить.

СУДЬЯ: На основании чего вы просите их переместить, если вы не являетесь защитником по соглашению или по назначению в интересах указанных лиц?

Адвокат МИНИН:  Ваша Честь, я вам еще раз говорю о том, что я не заявляю ходатайство. Я выразил свою позицию относительно ходатайства, заявленного Маркеловым. Я его полностью поддерживаю.

СУДЬЯ:  Как расценивать вашу фразу «прошу переместить»?

Адвокат МИНИН: Ваша Честь, я полагаю, что возможно здесь поставить два стола в судебном заседании и чтобы они находились вне загородки. Я не прошу изменить им меру пресечения, у меня нет таких полномочий. Но полагаю, что необязательно подсудимые должны находиться в этой загородке.

СУДЬЯ:  Просите суд?

Адвокат МИНИН: Да, Ваша Честь.

СУДЬЯ: Есть у вас соглашение об оказании юридической помощи?

Адвокат МИНИН: В интересах… у меня есть в интересах Долгушевой.

СУДЬЯ: В отношении Маркелова и Кожановой есть соглашение?

Адвокат МИНИН: Нет.

СУДЬЯ: Присаживайтесь. Макарова, ваша позиция?

Адвокат МАКАРОВА: Ваша Честь, я разделяю позицию своей подзащитной. Поддерживаю заявленное ходатайство.

СУДЬЯ: На разрешение сторон… я с государственных обвинителей буду спрашивать заключение по трем ходатайствам, по четырем. Ходатайство на разрешение сторон ставится защитника адвоката Вяткиной о приобщении приказа о пребывании ее в отпуске и изложенная в своем выступлении позиция адвоката Минина в части места содержания в зале судебного заседания Маркелова и Кожановой.

Прокурор ПОТАПОВ: Уважаемый Суд, для подготовки к ответу на данное ходатайство обвинение просит перерыв полчаса.

СУДЬЯ: По поводу приказа и позиции, вы не расслышали, я вашу позицию выслушаю после того как выслушаю позицию участников по озвученной просьбе ходатайству Минина, а также Вяткиной. Маркелов, по ходатайству Вяткиной изложите свою

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Я поддерживаю.

СУДЬЯ: О приобщении приказа?

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Да, поддерживаю. Приобщайте. В связи с тем, что возник такой вопрос адвоката Минина, который не представляет мои интересы, я заявляю ходатайство о том, чтобы не просто нас переместить в зал, но и предоставить нам непосредственно задавать вопросы свидетелям (нрзб. 0:51:01). У меня есть предположение, что свидетели, которые находятся по ту сторону экрана, перед тем как прибыть на допрос, имеют контакт с следствием и с представителями ФСБ, у меня есть такое предположение. Я бы попросил, чтобы свидетели пребывали в г. Нижний Новгород и давали показания здесь непосредственно, отвечая на наши вопросы. Изменить порядок, регламент. Не по телевизору общаться, а непосредственно здесь, задавать вопросы. Мы имеем право (нрзб. 0:51:36) документы представить при этом, по которым мы задаем вопросы. Мы имеем возможность услышать и расслышать, что они говорят.

СУДЬЯ: По ходатайству Вяткиной о приобщении приказа по позиции Минина, озвученного в судебном заседании по месту пребывания Маркелова, Кожановой, и по ходатайству Маркелова о допросе свидетелей в зале судебного заседания не по видеоконференцсвязи. Мнения сторон?

СУДЬЯ:  Кожанова?

Подсудимая КОЖАНОВА: Поддерживаю.

СУДЬЯ:  Долгушева?

Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Поддерживаю, Ваша Честь.

СУДЬЯ: Вяткина, по двумя позициям за исключением приобщения приказа, ваша позиция?

Адвокат ВЯТКИНА:  Уважаемый Суд, он еще просил освободить его в первой части своего ходатайства. Не только о видеоконференцсвязи было, а он также просил освободить его из стеклянного помещения для того, чтобы он мог непосредственно слушать. Поэтому я его ходатайство поддерживаю оба. И об изменении регламента в части нахождения его в стеклянном помещении, и в отношении изменения регламента допроса свидетелей, изменение с видеоконференцсвязи на непосредственное приглашение и исследование показаний свидетелей и допроса в зале судебного заседания.

СУДЬЯ: Казеев?

Адвокат КАЗЕЕВ:   Также я поддерживаю ходатайство о приобщении. Поддерживаю ходатайство Маркелова об освобождении из так называемого аквариума во время судебного разбирательства. И позиция о том, что суд вправе в целях обеспечения прав подсудимых принять решение о перемещении из клетки на период судебного заседания считаю также обоснованным. Суд вправе. Спасибо.

СУДЬЯ:  Проскурина?

Адвокат ПРОСКУРИНА:  Ваша Честь, относительно ходатайство, заявленного адвокатом Вяткиной о приобщении приказа, естественно, поддерживаю. Относительно ходатайства, заявленного Маркеловым, о перемещении его на время судебного заседания из специально оборудованного помещения для содержания арестованных в зал судебного заседания для производства судебного заседания, также поддерживаю. Полагаю, что достаточное нахождение в зале судебного заседания представителей судебных приставов, а также лиц, осуществляющих конвоирование, позволят обеспечить безопасность и, собственно говоря, обеспечить нахождение в зале судебного заседания без специально оборудованного помещения подсудимых. Кроме того, полагаю, что само перемещение его из так называемого специализированногопомещения для содержания арестованных обеспечит надлежащее право его на защиту в части того, как неоднократно заявлял Маркелов, что в данном помещении он не имеет возможности достаточно хорошо слышать как участников процесса, так и лиц, которые допрашиваются по конференцсвязи. Относительно его заявленного ходатайства о непосредственном допросе свидетеля без конференцсвязи, также поддерживаю его ходатайство. Полагаю, что оно обоснованно. Кроме того, в судебном заседании неоднократно при допросе свидетелей возникали вопросы, в том числе и у председательствующего относительно записей, которыми пользуются свидетели у нас в ходе допроса. Проверить достоверность сообщенных ими сведений относительно используемых ими записей в ходе допроса, которые не исключают, что данные записи не содержат в том числе подготовленные ответы на вопросы, которые могут задаваться сторонами в процессе, в том числе и гособвинителем. Собственно говоря, та ситуация, которая возникла в прошлом судебном заседании, и повлекла в том числе удаление защиты из зала, полагаю, что данное ходатайство также заявлено обоснованно. Прошу его удовлетворить.

СУДЬЯ:  Шарафутдинова?

Адвокат ШАРАФУТДИНОВА:   Ваша Честь, я поддерживаю ходатайство адвоката Вяткиной о приобщении приказа о допуске. Соответственно, естественно, поддерживаю подсудимого подзащитного моего Маркелова об освобождении его на время судебного заседания из специализированного помещения, нахождения его в зале судебного заседания вне данного помещения для необходимости … чтобы он реально он понимать вопросы и слышать, так как у него проблемы со слухом. И это помещение мешает ему реально участвовать должным образом в судебном заседании. И третье ходатайство, соответственно, о том, что свидетели допрашивались непосредственно в судебном заседании, а не путем видеоконференцсвязи, также поддерживаю в полном объеме, считаю обоснованным.

СУДЬЯ:  Владимиров, ваша позиция?

Адвокат ВЛАДИМИРОВ:  В отношении приобщения приказа – поддерживаю. В отношении ходатайства, заявленного Мининым, хочу пояснить, что в соответствии со ст. 6.1 Уголовно-процессуального кодекса в целях обеспечения разумного срока уголовного судопроизводства, данное ходатайство, которое заявлено Мининым, соответствует в том числе и интересам Кожановой, я предполагаю, что интересам его подзащитной Долгушевой. В связи с этим тоже поддерживаю.

СУДЬЯ: А по ходатайству Маркелова?

Адвокат ВЛАДИМИРОВ: Также поддерживаю.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: (нрзб. 0:58:30)

СУДЬЯ:  Овсянкин?

Адвокат ОВСЯНКИН:   Уважаемый Суд, я также поддерживаю все заявленные ходатайства. И отдельно хотелось бы сказать по поводу ходатайства, заявленного Мининым и Маркеловым, относительно… Точнее, сначала Мининым относительно того, что, действительно, нахождение участников процесса в зале судебного заседания, так как они находятся у нас под стражей и непосредственно принцип состязательности не нарушен, и нахождение их взаперти унижает их честь и достоинство, так как они, в частности, Маркелов не может слышать половины того, что происходит в зале судебного заседания, а непосредственно Кожанова задыхается периодически. Слышен кашель в ходе судебного заседания. В связи с этим я считаю, что необходимо на период судебного заседания выпускать из специально огороженного места и располагать непосредственно наравне с защитниками и государственными обвинителями.

СУДЬЯ:  Макарова, ваша позиция?

Адвокат МАКАРОВА: Ваша Честь, я поддерживаю все заявленные ходатайства и полностью разделаю доводы своих коллег в отношении всех трех заявленных ходатайств.

СУДЬЯ:  Минин в части дополнения к ходатайству, которое было озвучено Маркеловым?

Адвокат МИНИН: Ваша Честь, в части приобщения?

СУДЬЯ: Нет, в части, которую он озвучил – освободить его на время судебного заседания (нрзб. 1:00:25)

Адвокат МИНИН: Ваша Честь, в этой части полностью поддерживаю ходатайство подсудимого Маркелова. Что касается его ходатайства о допросе свидетелей непосредственно не по видеоконференцсвязи, а непосредственно в зале настоящего судебного заседания, также в этом поддерживаю. Почему – потому что в ходе судебного заседания, как я уже тоже убедился, возникает очень много вопросов, связанных с расчетами, цифрами. При этом свидетель, в частности, Ушакова, которую мы допрашивали, она постоянно ссылается на ряд документов, в которых возникает необходимость предъявления непосредственно для обозрения и задавания вопросов. После ознакомления… после оглашения ее показаний, данных в ходе предварительного расследования, где она очень подробно на вопросы государственного обвинителя ответила, что она при себе при допросах имела ряд документов, ряд расчетов, ряд аналитического материала. Но при этом очень подробно и точно ссылалась на конкретные цифры, конкретные расчеты, аналитическую информацию. У нас родились ряд вопросов, которые мы хотели бы ей задать в ходе допроса. Но при этом предъявить ей ряд материалов, на которые она ссылалась и которые указаны как раз-таки в протоколах допросов, произведенных в период предварительного расследования. При видеоконференцсвязи мы этого сделать не сможем. Поэтому полагаю, что ходатайство Маркелова в части обеспечения допроса свидетелей, то есть непосредственно в зале судебного заседания в Нижнем Новгороде, а не по видеоконференцсвязи, когда свидетель находится в Республике Марий-Эл, в Верховном суде Республики Марий-Эл, полагаю, подлежит удовлетворению.

СУДЬЯ:  По поводу ходатайств, которые были заявлены Проскуриной, Мининым, Маркеловым – государственные обвинители.

Прокурор ПОТАПОВ: Уважаемый Суд, участники процесса, что касается первого пункта заявленного ходатайства относительно приобщения приказа об отпуске защитника Вяткиной, я не возражаю, собственно, никто не оспаривает, что Вяткина была в отпуске, это всем известно. Что касается позиции Минина и позиции Маркелова, которая была озвучена, необходимость перемещения из помещения специально оборудованного для содержания лиц, находящихся в зале судебного заседания, я хотел бы сказать, что в этой части следует отказать в удовлетворении названного ходатайства, поскольку это вопрос не процессуального аспекта рассмотрения данного конкретного уголовного дела, то есть настоящего судебного следствия. Этот вопрос напрямую связан с вопросом конвоирования и содержания лиц, которые находятся под стражей на период либо следствия, либо судебного разбирательства. Поэтому … Что касается аргументов Леонида Игоревича Маркелова о необходимости обеспечения его слуховым аппаратом, я повторюсь, такое ходатайство заявлялось уже несколько судебных заседаний назад, что это вопрос не суда в данном конкретно судебном заседании, это обеспечивается администрацией вопрос нахождения лица, содержащегося под стражей на период судебного следствия. Поэтому с соответствующим заявлением необходимо обращаться к администрации этого учреждения. Что касается просьб Маркелова не объявлять ему замечания в связи с вышеназванными обстоятельствами – это, конечно же, вопрос, на мой взгляд, непроцессуальный, поскольку порядок, ход и содержание процесса исключительно в руках председательствующего в соответствии с законом. Поэтому объявлять замечание или не объявлять, конечно же, должен решать сам суд. Поэтому во всех ходатайствах озвученных отказать. Что касается ходатайства о приобщении приказа об отпуске – удовлетворить.

СУДЬЯ:  По поводу отвода? Ой, по поводу отказа от защитника по назначению?

Прокурор ПОТАПОВ: По поводу отказа от защитника. Я повторюсь еще раз, как я говорил ранее, прошу объявить перерыв, дать полчаса для подготовки для разрешения этого вопроса.

СУДЬЯ: Для подготовки государственного обвинителя к даче заключения по заявленному ходатайству в озвученной им части объявить перерыв 30 минут.

 

Перерыв

 

СУДЬЯ: Пожалуйста, присаживайтесь. Судебное заседание продолжено. Государственные обвинители, готовы изложить свою позицию по ходатайствам, которые были заявлены в судебном заседании.

Прокурор ПОТАПОВ:  Да, Уважаемый Суд, мы готовы изложить позицию по заявленным ходатайствам. Если вы позволите, я начну сейчас с более… значит, с ходатайства, которое было заявлено защитой в числе прочего, касающееся необходимости допроса свидетелей по делу в том числе непосредственно в зале судебного разбирательства, потому что такой тезис тоже прозвучал, он был оформлен как самостоятельное ходатайство, оно у нас записано, мы не можем его оставить без внимания. С вашего позволения я выскажусь по этому поводу сначала. Первое, уголовно-процессуальный закон предусматривает в случае необходимости допроса свидетелей по делу в том числе путем использования средств видеоконференцсвязи, это прямо предусмотрено законом. В данном конкретном случае не является это каким-либо нарушением процессуального закона. Я считаю и полагаю, что это не ущемляет права участников процесса, потому что были ссылки на невозможность якобы предъявления каких-то определенных документов. Хотел бы отметить, что очередность представления доказательств предусматривается обвинением, это первое. По этому поводу мы уже дискутировали неоднократно. Второе, так или иначе, при допросе указанных свидетелей сторона защиты демонстрировала, что есть возможность задать вопросы по ряду оглашенных документов, именно тех документов, которые касаются допроса конкретного свидетеля. Поэтому в этом плане защита не была ограничена реализовывать свои процессуальные права. Ну, и, наконец, дело все  в том, поскольку закон предусматривает право использовать видеоконференцсвязь, хотел бы отметить, что вопреки доводам защиты о том, что якобы не слышно, что говорит свидетель, якобы не слышно вопросов участников процесса, пока в настоящий момент реально таких проблем не существует. Подобные информационно-коммуникационные сети работают достаточно долго на территории Российской Федерации, ими обеспечены все федеральные суды фактически на территории нашей страны. В данном случае в этом процессе это не является исключением. Реальных срывов, сбоев связи я не наблюдал. Поэтому в удовлетворении этого ходатайства я прошу отказать.

Теперь что касается заявленного Маркеловым и поддержанного всеми остальными участниками процесса ходатайства об отказе от адвоката Шарафутдиновой. Хотелось бы отметить следующее. Наша позиция, что данное ходатайство не подлежит удовлетворению, оснований его удовлетворения не имеется. Хотелось бы процитировать положение Конституции Российской Федерации, а именно ст. 48 основного закона государства, предполагает и гарантирует каждому право на получения квалифицированной юридической помощи, каждому заключенному под стражу обвиняемому в совершении преступления, право пользоваться помощью адвоката защитника с момента, соответственно, предусмотренного законом. И в силу этих положений Конституции Российской Федерации взаимосвязь с ее нормами, определяющими полномочия по регулированию защиты прав и свобод человека и гражданина, федеральный законодатель, действуя в рамках своей компетенции, предусматривает, создает надлежащие условия для реализации данного конституционного принципа на получение юридической помощи с тем, чтобы каждый в случае необходимости имел возможность за ней для отстаивания своих прав и законных интересов.

Вы закончили разговаривать, Наталья Игоревна?

Право пользоваться помощью защитников признается в качестве одного из фундаментальных международно-правовыми актами, являющимися в силу Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы России.  Каждый обвиняемый в совершении преступления вправе иметь достаточно времени  возможности для подготовки своей защиты, общение с выбранным самим защитником защищать себя лично через непосредственно выбранного им адвокатом. А если не имеет защитника, может быть уведомлен об этом праве, и когда интересы правосудия того требуют, пользоваться услугами назначенного защитника бесплатно при недостатке у него оплаты этих услуг. В провозглашенной в ст. 48 Конституции Российской Федерации право предполагает возможность выбора защитника. Это позволяет достичь эффективности как получаемой юридической помощи, так и судебной защиты в целом, поскольку осуществление представительства в деле тем или иным адвокатом, которому защита доверяет и с которым он может согласовать позиции в ходе производства по делу, конкретно еще и стратегию, максимальноспособствует реализации законных интересов подозреваемого / обвиняемого. Хотелось бы отметить, что публично-правовая природа оказания ее помощи обвиняемым вытекает из положения из Уголовно-процессуального кодекса, который предусматривает принятие мер по назначению защитника и определяет перечень обстоятельств, требующих обязательного участия защитника в уголовном деле. В том числе для данной конкретной ситуации следует учесть, что адвокат по делу не должен занимать позицию вопреки воле доверителю, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя. Хотелось бы отметить, что на протяжении всех судебных заседаний как в рамках предварительного слушания, так и в рамках судебного следствия названный адвокат, которому заявлен адвокат, конкретно Шарафутдинова, никогда ни разу не высказывала позицию вопреки позиции доверителя, таких фактов не было зафиксировано. В силу публично-правовой природы оказания юрпомощи обвиняемому его право на выбор конкретного защитника или отказ от его услуг может быть ограничен в интересах правосудия в целях обеспечения быстрой, справедливой и эффективной судебной защиты права, законных интересов не только этого, но и других лиц, участвующих в деле, равно потерпевших от преступления лиц. Если назначенный защитник не устраивает подозреваемого / обвиняемого ввиду его низкой квалификации, а хотелось бы отметить, что непосредственно здесь и сейчас в настоящем судебном заседании до перерыва Маркелов констатировал, что претензий к профессионализму адвоката Шарафутдиновой нет, это грамотный компетентный юрист, каких-либо претензий у него реально высказано не было. Занятые позиции, противоречащие его позиции, повторюсь, зафиксировано не было. Маркелов и его защитники утверждают, что в деле принимает участие защитник по назначению, от которого он отказывается при одновременно участии в деле защитника по соглашению. И данные обстоятельства, по его мнению и мнению защитников, не ущемляют прав Маркелова, а, наоборот, констатируют тот факт, что права на получение квалифицированной юридической предполагается обеспеченным участием адвоката по соглашению. Тем не менее, хотелось бы выразить мнение, что это обстоятельство не исключает возможности оставить без удовлетворения (нрзб. 0:07:38) об отказе от защитника, в частности, мотивируя  свою позицию содержанием позиции отраженных в Пленуме Верховного суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года №29 (нрзб. 0:07:1) «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве». А то, что суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушено в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства, либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлено явным недобросовестным использованием этих правомочий и ущерба интересам других участников по делу.

В связи с этим хотелось бы тезисно отметить следующее: что осуществление прав и свобод не должно нарушать право и свободу других лиц. В качестве примера я хотел бы отметить следующее. Вчерашнее судебное заседание яркий пример того, что удовлетворять такое ходатайство нецелесообразно. Когда происходил допрос свидетеля Ушаковой, произошел по тем или иным причинам срыв судебного заседания, председательствующий был вынужден объявить замечание и удалить адвоката по соглашению, я сейчас без персоналий, это ни к чему, но создалась такая ситуация, при которой в процессе, который нужно было возобновить и решить ряд процессуальных моментов, которые были разрешены, как раз-таки осталась одна адвокат Шарафутдинова. То есть, это как раз и обеспечило возможность дальнейшего рассмотрения дела хотя бы на краткосрочный период. Кроме того, считаем, что непринятие отказа обвиняемого от назначенного ему защитника должно быть продиктовано необходимостью обеспечить разумные сроки производства по делу. Следует учитывать угрозы нарушения, которыми вызваны различными фактами срыва судебных заседаний, а именно командировки, участие в других делах. Я никоим образом не пытаюсь сейчас уличить других защитников в чем-либо, я просто констатирую всего лишь факты, чтобы была понятна моя позиция. У нас имелись факты, когда адвокат Проскурина участвовала в другом заседании, адвокат Владимиров. Это, конечно, напрямую не касается защиты Маркелова, но, тем не менее. Кутуев ранее отсутствовал. Необходимо учитывать форс-мажор, потому что, например,  у нас было опоздание в судебное заседание адвоката Казеева и адвоката Кутуева, поскольку из другого региона названные защитники прибыли с серьезным достаточно опозданием. И благодаря тому, что именно в том числе защитники по назначению присутствовали в зале судебного заседания, можно было реализовать права, предусмотренные ст. 6 прим. Уголовно-процессуального закона и перейти непосредственно к рассмотрению уголовного дела, что никоим образом не нарушило права на защиту непосредственно Маркелова и других  фигурантов дела. По нашему мнению, непринятие судом отказа подсудимого от назначенного защитника, одновременно участие по делу приглашенных и назначенных защитников могут быть с учетом конкретных обстоятельств, характеризующих поведение подсудимого, принято во внимание. Я хочу отметить и вчерашнее поведение Маркелова, который громогласно заявлял о том, что: «Удалите и меня, я не желаю участвовать и участвовать не буду, и продолжать судебное заседание с моим участием, поскольку вы удалили моих защитников». Опять-таки, создан прецедент, при котором такое право могло быть обеспечено только при участии адвокатов по назначению. В данном конкретном случае это адвокат Шарафутдинова. А главное, я считаю, что такие обстоятельства никоим образом не могут противоречить закону и не нарушают, что главное, право на защиту.

Что касается аргументов о том, что, по мнению Маркелова, адвокат Шарафутдинова не заявила ходатайство об исключении ряда доказательств по делу, иных обстоятельств и так далее, голословные заявления о том, что названный защитник якобы не знакомился с материалами дела, хотелось бы отметить, что достаточно количество времени прошло, которое позволяет в полном объеме изучить материалы дела, компетентно выработать позицию. Теперь Леонид Игоревич управляет своими адвокатами, это совершенно очевидно, он корректирует их позицию. Это наглядно демонстрируется в зале судебного заседания. Поэтому выбранная тактика, кто будет заявлять то или иное ходатайство, кто будет говорить о заявлении того или иного ходатайства, определяется непосредственно самим подсудимым и его защитниками. Поэтому то, что адвокат Шарафутдинова не высказывалась относительно самостоятельных ходатайств, не значит о том, что она некомпетентна в силу ее профессиональных навыков. Кроме того, следует учитывать, что в деле происходили замены защитников по соглашению и вступление в дело новых адвокатов не с начала судебного заседания, в то время как адвокат Шарафутдинова в деле принимает участие с момента проведения предварительного слушания.

Резюмируя данную позицию, я хотел бы отметить, что обозначенным постановлением Конституционного суда Российской Федерации №28П от 17 июля 2019 года по делу Кавалерова, которое было озвучено в настоящем судебном заседании, Конституционный суд по делу положения ст.ст. 50, 52 Уголовно-процессуального закона Российской Федерации в их истолковании не признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации. А потому с учетом конкретных обстоятельств дела, которые были озвучены мною, и в силу требований непосредственно статей, перечисленных мной уголовно-процессуального закона, отказ от защитника не является обязательным. На основании изложенного в этой части я прошу в полном объеме отказать в удовлетворении защитой заявленного ходатайства.

Теперь, Уважаемый Суд, обвинение не может оставить без внимания позицию Маркелова, которая была озвучена до перерыва. Маркелов трижды повторил о том, что он в том числе заявляет отвод адвокату Шарафутдиновой. Поскольку в протоколе судебного заседания, я убежден, было отражено это обстоятельство, чтобы это ходатайство не было оставлено без рассмотрения, я прошу также его рассмотреть, отказать в его удовлетворении, поскольку совершенно очевидно и объективно фактов, которые бы предопределяли положение ст. 63 Уголовно-процессуального закона, не предусмотрено, оснований полагать, что каким-либо образом адвокат Шарафутдинова участвовала в производств смежных дел по каким-либо другим участникам производства по делу, или у нее имеется личная заинтересованность – таких оснований нет. В удовлетворении и этого ходатайства обвинение просит отказать. Спасибо.

СУДЬЯ: Суд разрешает ходатайство за исключением…

Прокурор ТРУСОВА:  Ваша Честь, разрешите высказаться?

СУДЬЯ:  Сейчас скажу. Мнение сторон будет выслушано по последнему ходатайству, оценку которым сделал государственный обвинитель после разрешения предыдущих ходатайств. Поэтому к вашему мнению по этому вопросу суд вернется.

СУДЬЯ: Трусова, ваша позиция по ходатайству, заявленному в судебном заседании?

Прокурор ТРУСОВА:  По ходатайству Маркелова об изменении регламента судебного разбирательства, а именно разрешить ему переспрашивать участников процесса, свидетелей ввиду его не расслышания, при этом не делая ему замечания судом, прошу отказать, поскольку удовлетворение такого ходатайства внесет дезорганизацию хода судебного разбирательства. Кроме того, данное ходатайство уже было предметом судебного рассмотрения. Судом в его удовлетворении обоснованно отказано. Замечу, что судом удовлетворено ходатайство государственного обвинителя о запросе сведений о состоянии здоровья подсудимых и результатов их обследования, однако сведения не поступили и нельзя достоверно утверждать об остроте слуха подсудимого. В связи  с чем прошу отказать.

Ходатайство по обеспечению слуховым аппаратом подсудимого Маркелова является… считаю, что оно является непроцессуальным, и не может быть (нрзб. 0:15:44) суда.

Ходатайство об изменении регламента судебного заседания, в частности о допросе свидетеля обвинения непосредственно в зале суда,  а не посредством видеоконференцсвязи, также было рассмотрено судом, обоснованно в его удовлетворении отказано, поскольку допрос свидетелей посредством ВКС предусмотрен Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, а именно ст. 278 прим. 1, и не может лишаться нарушением прав кого-либо из участников процесса. По указанным основаниям прошу в удовлетворении ходатайства отказать.

О приобщении приказа об отпуске защитника Вяткиной, заявленное ею,  о приобщении к материалам уголовного дела, прошу удовлетворить. Ходатайство защитников Мининой, Вяткиной, Владимирова о перемещении подсудимых из огороженного пространства, размещение их непосредственно в зале суда в судебном разбирательства прошу отказать по нескольким причинам. Постановлением суда от 24 июня 2019 года подсудимым продлен срок содержания под стражей. Постановление к настоящему времени, хотя и обжаловано, но не отменено. Маркелов и Кожанов правомерно находятся под стражей как в СИЗО, так и в зале суда. В соответствии с федеральным законом «О содержании под стражей» требования об их изоляции распространяется и на зал. Их изоляция и явка обеспечены сотрудниками конвоя, действующими в соответствии с инструкцией по конвоированию, в целях обеспечения нормального хода судопроизводства. В силу этого также залы суда оборудованы специальными ограждениями, клетками и аквариумами. Такой порядок исполнения законодательства «О содержании под стражей» одобрен соответствующими  правовыми актами, Генеральной прокуратурой Российской Федерации и Департаментом Верховного суда Российской Федерации.

По ходатайству Маркелова об отказе защитника по назначению Шарафутдиновой. Участие данного защитника определено судом, в соответствии с ст. 52 УПК РФ отказ от защитника не является обязательным для суда. Защитник Шарафутдинова является адвокатом, имеет соответствующий статус, назначена судом в целях обеспечения состязательности, равноправия сторон, в целях соблюдения разумных сроков уголовного судопроизводства и прав потерпевшего. Защитник ознакомлен с материалами уголовного дела. Фактов высказывания позиции вопреки доводам подзащитного не имелась. Ссылка Маркелова и его защиты на постановление Конституционного суда Российской Федерации от 17 июня 2019 года «О безусловном принятии отказа защитника по назначению при наличии защиты по соглашению» не может быть принято судом во внимание, поскольку незаконный судебный акт предусматривает случаи непринятия такого отказа, а именно по мотивам злоупотребления как подсудимых, так и защитников по соглашению. К таковым ,в частности, может быть отнесены неявка защитника по соглашению в судебное заседание по различным причинам, иные факты злоупотребления, дезорганизующим ход судебного процесса, к которым также может быть отнесено нарушение установленного судом регламента судебного разбирательства, которое имело место быть в прошлом судебном заседании 18 июля 2019 года. По результатам которого защитники Маркелова по соглашению удалены из зала суда. Продолжение судебного заседания только в присутствии защитника по назначению у всех троих подсудимых имело место неоднократно,  и полагаю, что отказ от них, отсутствии их в зале суда приведет к срыву судебного разбирательства, нарушение прав на защиту подсудимых, прав потерпевшего, а также разумных сроков уголовного судопроизводства, предусмотренных ст. 6.1 УПК РФ. В связи с изложенным прошу ходатайство Маркелова об отказе защитника Шарафутдиновой по назначению суда оставить без удовлетворения. Прозвучавшее в речи ходатайство подсудимого Маркелова, в ходатайстве об отводе защитника Шарафутдиновой, прошу отказать, так как им не приведены основания для отвода защитника, установленные уголовно-процессуальным законом. У меня все, Ваша Честь.

СУДЬЯ: Суд разрешает ходатайство, прозвучавшее в судебном заседании за исключением заявления Маркелова именно об отводе защитника Шарафутдиновой. Разрешая ходатайство подсудимого Маркелова от отказе от услуг защитника адвоката Шарафутдиновой, суд, выслушав мнение сторон, постановляет, в удовлетворении заявления подсудимого Маркелова об отказе от защитника Шарафутдиновой, отказать по следующим основаниям. В соответствии с ч. 3 ст. 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации отказ от защитника не является обязательным для суда, отказ от защитника должен быть мотивированным .вместе с тем каких-либо убедительных доводов подсудимым Маркеловым в обоснование отказа от защитника Шарафутдиновой не приведено. В судебном заседании защитника Шарафутдинова добросовестно исполняет свои обязанности в рамках уголовного дела, не допускает позиций, противоречащих позиции подсудимого, поддерживает ходатайства подзащитного и других его защитников, аргументирует и мотивирует свои доводы. С материалами уголовного дела защитник Шарафутдинова ознакомлена в полном объеме до начала судебного разбирательства. Фактов недобросовестного выполнения своих обязанностей адвокатом по назначению Шарафутдиновой по защите прав и интересов Маркелова не установлено. Участие в судебном заседании иных защитников Маркелова по соглашению не является подтверждением недобросовестного выполнения своих обязанностей адвоката Шарафутдиновой. Ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката не делает различий между защитником по соглашению и по назначению.

Разрешая ходатайства защитника адвоката Вяткиной о приобщении к материалам дела приказа №26 от 27 июня 2019 года о предоставлении ей очередного отпуска, выслушав мнения сторон, суд постановляет ходатайство удовлетворить, приобщить к материалам дела приказ №26 от 27 июня 2019 года о предоставлении Вяткиной очередного отпуска.

Оснований для рассмотрения самостоятельного ходатайства защитника подсудимой Долгушевой адвоката Минина об освобождении подсудимого Маркелова и подсудимого Кожановой из помещения в зале суда для лиц, содержащихся под стражей, на время проведения судебного заседания не имеется, поскольку соглашения на его участие в судебном заседании по рассматриваемому делу у Минина с Маркеловым и Кожановой не заключено.

Разрешая ходатайство подсудимого Маркелова и защитника по освобождению его как подсудимого из помещения в зале суда для лиц, содержащихся под стражей, на время проведения судебный заседаний суд, выслушав мнения сторон, приходит к следующим выводам. 14 апреля 2017 года Маркелову избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Срок содержания под стражей продлен Нижегородским районным судом г. Нижний Новгород 24 июня 2019 года на три месяца по 2 октября 2019 года включительно. Порядок и условия содержания под стражей, гарантия законных прав и интересов лиц, в отношении которых в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации избрана мера пресечения в виде заключения под стражу определяется федеральным законом №103ФЗ от 15 июля 1995 года «О содержании под стражей подозреваемых / обвиняемых в совершении преступлений». В соответствии с ч. 5 ст. 32 указанного закона основные требования обеспечения изоляции должны соблюдаться при перемещении подозреваемых и обвиняемых за пределами их места содержания под стражей. Данные требования распространяются на порядок их содержания в зале суда. Согласно ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1993 года «Об учреждении органов, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы» №5473-1 конвоирование содержащихся в следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы лиц, заключенных под стражу, для участия в судебном разбирательстве и охраны указанных лиц во время производства процессуальных действий, осуществляется полицией. В соответствии с п. 164 Инструкции служебной деятельности специальных подразделений уголовно-исполнительной системы, утвержденной совместным приказом Минюста РФ, МВД РФ 24 мая 2006 года №199ДСП/369ДСП караул обязан обеспечить изоляцию конвоируемых от посторонних граждан, соблюдение установленного режима содержания. Изоляция и охрана необходимы для устранения возможности препятствования нормальному ходу судебного следствия по уголовному делу. Письмо Министерства юстиции Российской Федерации за №5-63-96 Верховного суда Российской Федерации №11РКН/7 и Министерства внутренних дел Российской Федерации №1/483 определены предложения по созданию надлежащих условий для рассмотрения судами уголовных дел и безопасности участников уголовного судопроизводства и конвойных внутренних войск милиции при исполнении ими обязанностей, указанным документом предусмотрено обеспечение судов общей юрисдикции оборудование зало судебных заседаний специальными фиксированными заграждениями, отделяющих подсудимых по уголовным делам от состава суда и посетителей, прибывших на слушания, и обязывались конвойных помещать за эти ограждения всех подсудимых, содержащихся под стражей.

Наставление по содержанию, охране и конвоированию подозреваемых / обвиняемых в совершении преступления, утвержденного приказом МВД РФ от 26 января 1996 года №41ДСП, регламентирует деятельность по вопросам содержания охраны и конвоированиюподозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, и определяет задачу принципа организации порядок особенности несения служба, обязанности прав нарядов, основы управления подразделения нарядами, выполняющими данные функции. Абзацем 1 пункта 3.113 наставления предусмотрено размещение за барьером в зале судебного заседания обвиняемых, в отношении которых в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Подобная норма содержалась и в наставлении по служебной деятельности изоляторов временного содержания, подразделения охраны, конвоирования подозреваемых  и обвиняемых, одобрено судебным департаментом и в Верховном суде Российской Федерации №СД-АП/269, Генеральной прокуратурой Российской Федерации №16-13-06, утвержд6енного приказом №140ДСП МВД Российской Федерации в соответствии с пунктом 307 которого в зале судебного заседания подозреваемые и обвиняемые размещаются за барьером, защитным заграждением. Доставка подозреваемых и обвиняемых вне оборудованные барьерами и защитными заграждениями залы судебных заседаний запрещена.

В соответствии с письмом Судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации от 25 ноября 2009 года №СД-АП/21-43, Сводом правил по проектированию, строительству СП №152.1330.2012 здания судов общей юрисдикции, правила проектирования, утвержденныеприказом Федерального агентства по строительству, жилищно-коммунальному хозяйству, 25 декабря 2012 года  в залах судебных заседаний для рассмотрения уголовного дела устанавливаются металлические решетки, пуленепробиваемые стекла, либо иные приспособления, ограждающие места для размещения подсудимых во время проведения судебных процессов. Факт нахождения подсудимого в зале суда в специально отведенном месте для содержания лиц, содержащихся под стражей во время проведения судебных заседаний, содержание на законных основаниях лица под стражей в местах, соответствующих установленным государственным нормативам, заведомо не может причинить физические и нравственные страдания, поскольку такие нормативы создавались именно с целью обеспечить не только содержание под стражей, но и обеспечить при этом соблюдение прав лиц, оказавшихся в них вследствие реализации механизма государственного принуждения. Нахождение подсудимого в зале судебного заседания в специальном огороженном стеклом помещении не является чрезмерной мерой и не может расцениваться как унижающее честь и достоинство посредством (нрзб. 0:27:53) Конвенции…

Подсудимая КОЖАНОВА: Как не унижающие, когда унижающие.

СУДЬЯ:  … о защите прав человека и основных свобод, поскольку позволяет подсудимому сидеть, стоять, не ограничивает попадание кислорода, света, не препятствует участию в судебном заседании. Также суд учитывает, что Маркелов обвиняется в совершении нескольких, в том числе особо тяжкого преступления, а обстоятельства, послужившие основанием для избрания ему меры пресечения, не изменились. На основании изложенного суда постановляет отказать в удовлетворении ходатайства об освобождении на время судебного заседания подсудимого Маркелова из специально огражденного места прозрачной кабины аквариума.

Разрешая ходатайство подсудимого Маркелова и защитников о допросе свидетелей непосредственно путем обеспечения их явки в зал судебного заседания Нижегородского районного суда, суд, выслушав мнение участников процесса, приходит к следующему. Допрос свидетеля в судебном заседании осуществляется в соответствии с ч. 1 ст. 240, ст. 278 и ст. 278.1 УПК РФ, как непосредственно обеспечение явки стороной обвинения в судебное заседание в помещениеНижегородского суда, так и посредством видеоконференцсвязи, представляемой Верховным судом Республики Марий-Эл. Необходимость допроса свидетелей посредством видеоконференцсвязи обусловлена отдаленной места проживания свидетелей… места постоянного проживания…

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  (нрзб. 0:29:15)

СУДЬЯ:  … свидетелей от города Нижнего Новгорода, а также длительной продолжительной по времени процедуре допроса их  в судебных заседаниях участниками процесса по несколько судебных заседаний, количеством судебных заседаний, проводимых по делу в неделю, и их отложение в связи с изменением состояния здоровья подсудимых. Допрос свидетелей посредством видеоконференцсвязи прямо предусмотрен Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, осуществляется судом на основании соблюдения требований ст. 278 прим. Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Данная процедура как предусмотренная Федеральным законом, не нарушает прав законных интересов подсудимых, в том числе прав на защиту, а также не нарушает принципов состязательности сторон и непосредственно исследования доказательств, не нарушает порядка допроса свидетелей, предусмотренных ст. 278 УПК РФ. На основании изложенного, суд, выслушав мнение сторон, постановляет в удовлетворении данного ходатайства отказать.

Разрешая ходатайство Маркелова об обеспечении его слуховым аппаратов ввиду нарушений функций слуха суд учитывает следующее. В соответствии со ст. 5 УПК РФ суд является органом, рассматривающим уголовное дело по существу и выносящее решение, предусмотренное Уголовно-процессуальным кодексом через процедуру судебного разбирательства, заседания которого являются процессуальной формой осуществления правосудия в ходе судебного производства по уголовному делу. Оказание медицинской помощи подозреваемым /  обвиняемых, содержащихся под стражей, регламентируется ст. 25 Физического закона от 15 июля 1995 года №103ФЗ в редакции от 19 июля 2018 года «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и не относится к компетенции суда. На основании изложенного, выслушав мнения сторон, суд постановляет в удовлетворении ходатайства подсудимого Маркелова отказать, поскольку данный вопрос не относится к компетенции суда.

Разрешая ходатайство Маркелова об изменении регламента судебного заседания, выслушав мнения сторон, суд приходит к следующему. В соответствии со ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, и суд не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществление предоставленных им прав. Поскольку регламент судебного заседания, порядок исследования доказательств сторонами в процессе судебного заседания, порядок заявления ходатайств четко и однозначно отражен в уголовно-процессуальном законе и главах 35, 36, 37 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а суд в ходе судебного разбирательства руководствуется указанными положениями закона, и закон обязывает всех участников уголовного процесса к соблюдению этих норм и реализацию процессуальных прав в последовательности и порядке, определенными этими нормами, председательствующий руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации меры по обеспечению состязательности, равноправию сторон, обеспечивает соблюдениераспорядка судебного заседания. Суд находит ходатайство подсудимого Маркелова не подлежащим удовлетворению, поскольку изменение регламента и приведенными главами 35-37 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации порядка судебного разбирательства, не относится к компетенции суда, и постановляет в удовлетворении ходатайства отказать.

На разрешение сторон суд ставит заявленный при оглашении в предыдущих ходатайствах подсудимым Маркеловым отвод защитнику адвокату Шарафутдиновой. Защитник Вяткина, ваша позиция?

Адвокат ВЯТКИНА:  По отводу? Извините, пожалуйста, Ваша Честь… Уважаемый Суд, я могу только поддержать непосредственно позицию своего подзащитного. И не расценивать корректное отношение непосредственно, которое проявлено, я полагаю, доверителем и иными адвокатами с точки зрения положений Кодекса адвокатской этики как основания, по которым прокурор непосредственно говорил о необходимости отказать. Я полагаю просто этичное поведение с точки зрения оценки работы коллег, ну, они не дают право говорить, достаточно ли ознакомлен человек непосредственно с материалами дела и так далее. И в отличие от прокурора я, к сожалению, таких оценок дать не могу. Поэтому я полагаю, что я должна поддержать непосредственно позицию своего доверителя, потому что только он может оценивать непосредственно работу защитника, поскольку именно с доверителем, а на сегодня это Маркелов, обсуждаются вопросы той же тактики, стратегии в рамках посещений. Поэтому я полагаю, что только он может оценить, насколько кто осведомлен и насколько кто какой деятельностью занимается, что может явиться основанием для отвода, но никто иной. Я полагаю, что вряд ли у нас прокурор беседовал  с защитником для того, чтобы давать такие оценки – знает человек, не знает, надлежащим образом или ненадлежащим она выполняет такие обязанности.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  А мне, Ваша Честь, позволите свое прокомментировать ходатайство?

СУДЬЯ:  Вы хотите его дополнить?

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Да.

СУДЬЯ:  Дополняйте.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Ваша Честь, если я высказываюсь уважительно к адвокату – это мое внутреннее отношение, понимаете, мое воспитание. Во-первых, к женщину, во-вторых, к человеку, который мне ничего плохого не сделал. Но с самого первого дня возбуждения дела в отношении меня – это политический сценарий, сопровождающийся шоу натуральным. У нас Кожанову, если посчитать уголовное дело, (нрзб. 0:35:39) 220 человек, подавляющее большинство сотрудников ФСБ. Обыск у нее проводили 40 человек  в масках прессой, со всем телеканалом. Это шоу. Отношения никакого к уголовному делу не имеет. Никаких преступлений ни я, ни Кожанова не совершали. Не могла она мне передать 235 млн. руб., женщина. В кармане она их что ли принесла, как показывали по телевизору? И арест мой был совершенно незаконный. Ибоследователь сфальсифицировал материалы дела. Он представил в суд при моем аресте материалы, из которых следует, что я распределил якобы 4 млрд. субсидий, что вообще нонсенсом является – распоряжаться субсидиями федерального правительства. Я не мог этого сделать. И все это делается на основании норм регламента закона. А так мы были представлены документы, которые никакого отношения не имели, о банкротстве предприятия «Тепличное», которое произошло техническое банкротство, который сам собственник и провел в 2017 году. Вот с этого момента арест мой и пошел. И никто не разбирается по существу дела. И ваши доводы, что я арестован законно – это политическое дело. И фамилии, которые звучат в ходе судебного следствия, никого не пригласили  не допрашивали. Вы обсуждаете вопрос с клерком, с шофером о поведении, извините, министра. Откуда она знает, как Силуанов и Ткачев принимали решение о выделении субсидий предприятию «Тепличное»? Допросите их и пригласите в суд. И шоу это устраивать не надо. Что касается адвоката. С первого дня мне предлагали и сотрудники ФСБ, неважно, и следователи – отказаться от моих защитников, так же как и Кожанову. В ночное время, кстати. И взять защитников по назначению. И признать вину, которую я не совершал, оговорить людей, которые никакого отношения к делу не имеют. Это было с самого начала. И суд продолжает эту работу, предлагая мне  (нрзб. 0:37:36) Шарафутдинову. Мы взрослые люди, мы понимаем, что 250 томов, я к прокурору обращаюсь, вряд ли и вы, уважаемый господин прокурор, не хочу о вас говорить, но вот вы ознакомились. Это адский труд. Я знакомился больше чем полгода с этими материалами дела. Она что, за три дня ознакомилась? Я не пользуюсь консультацией Шарафутдиновой, потому что она не знакома с делом, она не знает, что мне сказать. Вы хотите, чтобы я в суде приводил факты такие? Или я каждый раз обращался к ней за консультацией и получал консультации, которые не соответствуют закону или не соответствуют фактическим материалам дела. Зачем это шоу? Я же понимаю, что ее вчерашнее участие в деле — это как раз основание удалить защитника Вяткину, удалить защитника Казеева – Маркелов остался без  прикрытия. Давайте, вот вам Шарафутдинова, защищайте себя. И слушайте, что несет этот свидетель дальше. Так не может быть,  это не защита. Если вы хотите процесс организовать правильно – организовывайте. Но не надо устраивать шоу. Не надо удалять моих защитников, предоставляя мне человека, который не знаком с дела ,у которого нет абсолютно понимания, что происходит, который не знает обстоятельств. Мы же ей не можем экзамен устроить – кто выделял субсидии,в каком году, какой свидетель что показал. Это необходимо, и неправильно это будет. И ни у суда, ни у меня нет таких прав. Я хочу достучаться до суда – не надо вот этого всега. Отведите, я отказываюсь от защитника Шарафутдиновой. Она очень хороший человек, но в этом процессе ей не место. Я настаиваю на том, чтобы мою защиту осуществляли те защитники, которые знакомились с делом, которые по соглашению у меня имеются, и этого достаточно вполне. Не надо мое, скажем так, отношение уважительное  человеку интерпретировать, как прокурор интерпретирует, как будто у меня нет претензий. У меня есть масса претензий. Я их высказал одним словом – я отказываюсь. И этого достаточно. В слове «отказываюсь» - в нем как раз и сконцентрировано все, что я хотел сказать. Я отказываюсь по всем снованиям. Поэтому прошу мое ходатайство удовлетворить.

СУДЬЯ:  Вяткина, выскажите свое отношение к повторному ходатайству подсудимого об отказе от услуг защитника Шарафутдинова.

Адвокат ВЯТКИНА:  Уважаемый Суд, я поддерживаю ходатайство моего подзащитного.

СУДЬЯ:  Проскурина, изложите свое отношение к заявленному Маркеловым отводу адвокату Шарафутдиновой и повторному заявлению от отказе от ее услуг.

Адвокат ПРОСКУРИНА:  Ваша Честь, относительно заявленного отвода адвокату Шарафутдиновой я разделаю позицию своего подзащитного и поддерживаю заявленное им ходатайство. Относительно его заявления об отказе от защитника, назначенного по назначению, я ранее высказывала свою позицию относительно его же ходатайства об отказе от данного защитника. Мое мнение не изменилось. Прошу удовлетворить.

СУДЬЯ:  Казеев, ваша позиция?

Адвокат КАЗЕЕВ:  Ваша Честь, ходатайство Маркелова полностью поддерживаю. По поводу отвода поддерживаю и коллег, которые высказывались (нрзб. 0:41:06) Маркелова. По поводу повторного ходатайства об отказе от защитника. Хотелось бы отметить в дополнение, что прокурор в своей позиции прямо заявил о том, что защитник Шарафутдинова и занимаемая ею позицию по уголовному делу их полностью устраивает, и в данном случае, если позиция адвоката полностью устраивает государственное обвинение, это более чем является основанием для удаления данного защитника, освобождения его от защиты Маркелова. Основания, которые приводит в том числе и прокуратура, что защитники по соглашению могут быть удалены, как раз и делают то различие, которое, как они ранее говорили, нельзя делать между защитниками по назначению и по соглашению. В данном случае прокуратура говорит, что по соглашению  могут быть удалены, а по назначению не будут удалены, потому что у них такая позиция, которая устраивает государственное обвинение. И в данном случае я считаю, что доводы, которые носят предположительный характер о том, что защитники по соглашению могут быть удалены, не является основанием для отказа в удовлетворении хозяйственна об отказе от защитника.

СУДЬЯ: Шарафутдинова?

Адвокат ШАРАФУТДИНОВА:  Ваша Честь, я, естественно, поддерживаю позицию Леонида Игоревича Маркелова. Прошу удовлетворить оба его ходатайства.

СУДЬЯ: Кожанова, изложите ваше отношение к данному заявлению, ходатайству?

Подсудимая КОЖАНОВА: Не возражаю.

СУДЬЯ:  Долгушева?

Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Поддерживаю ходатайство в полном объеме.

СУДЬЯ:  Владимиров?

Адвокат ВЛАДИМИРОВ: Поддерживаю.

СУДЬЯ:  Овсянкин?

Адвокат ОВСЯНКИН:   Аналогичная позиция, поддерживаю.

СУДЬЯ: Макарова?

Адвокат МАКАРОВА: Разделаю позицию своей подзащитной.

СУДЬЯ:  Минин?

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Ваша Честь, Уважаемый Суд, полагаю, что ходатайство Маркелова подлежит удовлетворению как в части отвода, так и в части отказа. Потому что положение ст. 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при заявлении подсудимым отказа от защитника следует рассматривать системную связь положения ст. 50 и 52, гарантирующей порядок отказа от защитника, а также положение Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации», которая также содержит процессуальные нормы, о которых неоднократно Конституционный суд упоминал о том, что если процессуальные нормы направлены на обеспечение гарантий прав подзащитных, то они подлежат применению в приоритетном порядке, чем положение Уголовно-процессуального кодекса. Поэтому, Уважаемый Суд, я прошу это ходатайство удовлетворить.

СУДЬЯ: Для разрешения отвода суд удаляется в совещательную комнату. В совещательной комнате будет разрешено ходатайство об отказе (нрзб. 0:44:40).

 

Перерыв

 

СУДЬЯ: Оглашается постановление 19 июля 2019 года, Нижегородский районный суд г. Нижнего Новгорода в составе председательствующего судьи Дякиной с участием старшего прокурора второго отдела апелляционного управления, Главного уголовно-судебного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова,  прокурора первого отдела государственных обвинителей уголовно-судебного Управления Прокуратуры Нижегородской области – Трусовой; подсудимых Маркелова, Кожановой, Долгушевой, защитников адвокатов Вяткиной, представившей удостоверение №8779, ордер №72; Проскуриной, представившей удостоверение №1054, ордер №261; Шарафутдиновой, представившая удостоверение №707, ордер №68962; Казеева, представившего удостоверение №111202, ордер №6007; Овсянкин, представший удостоверение №2440, ордер №68960; Владимиров, представивший удостоверение №198, ордер №000115; Минина, представившего удостоверение №15812 и ордер №5059; Макаровой, представившей удостоверение №2288 и ордер №69121; при секретаре (нрзб. 0:01:19), рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении Маркелова Леонида Игоревича, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 290, ч. 2 ст. 285, ч. 2 ст. 285, ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации; Кожановой Натальи Игоревны, обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 291.1 Уголовного кодекса Российской Федерации;Долгушева Ираида Борисовна, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 285 УК РФ, установил:

Подсудимый Маркелов заявил отвод защитнику по назначению адвокату Шарафутдиновой, поскольку интересы в судебном заседании представляют защитники по соглашению. Защитники подсудимого Маркелова, подсудимые Кожанова, Долгушева и их защитники заявленный отвод поддержали, государственные обвинители высказались, что оснований для отвода не имеется. Суд, выслушав мнения участников процесса, приходит к следующему выводу. Оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, исключающих участие адвоката Шарафутдиновой в качестве защитника в производстве по делу, не имеется. Доводы, приведенные подсудимым в обоснование заявленного отвода не являются обстоятельствами, исключающими участие адвоката Шарафутдиновой в производстве по уголовному делу. Защитник в полном объеме ознакомилась с материалами уголовного дела, является профессиональным адвокатом. Фактом не разделения защитником Шарафутдиновой позиции подзащитного не установлено. На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 62, 72, 256 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд постановил в удовлетворении отвода, заявленного подсудимым Маркеловым защитнику адвокату Шарафутдиновой, отказать, продолжить судебное заседание с ее участием. Судья, подпись. Копия постановления будет по окончанию судебного заседания вручена подсудимому и другим участникам. Присаживаемся.

Разрешая заявленное в судебном заседании заявление Маркелова об отказе от услуг защитника Шарафутдиновой, суд, выслушав мнение сторон, на месте постановляет данное ходатайство было судом разрешено в судебном заседании 15 июня 2019 года, в удовлетворении ходатайства было отказано. Новых доводов в обоснование ходатайства подсудимым Маркеловым не приведено. Суд на месте постановляет отказать в удовлетворении ходатайства Маркелова об отказе от услуг защитника Шарафутдиновой. Судебное заседание объявляется продолженным.

У меня обращение к коллеге Верховного суда Республики Марий-Эл. Пригласите, пожалуйста, свидетеля Ушакову. Государственные обвинители, ваши вопросы свидетелю.

Прокурор ПОТАПОВ: Спасибо, Ваша Честь. Валентина Львовна, добрый день.

Свидетель УШАКОВА:  Здравствуйте.

Прокурор ПОТАПОВ: Валентина Львовна, на прошлом судебном заседании мы прервались, мой вопрос остался фактически без ответа, я вынужден задать его еще раз. Скажите, пожалуйста, какие показания вы подтверждаете – данные вами в ходе предварительного следствия или… вы подтверждаете данные в ходе предварительного следствия показания?

Свидетель УШАКОВА:  Я подтверждаю, да.

Прокурор ПОТАПОВ: Скажите, пожалуйста, какие показания – данные в суде или на следствии – являются более полными?

Свидетель УШАКОВА:  Я подтверждаю те или другие, но наиболее полные были на следствии.

Прокурор ПОТАПОВ: Хорошо. Валентина Львовна, скажите, пожалуйста, при составлении протокола следственных действий вы их подписывали?

Свидетель УШАКОВА:  Да, подписывала.

Прокурор ПОТАПОВ:  Какие-либо замечания, которые были зафиксированы в протоколах следственных действий, вами подавались?

Свидетель УШАКОВА:  Нет, не подавались.

Прокурор ПОТАПОВ: Так, хорошо. Скажите, пожалуйста, ряд вопросов еще есть. Валентина Львовна, как вы можете охарактеризовать Долгушеву Ираиду Борисовну в период ее работы в Министерстве сельского хозяйства и продовольствия Республики Марий-Эл в должности первого заместителя министра и в дальнейшем в должностиминистра этого министерства?

Свидетель УШАКОВА:  Ираида Борисовна Долгушева уважаемый руководитель, очень грамотный. Даже бы сказала, очень умный руководитель. Она хорошо знала отрасли сельского хозяйства, владеет экономическими анализами и финансовыми анализами, очень оперативно умеет принимать управленческие решения.

Прокурор ПОТАПОВ: Скажите, пожалуйста, Ираида Борисовна являлась дисциплинированным исполнительным сотрудником, руководителем?

Свидетель УШАКОВА:   Да, Ираида Борисовна являлась. В министерстве она занимала должность первого заместителя, и подчинялась министру сельского хозяйства Егошину Александру Яковлевичу.

Прокурор ПОТАПОВ: Скажите, пожалуйста, Валентина Львовна, отличалась ли Долгушева Ираида Борисовна авторитарным стилем управления? В чем это выражалось?

Адвокат МИНИН: Ваша Честь, у меня возражения.  Я прошу отвести данный вопрос, потому что он является наводящим.

СУДЬЯ: Возражение защитников, государственных обвинителей относительно вопросов, которые задают участники уголовно-процессуальным законом не предусмотрено. Подобное поведение суд расценивает как нарушение процессуального порядка судебного заседания, регламента судебного заседания. На что обращаю внимание защитника адвоката Минина. При повторении подобного поведения суд будет его расценивать как нарушение порядка судебного разбирательства и неподчинение распоряжению председательствующего. Полномочия по снятию вопросов, если они являются наводящими или не имеют отношения к делу, относятся к исключительной компетенции председательствующего. И суд делает замечание еще раз защитнику Минину на то, что он пытается собой подменить председательствующего судью по делу. Свидетель, отвечайте на тот вопрос, который вам был задан государственным обвинителем. Если вы его уже из своей памяти утратили, озвучьте, государственный обвинитель его повторит.

Свидетель УШАКОВА:  Повторите.

Прокурор ПОТАПОВ:  Валентина Львовна, повторяю вопрос в связи с распоряжением председательствующего. Отличалась ли Долгушева Ираида Борисовна авторитарным стилем управления? И в чем это выражалось, если таковое было?

Свидетель УШАКОВА:  Если по отношению как исполнитель, как исполнителя оценивать, то, конечно, Ираида Борисовна была исполнительной, все вовремя и в срок все поручения министра выполняла, поручая нужные задания в отделы, которые касались конкретных тем, ей поручали. Если оценивать по отношению к подчиненным, оцениваю как характер авторитарный, не требующий возражений, требующих четких исполнений.

Прокурор ПОТАПОВ: Скажите, пожалуйста, известны ли вам случаи, когда Долгушева Ираида Борисовна отказывалась от выполнения указаний, данных ей вышестоящим руководством. Я имею в виду министра сельского хозяйства Республики Марий-Эл и главу Республики Марий-Эл.

Свидетель УШАКОВА:  Мне такие факты неизвестны.

Прокурор ПОТАПОВ: Скажите, пожалуйста, были ли случаи, когда вы по тем или иным причинам не выполняли указания Долгушевой?

Свидетель УШАКОВА:  Тоже не было. Выполняла.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, в тех случаях, если вы были не согласны с указаниями Долгушевой, по каким причинам вы их выполняли?

Свидетель УШАКОВА:  Если была не согласна, то я обязательно делала, готовила соответствующий анализ, который мог бы обосновать мой отказ. И, в принципе, Ираида Борисовна всегда выслушивала, рассматривала эти вопросы. Но если не было возможности изменить, то, в принципе, она поясняла, что нужно сделать. И здесь уже безвыходно, я исполняла.

Прокурор ПОТАПОВ: Валентина Львовна, на прошлом судебном заседании вы дали показания о том, что – в том числе на вопросы защиты -  о том, что вас заставила выполнить незаконное указание Долгушева о подготовке  тех писем, которые стали предметом судебного разбирательства, которое в свою очередь ей дал указание Маркелов по поводу подготовки этих писем. И вы боялись не выполнить указание. Что вы имели в виду, описывая свои опасения?

Свидетель УШАКОВА:   Я боялась, что если я сообщу, а, в принципе, как бы по действующему законодательству я должна была и вышестоящему руководству, и в прокуратуру сообщить о склонении к выполнению неправомерных поручений, я боялась, что мне не дадут ни жить, ни работать в республике, потому что такие факт были.

Прокурор ПОТАПОВ: А что вы подразумеваете «ни жить, ни работать»?

Свидетель УШАКОВА:  Ну, уволили с работы.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, а вам такие случаи аналогичного характера известны.

Свидетель УШАКОВА:   В прессе, в интернете, в средствах массовой информации такие факты были. Я по фамилиям вспомнить не могу, но факты такие, как сказать, были, публиковались.

Прокурор ПОТАПОВ: Валентина Львовна, на следствии вы пояснили,  в том числе мы огласили ваши показания, которые вы слушали, о том, что учитывая отношение Долгушевой к указаниям Маркелова, о том, что она всегда прислушивалась к его мнению, скажите, пожалуйста, вы можете пояснить, почему подсудимая Долгушева не могла возражать Маркелову, в том числе в части дачи им незаконных указаний?

Свидетель УШАКОВА:  Я этого объяснить не могу, не знаю. Мне она не объясняла причины.

Прокурор ПОТАПОВ: Скажите, пожалуйста, в период работы Долгушевой в Министерстве сельского хозяйства и продовольствия Республики Марий-Эл можете ли вы охарактеризовать как как специалиста, знающего порядок предоставления сельхозтоваропроизводителям государственной поддержки, в том числе в форме субсидирования процентных ставок по инвестиционным кредитам?

Свидетель УШАКОВА:  Да, конечно.

Прокурор ПОТАПОВ:  В таком случае поясните, пожалуйста, имела ли Долгушева Ираида Борисовна доступ к документальным материалам о предоставлении сельхозтоваропроизводителями господдержки, в том числе в форме субсидирования процентных ставок по инвестиционным кредитам?

Свидетель УШАКОВА:  Прямого доступа, конечно, нет, потому что все документы сельхозтоваропроизводителями, либо третьими лицами, которым они поручали представить, представлялись к нам в отдел конкретно специалисту, которому было в обязанности вменено в соответствии с регламентом осуществлять прием и проверку документов. В том числе он  осуществлял регистрацию всех документов, которые (нрзб. 0:14:14).

Прокурор ПОТАПОВ: В случае необходимости в ознакомлении с этими документами, о которых я сейчас сказал, могла ли Долгушева их получить через своих подчиненных?

Свидетель УШАКОВА:  Конечно, могла. И окончательное решение после проверки документов обязательно было за руководителем. Это мог быть либо министр, либо первый зам Долгушева Ираида Борисовна. Потому что расчеты, уже проверенные расчеты субсидий, они представлялись ей на подпись. И только после этого уже при наличии лимитов готовились реестры, бюджетные заявки на финансирование. Сначала бюджетные заявки и реестр на финансирование.

Прокурор ПОТАПОВ: Валентина Львовна, имела ли Долгушева доступ к электронному и информационному массиву, находящемуся в эксплуатации возглавляемого вами подразделения, содержащего сведения о предоставлении сельхозтоваропроизводителям господдержки.

Свидетель УШАКОВА:  Нет, это доступ только специалистов, потому что он несет персональную за это ответственность. У каждого свой индивидуальный пароль, даже у меня нет паролей этих.

Прокурор ПОТАПОВ: В таком случае если Долгушевой необходимо было изучить информацию, которая содержалась в этом электронном массиве, которая содержалась в свою очередь в учетном продукте 1С, могла ли она получить такую информацию через своих подчиненных?

Свидетель УШАКОВА:  В обязательном порядке, это было на постоянной основе, мы готовили аналитику регулярно. Если что-то финансировать, то это могло быть даже каждый день. (Нрзб. 0:15:57) и уточнялась информация о факте причитающихся и невыплаченных субсидиях как федеральных, так и республиканских. По всем мероприятиям, включая возмещение процентных ставок по инвестиционным кредитам.

Прокурор ПОТАПОВ: Скажите, пожалуйста… как часто вами и сотрудниками возглавляемого вами отдела по поручению и в интересах Долгушевой готовились статистические информационные аналитические документы о предоставлении сельхозтоваропроизводителями господдержки, в том числе в форме субсидирования процентных ставок по инвестиционным кредитам?

Свидетель УШАКОВА:  Я сказала, что это на постоянной основе. То есть, если что текущее финансирование, то это могло быть каждый день. Если нет, то уже по факту. Но так ежемесячно накопительно с начала года информация в обязательном порядке должна была быть у Ираиды Борисовны. В рабочем порядке мы готовили и представляли для того, чтобы она могла оперативно владеть этими сведениями.

Прокурор ПОТАПОВ: Валентина Львовна, вы пояснили на следствии, что Долгушева была назначена министром сельского хозяйства 22 сентября 2015 года. Известно ли вам, накануне ее назначения Долгушеву посещал в Министерстве сельского хозяйства Криваш?

Свидетель УШАКОВА:  Я не помню.

Прокурор ПОТАПОВ: Известно ли вам, разговаривал ли он с ней по телефону до ее назначения министром сельского хозяйства?

Свидетель УШАКОВА:  Я такого не помню.

Прокурор ПОТАПОВ: Валентина Львовна, в ходе допроса вас в качестве свидетеля по уголовному делу на предварительном следствии вы показали о том, что вы были очевидцем телефонного разговора между Долгушевой Ираидой Борисовной, Маркелова Леонида Игоревича, после которого Долгушева, сославшись на поручение Маркелова, дала вам указание подготовить письмо в адрес «Птицефабрики Акашевская», в котором содержались недостоверные сведения о периодах выплат данным сельхозтоваропроизводителям в 2015 году. Вы подтверждаете данные события?

Свидетель УШАКОВА:   Да, я подтверждаю.

Прокурор ПОТАПОВ: Валентина Львовна, вы можете пояснить, чем именно обусловлено расхождение ваших показаний, данных на следствии и в суде относительно даты данного события, я имею в виду про телефонный звонок, которую на предварительном следствии вы смогли назвать достаточно точно?

Свидетель УШАКОВА:  Я на прошлом слушании говорила о том, что я ассоциирую непосредственно с датой подготовки первого письма. Но так как это давние события, я, конечно, еще раз вспоминала. Времени уже прошло очень много и, конечно, точную дату назвать не представляется, конечно, возможным сейчас – это однозначно. Но то что такой факт был, я подтверждаю. Только в какой день точно, я не могу сказать. Но это было во время подготовки писем.

Прокурор ПОТАПОВ: Валентина Львовна, скажите, приходилось ли вам присутствовать при иных телефонных разговорах между Долгушевой Ираидой Борисовной и Маркеловым Леонидом Игоревичем в тот период, когда Долгушева занимала должность первого заместителя министра сельского хозяйства?

Свидетель УШАКОВА:  Я могу, конечно, вспомнить ,потому что, по-моему, были звонки и на сотовый. Переговоры какие-то были. Но в точности в какие периоды я вспомнить сейчас не могу. И на какие сейчас телефоны… Но то что на связи, связь была. То есть, подержали, безусловно, разговоры были. Но я, как сказать, очень  редко была, только по мере того как Ираида Борисовна меня приглашала. Поэтому акцентировать по дням я не могу.

Прокурор ПОТАПОВ: Валентина Львовна, про сотовый телефон я вам услышал. Скажите, пожалуйста, кроме сотового происходили переговоры по АТС городской связи, либо правительственной АТС, то есть, как вы его называете, прямой телефон.

Свидетель УШАКОВА:  Правительственная связь точно у Ираиды Борисовны была в кабинете первого зама. В кабинете министра тоже была правительственная связь. И переговоры по этой связи Ираида Борисовна осуществляла.

Прокурор ПОТАПОВ:  А вам известен оператор обслуживания этой связи?

Свидетель УШАКОВА:  Какой связи?

Прокурор ПОТАПОВ: Оператор обслуживания связи АТС Правительства Республики Марий-Эл?

Свидетель УШАКОВА:  Нет, конечно, неизвестно.

Прокурор ПОТАПОВ: Скажите, пожалуйста, с кем-либо еще из должностных лиц Правительства Республики Марий-Эл Долгушева, занимавшая должность первого замминистра сельского хозяйства республики, вела телефонный разговор по данному телефону, то есть правительственная АТС?

Свидетель УШАКОВА:  При мне это только с Минфином, Габдул-Бариевой. Вот при мне. А так я, конечно, не знаю, может, еще с кем-то.

Прокурор ПОТАПОВ: То есть, это правительственная АТС, прямой телефон с Габдул-Бариевой?

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Да нет такого.

Свидетель УШАКОВА:  Правительственная связь – это по линии министерств, правительства, она присутствовала.

Прокурор ПОТАПОВ: Спасибо. Еще ряд вопросов. Валентина Львовна, скажите, пожалуйста, в ходе предварительного следствия вы пояснили, отвечая на вопросы следствия о том, что полагаете, что письма «Птицефабрике Акашевская» инициировали выделение дополнительных лимитов из средств федерального бюджета для обеспечения потребности  субсидиях на возмещение процентных ставок по инвесткредитам в 2015 году. Скажите, пожалуйста, в связи с этим вопрос. Значит ли это, что если такие лимиты были выделены, это автоматически обозначало бы перечисление таких средств господдержки именно «Птицефабрике Акашевская»?

Свидетель УШАКОВА:  Извините, очень длинный был вопрос. Повторите.

Прокурор ПОТАПОВ: Валентина Львовна, вы поясняли на следствии, если проще говоря, о том, что письма, которые присылала в адрес Министерства сельского хозяйства «Акашевская», они были использованы птицефабрикой для выделения дополнительных средств, для выделения дополнительных лимитов. Скажите, пожалуйста, значит ли это, что если такие лимиты выделены были в связи с потребностью «Птицефабрики Акашевская», то все эти деньги переходили бы автоматически в их распоряжение?

Свидетель УШАКОВА:  Нет, конечно. Они инициировали, обозначая свои проблемы. При этом расчетов, сколько практика показала, перепроверяли их, включали не только кредиты, которые приняты министерством были к субсидированию, но и также те кредиты, по которым не представляли соответствующие документы на право получения субсидий. Поэтому пользоваться теми сведениями, которые они отражали в письмах, было невозможно и неправильно. Мы обязательно пользовались только своим программным продуктом, в котором велся последовательно учет, и разносились все сведения по мере представления документов по всем предприятиям. Это были как прочие предприятия, так и «Акашевская».

Прокурор ПОТАПОВ:  А вы можете вспомнить, с января по июнь 2015 года кредиторская задолженность кроме «Птицефабрики Акашевская» у других предприятий была?

Свидетель УШАКОВА:  Так… Еще раз, какой год?

Прокурор ПОТАПОВ:  2015-ый с января по июнь.

Свидетель УШАКОВА:   С января по июнь. Так, у нас какая-то сумма, да, была по итогам 2014 года. Но в суммовом выражении, я сегодня с собой не взяла, все оставила, поэтому на память я, конечно, цифры не скажу. Но задолженность была за 2014 год, которая гасилась в начале 2015 года. по итогам 2015 года была задолженность, по итогам 2016 года кредиторская задолженностьреспубликанского бюджета значилась. Но за 2015-2016 год она не погашена, она так до сих пор еще и имеется.

Прокурор ПОТАПОВ: Валентина Львовна, в ходе допроса 13 марта 2018 года на следствии вы ответили на вопрос следователя о том, что поступило указание от Егошина или Долгушевой принять целенаправленно от «Птицефабрики Акашевская» документы, подтверждающие право получения данным предприятием субсидий за счет дополнительного лимита. И на тот момент времени представители птицефабрики уже были осведомлены о поступлении федеральных средств. Вы можете припомнить в связи с этими обстоятельствами случаи подобное осведомленности от других сельхозпроизводителей?

Свидетель УШАКОВА:  Нет, конечно, только одно предприятие. Мы обычно, если подписывает дополнительное соглашение, инициировали обращение через Управление сельского хозяйства,оповещали всех сельхозтоваропроизводителей, имеющих право (нрзб. 0:26:14), будьте добры, представляйте документы. Причем если такая возможность была, мы делали плановый расчет, чтобы было пропорционально. И сразу говорили, что, пожалуйста, например,  обеспечьте за 2, за 3, 4, 5 месяцев. То есть, мы сразу же оценивали весь объем и все периоды неоплаченные, так что всех выровнять, никто чтобы не остался в обиде.

Прокурор ПОТАПОВ: Валентина Львовна, в ходе предварительного следствия 18 октября 2017 года на вопрос следствия вы пояснили, смысл включения плановых расчетов всех кредитов, даже не представленных к субсидированию, в том, чтобы показать сложную финансовую обстановку задолженностей по кредитам перед предприятием. Учитывая, что данные письма представлялись «Акашевской» в банк, прямое их назначение заключается в том, чтобы создать именно перед банком картину сложной, даже, может быть,  преувеличенно сложной финансовой ситуации предприятия. Скажите, пожалуйста, знаете ли вы примеры других предприятий, которые бы таким же аналогичным способом пытались получить от банков дополнительные кредитные средства по инвестиционным проектам республики?

Свидетель УШАКОВА:  Нет. Такого не было, чтобы кто-то дополнительно каким-то таким не очень, так сказать, верным путем. Но практика была, конечно, если предприятие защищало свои позиции, например, финансовая устойчивость, залоговое обеспечение, например, получение новых кредитов, они могли, но третьи лица никогда не предоставляли информацию, все-таки информация о финансировании считается закрытой. Но право у предприятия было. И тогда в этой ситуации мы указывали за какой год, за какие месяцы, в какой сумме мы выплатили субсидии, чтобы на основании этих сведений банк мог реально оценить их дальнейшую, так сказать, финансовую устойчивость. То есть, мы писали, могли написать, что у данного предприятия еще имеется право на получение субсидий следующего года. То есть она более детальна была, на основании которой можно было сделать экономический и финансовый анализ. А вот такая практика о том, чтобы только указать по указанному в письме периоде, то есть указание суммы и конкретных, как сказать, периодов по месяцам, по годам, эта практика была впервые.

Прокурор ПОТАПОВ: Спасибо. Валентина Львовна, еще ряд вопросов. Скажите, пожалуйста, в период 2014-2016 годов какие документы, подаваемые сельхозтоваропроизводителями в Министерство сельского хозяйства региона на получение господдержки, в том числе в форме субсидирования процентных ставок по инвесткредитам, проходили регистрацию?

Свидетель УШАКОВА:  По инвесткредитам регистрация… так… Включая… так…

Прокурор ПОТАПОВ: Простите, пожалуйста, не по инвесткредитам, а на получение господдержки, связанной, соответственно, с погашением ставок по инвесткредитам.

Свидетель УШАКОВА:  То есть, по процентным все-таки ставкам или по всем?

Прокурор ПОТАПОВ: Да-да-да.

Свидетель УШАКОВА:  По процентным ставкам… По инвестиционным процентным ставкам в справках, утвержденных постановлением Правительства Республики Марий-Эл от 7 марта №55 и №85 постановлении от 26 марта за счет республиканского бюджета у нас готовился один пакет документов на два уровня бюджета. Норма была прописана   в том, и в другом постановлении. При этом и в правилах российских, утвержденных постановлением 28 декабря 2012 №360 было сказано, что заявление в адрес уполномоченного органа поступает единовременно, то есть на один раз на весь период действия кредитного договора. А уже документы, подтверждающие целевое использование по мере расходования кредитных средств и расчет субсидий по мере оплаты в рамках графика процентов и основного долга они доносятся ежемесячно. Но при наличии лимита бюджетных ассигнований того или иного уровня. В 2014-ом, 2015-ом, 2016-ом годах документы представлялись предприятиями, соответственно, если они после прохождения… инвестиционного проекта, отбора соответствующий проводился Минсельхозом России, они заявлялись как только появлялось право целевого использования кредита, привлеченного в рамках данного отобранного инвестиционного проекта, представлялся в Минсельхоз. И затем они уже по своей инициативе, как только у них в рамках графика поступал очередной платеж, и если они срывались с графика, они, соответственно, представляли нам документы. Здесь уже заявление не требовалось. Ставился штампик о том ,что… Соответственно, принимающей стороной, это специалистом-консультантом, оценивалась их составляющая по выполнению других требований и условий, которые предусмотрены соответствующими правилами, и также наличии лимита бюджетных ассигнований. При отсутствии документы не принимались. А при наличии лимитов мы обязаны были принять.

Прокурор ПОТАПОВ: Валентина Львовна, скажите, пожалуйста, в каких регистрационных учетах вот о том, что вы сейчас рассказали, проводились записи соответствующие.

Свидетель УШАКОВА:  В соответствии с действующим федеральным законодательством в рамках правил, о которых я указала, и также действующим республиканским №55 и №85, мы обязаны были осуществлять запись в специальный журнал учета, в котором регистрировались заявления. Это обязательная была норма. Она у нас и сейчас имеется. Мы также регистрировали, с 2017 года заявления уже предприятия представляли каждому расчету индивидуально, и каждое заявление ежемесячно регистрируется в этом журнале.

Прокурор ПОТАПОВ: В связи с этим вопрос. Валентина Львовна, скажите, пожалуйста, могли иметь место случаи, когда канцелярия Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Марий-Эл не передавала нерегистрируемые входящие документы, предназначавшиеся для отдела господдержки  министерства?

Свидетель УШАКОВА:  Можно я вас поправлю? У нас документы на право получения субсидий не проходят через канцелярию, эта норма у нас прописана в административном регламенте. (Нрзб. 0:33:54), как сказать, полностью в день приема, у нас потому что регламентировано по дням, и в день приема документов при наличии лимитом, специалист, который осуществляет прием, он должен проверить полноту документов, то есть, если у него в составе все документы в соответствии с перечнем, который утверждение постановлением №55, он может оставить на дальнейшую проверку. Если вдруг у него неполнота документов, он может сразу же отказать. Поэтому мы не теряем время, потому что у нас 10 календарных дней прописано в постановлении, в действующем российском законодательстве. Поэтому чтобы не терять временной фактор, документы представлялись сразу к нам в отдел. И регистрация проводилась в журналах, которые ведутся в нашем отделе, уже конкретно по регистрации заявлений на получение субсидий. Я, наверно, не ответил окончательно по механизму. Или ответила?

Прокурор ПОТАПОВ: Вы не ответили, могли ли иметь место такие случаи. Потому что я задал конкретный вопрос.

Свидетель УШАКОВА:  У нас такие случаи были, получается, только в… сейчас скажу… в 2015 году. Когда у нас по итога 1-го квартала был факт использования средств, остались неиспользованные лимиты бюджетных ассигнований федерального бюджета – 53 млн. руб. И, получается, что так как по указанию министерства, руководства министерства, средства не разрешали другим предприятиям предоставлять, мы документы не принимали. То есть, было указание не принимать. Апрель-май, получается, документы от предприятий не принимались при наличии лимитов – вот этих 53-х. И где-то в начале июня «Акашевской» эти лимиты в полном объеме были выплачены.

Прокурор ПОТАПОВ: В связи с этим два вопроса. Первый, по указанию какого руководства вы не принимали документы от таких сельхозпроизводителей? И второй момент, каков был механизм непринятия этих документов, как это происходило?

Свидетель УШАКОВА:   Механизма, конечно, такого не было прописано…

Прокурор ПОТАПОВ: На практике как это происходило?

Свидетель УШАКОВА:  А?

Прокурор ПОТАПОВ: На практике как это происходило?

Свидетель УШАКОВА:   На практике как происходило? Ну, отказывали, наверно, может быть, Сергей Вадимович (нрзб. 0:36:34), наверно,  говорит, что нет лимитов. Я другого, наверно,  не нахожу. А указание в тот период, я точно сказать не могу, от кого поступило, потому что либо Егошин Александр Яковлевич, либо Ираида Борисовна Долгушева – точно от кого было указание,  я сейчас не помню.

Прокурор ПОТАПОВ: Скажите, пожалуйста, в ходе предварительного расследования 8 ноября 2017 года на вопрос следствия о том, почему в предъявленном на обозрение журнале не зарегистрирован как входящий в отдел господдержки документ, именно в отдел господдержки, письмо от «Птицефабрики Акашевская», вы подтвердили: «Это означает, что канцелярия министерства не передавала в отдел господдержки данное письмо. Я предполагаю, что получила копию данного письма от Долгушевой. Само письмо с входящим номером представлено в канцелярию в министерство в отдел господдержки не попадало. В противном случае оно было бы зарегистрировано в журнале учета входящих документов отдела господдержки». Вы подтверждаете в этой части свои показания?

Свидетель УШАКОВА:  Да, так оно и было.

Прокурор ПОТАПОВ: Это с ваших слов записано?

Свидетель УШАКОВА:  Да.

Прокурор ПОТАПОВ: Скажите, пожалуйста, вам лично в связи с описываемыми вами ранее обстоятельствами про распределение 53 млн. лимита господдержки только в адрес «Акашевской» давались ли лично такие указания кем-либо из руководства Министерства сельского хозяйства? Если да, то кем?

Свидетель УШАКОВА:  Я не помню. Я не помню, кто лично… Не помню.

Прокурор ПОТАПОВ: И в конечном итоге, скажите, кем все-таки из сельхозпроизводителей при указанных обстоятельствах субсидии были получена за счет средств федерального бюджета?

Свидетель УШАКОВА:   Про 53 млн. речь идет?

Прокурор ПОТАПОВ: Да.

Свидетель УШАКОВА:  «Акашевской».

Прокурор ПОТАПОВ: «Акашевской». Больше никто не получил?

Свидетель УШАКОВА:   Из 53-х – нет.

Прокурор ПОТАПОВ: Спасибо. Пока больше нет вопросов.

СУДЬЯ: Трусова? Будут у государственного обвинителя Трусовой вопросы?

Прокурор ТРУСОВА: Нет, Ваша Честь.

СУДЬЯ: Маркелов?

Подсудимый МАРКЕЛОВ: У меня есть несколько вопросов. Я задам несколько вопросов, потом передам слово своему адвокату.

СУДЬЯ:  Потом слово будет передано тому, кому предоставит суд.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: А, ну, конечно… Свидетель, вот вы сказали, что Долгушева настолько грозная, и в республике такая обстановка была, что вы боялись, что к вам примут меры и придется из республики уезжать (нрзб. 0:40:19). Вопрос такой: вы подтверждаете, что вы изготовили в интересах предприятий «Акашево» письма с якобы недостоверной информацией?

Свидетель УШАКОВА:  Да, подготовила такие письма.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Подготовила. Это является нарушением?

Свидетель УШАКОВА:  Я выполнила неправомерное поручение руководства.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Вам кто-нибудь предложил уехать из республики, или вас там избивал или пугал вас после того как такое нарушение совершили?

Свидетель УШАКОВА:  Об этом никто не знал, кроме меня и Ираиды Борисовны, и моих работников в отделе.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Спасибо. То есть, никто об этом кроме вас и Ираиды Борисовны, и работников отдела республики об этом ничего не знал? То есть, в прессе об этом не писали? Ни в интернете, нигде? Только знали вы, ваши соучастник Бурасов и Ираида Борисовна, правильно я понимаю?

Свидетель УШАКОВА:  И «Акашевская», конечно.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Я про министерство спрашиваю.

Свидетель УШАКОВА:   Да, в министерстве, да.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: В 2017 году этот факт стал известен министру Краснову?

Свидетель УШАКОВА:  Этот факт стал известен, и меня наказали в 2017 году (нрзб. 0:41:38), меня наказали. Была комиссия, меня рассматривали.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Я не спрашиваю про (нрзб.), это уже было другое правительство, я говорю правительство, которое я возглавлял. Краснов знал про эти факты, что вы эти письма изготовили?

Свидетель УШАКОВА:  Я сейчас не помню. Но тогда в 2017 году только начались следственные мероприятия. И сколько у нас Александр Павлович проработал…

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Недолго.

Свидетель УШАКОВА:   С января по апрель что ли. Тогда еще были следственные мероприятия, и уже факт он был при (нрзб. 0:42:14). Там было письмо прокуратуры принять меры по отношению ко мне.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Понятно. А вот в вашем отделе пропали документы предприятия «Акашевское»?

Свидетель УШАКОВА:   В нашем отделе.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Вы руководили отделом?

Свидетель УШАКОВА:   Я руководила отделом.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: В каком месяцев 2016 года пропали документы?

Свидетель УШАКОВА:  После проверки Росфиннадзора, они закончили свою работу по концу марта. С апреля по июнь два или три раза обращались с просьбой просмотреть свои документы, а их была масса, они у нас лежат в отделе, как я вам говорила, на стеллажах, они не являются документами постоянного хранения, для того, чтобы проверить свой учет, сверить какие-то там сведения, которые имеются на предприятие, представленные нам, и готовились они к проверке Налоговой службы. Естественно, в отдел к нам ни одно предприятие не обращалось с такой просьбой, это  было удивление.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Я не об этом спрашиваю.

Свидетель УШАКОВА:   Можно я закончу, раз вопрос вы мне задали? Я довела до сведения Ираиды Борисовны, что обратились с такой просьбой…

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Я этот вопрос не задавал.

Свидетель УШАКОВА:  Ираида Борисовна разрешила, и поэтому они были допущены. О том, что пропали документы, я узнала от специалистов только в декабре 2016 года.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Отлично. После этого вы были уволены, наказаны или вам предложили из республики уехать?

Свидетель УШАКОВА:  Нет.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Тогда вопрос. В чем же тогда авторитарность Долгушевой и такая нетерпимая обстановка в республике, что если вы совершили одно должностное преступление, второе должностное преступление и продолжали работать?

Свидетель УШАКОВА:  Не могу ответить.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Не можете ответить? Тогда у меня вопрос такой. Вам не кажется, что Долгушева покрывала ваше нарушение? Снисходительно к вам относилась. Сначала одно нарушение, потом второе нарушение на грани преступления.  И вам все с рук сходило. Вам не кажется, что Долгушева снисходительно к вам относилась, мягко?

Свидетель УШАКОВА:  Не могу сказать.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Не можете сказать? А кто можете сказать?

Свидетель УШАКОВА:  Ираида Борисовна ответит.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Ираида Борисовна ответит. Следующий вопрос. Вы нас тоже запутали своими показаниями первоначальными, которые на следствии давали, на предварительном следствии и сейчас, что я хочу уточнить. Вы говорили, что в июне 2015 года кроме «Акашево» никто документов не подавал. А сегодня вы сказали, что вам известно якобы, что кто-то подавал, а вы не приняли. Назовите мне конкретно -кто подавал, у кого не принял, и кто не принял документы и на какие суммы?

Свидетель УШАКОВА:  Ответить я не могу, потому что эти события давние. И на это может только ответить, наверно,  Бурасов.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Тогда ваш ответ имел предположительный характер на вопрос прокурора?

Свидетель УШАКОВА:   Это, конечно, предположение однозначно, потому что лимит был, и права предприятий были. У нас были предприятия, которые никогда не срывались и представляли документы вовремя и в срок ежемесячно при наличии лимитов. Это (нрзб. 0:46:00) «Семеновский», например, ЗАО «Марийское» - они вообще у нас без проблем. Дальше (нрзб.). какие еще были предприятия, там их большое количество. «Оршанский сельхозпром». То есть, они своевременно ежемесячно предоставляли документы. Право такое у всех есть. А лимиты были два месяца, лимиты были.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Вам известно по факту жалобу ЗАО «Марийское» лично на вас по вопросу непредоставления субсидий?

Свидетель УШАКОВА:  Нет, никто не жаловался, все относились терпеливо.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Ко мне, вам известно, жалобы предприятия, руководства предприятия ЗАО «Марийское» на вас лично мне, главе субъекта Федерации, о том, что вы не предоставляете им субсидии, положенные им законом?

Свидетель УШАКОВА:  Ну, да, они звонить – звонили. Письма я не помню, были или нет. Но о том, что республиканский бюджет не оплачивает свою долю, обращение были многократные. По крайней мере, в письменном виде не помню, но звонки шли регулярно.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Я вопрос уточню. Вам известно обращение ЗАО «Марийское» в мой адрес, что лично вы препятствуете получению субсидий?

Свидетель УШАКОВА:  Нет, я такого не знаю факта.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: А в 2017 году вы помните предоставление… погашение кредиторской задолженности перед предприятием ЗАО «Марийское»? Вы помните этот момент?

Свидетель УШАКОВА:   В 2017 году?

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Да, в 2017-ом.

Свидетель УШАКОВА: Ну, в 2017 году кредиторская задолженность…

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Я говорю про 2017 год говорю, когда вы работали, Долгушева была уволена, вам известны факты обращения ЗАО «Марийское» по поводу того, что вы им не предоставляете положенные им республиканские субсидии?

Свидетель УШАКОВА:  Я точно не помню… Точно не помню, было ли обращение. Но то что жалобы были – да. Обращения они были  в устной форме. Ко мне поступали звонки, и спрашивали, а в письменном виде я не помню. Но у нас в начале 2017 года была проверка территориального казначейства. В памяти, конечно, не осталось. Были выбраны, по-моему, 3 или 4 направления. И при Краснове Александре Михайловиче правительству, благодаря, конечно, и вам, были выделены дополнительные средства на обеспечение условий финансирования. Была закрыта часть задолженности, и тоже благополучно завершили эту проверку. Но в связи с тем, что несвоевременно Ираида Борисовна Долгушева как министр, работающая в те годы, была все равно… получила административное наказание  в виде штрафа. Хотя мы задолженность погасили, но штраф ей все равно начислили, она уплатила его.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Я немножко не о том спрашиваю. Я говорю о том, почему вы своевременно в 2017 году не предоставляли субсидии для сельхозпроизводителей Республики Марий-Эл, несмотря на то, что в республиканском бюджете деньги на это были?

Свидетель УШАКОВА:  В 2017 году нам выделили  средства только на финансирование лимитов бюджетных ассигнований,подписанное в рамках соглашения на 2017 год из федерального бюджета. Средства дополнительные на погашение задолженности не выделялись в 2017 году.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Я говорю про республиканский бюджет.

Свидетель УШАКОВА:   Я про республиканский речь и веду. Все те лимиты бюджетных ассигнований республиканского, которые были прописаны в первоначальном лимите в течение года,они обеспечивали только средства федерального бюджета, выделенные на софинансирование 2017 года. У нас лишних средств не было. Мы признали задолженность, легализовали ее в 2018 году. А лимитов нам не выделяли, специализированных специальных лимитов на погашение задолженности республиканского бюджета.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Смотрите, Долгушева уже злоупотребляла, уже ее не было в 2017 году, был другой министр Краснов. Почему продолжалась задержка субсидий для сельхозпроизводителей Республики Марий-Эл, ответьте, пожалуйста, на вопрос?

СУДЬЯ: Суд снимает данный вопрос, поскольку он по периоду не имеет отношения к предмету доказывания. Вопрос снят.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Валентина Львовна, вы сказали о текущем финансировании. Скажите, что вы имеете в виду под «текущим финансированием»?

Свидетель УШАКОВА:   Под текущим финансированием я понимаю – это расходы федерального и республиканского бюджета в рамках подписанных соглашений на текущий финансовый год.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Понятно. Просто у вас прозвучало, что каждый месяц  каждый день у вас было текущее финансирование. Вам известно приоритетное направление финансирования республиканского бюджета?

Свидетель УШАКОВА:  Конечно, известно. Приоритетные у нас все направления, в том числе и инвестиционные. Сейчас все у нас инвестиционные проекты они, в общем-то, уже реализовались, введены в эксплуатацию. (Нрзб. 0:51:20) на этих мощностях производится продукция. Единственное у нас по «Акашевской» не введен ряд объектов. Субсидировали мы только кредиты, которые получены предприятиями по 31 декабря 2016 года. А с 2017 года это направление такое дорогое взяло на себя обязательства уже Российская Федерация, и финансирует по новой схеме, сразу  (нрзб. 0:51:50) банком уменьшая сумму процентной ставки кредита предприятию, сельскохозяйственного предприятию. Они теперь получают кредиты сразу не дороже 5%, льготный период.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Меня не интересуют проценты, какие они получают сейчас. Я не об этом. Скажите, в какой, скажем, месяц… в какой квартал месяца, или, скажем, в какие дни могло поступить финансирование из республиканского бюджета, из Минфина Республики Марий-Эл для финансирования республиканской программы Минсельхоза Республики Марий-Эл? Какого – 1-го числа или 29-го числа? Какого, скажите, пожалуйста?

Свидетель УШАКОВА:   Обычно финансирование было в последних числах месяца.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Тогда какое текущее финансирование вы имели в виду, если в последние числа месяца поступали деньги? Это три дня.

Свидетель УШАКОВА:  Текущее финансирование, федеральные средства расходовались в течение месяца.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Я не говорю про федеральные, я говорю про республиканские.

Свидетель УШАКОВА:  Республиканский в последние дни месяца. «Акашевской» давали в середине.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Такого не было, потому что платились все средства, переводимые по программам, могли быть только из налога на прибыль. Налог на прибыль в последние числа месяца платился. Ну ладно, это, может, вы не знаете. Валентина Львовна, вопрос такой. Вы с постановлением №85 от 2013 года знакомы, Республики Марий-Эл?

Свидетель УШАКОВА:  Да, знакомы.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Вы его исполняли?

Свидетель УШАКОВА:  Да, мы его исполняли. Исполняли мы его в 2015 году.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: А в 2014-ом не исполняли?

Свидетель УШАКОВА:   У нас изменения, когда появился приоритет, он у нас, по-моему, появился в конце 2014 года, в конце 2014 года в декабре. Мы в 2015 году отдавали за 2014 год.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Какой приоритет? О чем вы говорите? Я не спрашиваю про приоритет. Я спрашиваю про…

Свидетель УШАКОВА:   Нет, я сказала приоритет на погашение кредиторской задолженности. Появилась норма в правилах республиканских в №85.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Вот я поэтому и спрашиваю у вас про это постановление №85 от 2013 года, вы его исполняли?

Свидетель УШАКОВА:  Да, исполняли в 2015 году. В 2016-ом году…

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Скажите, в первую очередь вы что должны были гасить?

Свидетель УШАКОВА:  Кредиторскую задолженность должны гасить были.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Вот у меня такой вопрос. Если бы вы в 2015 году не погасили кредиторскую задолженность 2014 года…

Прокурор ПОТАПОВ: (нрзб. 0:54:30)

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Прокурор ко мне обращается?

Прокурор ПОТАПОВ: Да.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Ну, задайте тогда мне вопрос, господин прокурор.

Прокурор ПОТАПОВ: Попозже.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Попозже. Тогда не перебивайте. У меня вопрос такой. Если бы в 2014-2015 году или в 2016 году республиканский бюджет не профинансировал кредиторскую задолженность предыдущего года, то что было бы с федеральными средствами, которые уже поступили на субсидирование процентных ставок из федерального бюджета? Что бы с ними было?

Свидетель УШАКОВА:  Были бы применены меры ответственности в виде безакцептного списания из республиканского бюджета. Средства ушли бы в федеральный бюджет.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Я правильно понимаю, что если бы вы не погасили кредиторскую задолженность – вы, министерство, ваш отдел – то тогда бы миллиарды средств были списаны с республиканского бюджета? Правильно я понимаю?

Свидетель УШАКОВА:  Здесь, наверно, не отдел господдержки, это, наверно, не совсем точно. Здесь речь идет о Республике Марий-Эл, в целом оценивать, а мы как главный распорядитель какие средства представляли, такие и, так сказать, выделялись, предоставлялись на получение субсидий.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Валентина Львовна, я спросил иначе. Если бы ваш отдел получил средства, вернее как, Минфин не профинансировал кредиторку предыдущего года. Вот поступают средства в декабре в 2016 году. У вас кредиторка за 2015 год. Вы начинаете платить назначение 2016 года, забыв о кредиторке. Имело право федеральное правительство списать субсидии, которые в 2015 году были направлены в республику?

Свидетель УШАКОВА:  Да, имело, такой факт случился.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: А что вы прокурору это не отвечаете на вопрос, об этом не рассказываете? Ни прокурору, ни суду, что вы обязаны были в первую очередь погасить кредиторскую задолженность предыдущего года, чтобы с Республики Марий-Эл федеральное правительство не списало безакцептно миллиарды федеральных субсидий? Именно поэтому вы в текущем году вы сначала гасили кредиторку, а потом уже назначение гасили. Почему об этом не говорите? Это меняет дело абсолютно.

Свидетель УШАКОВА:  Про кредиторскую задолженность я говорила, как не говорила, показания мои есть.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Как вы говорили, вы сказали прокурору ,что в 2016 году два предприятия получали деньги – «Акашево» и «Шойбулак». Вы не сказали, что по «Акашево» кредиторка, этим предприятиям за 2015 год. Вы так не сказали. Поэтому я задаю вопрос: «Исполняли вы постановление?», вы говорите: «Да, исполняла». «Гасили вы кредиторку?», вы говорите: «Да, гасили». Тогда я задаю следующий вопрос, если бы не погасили, что было бы, вы отвечаете: «Миллиарды бы списались с республиканского бюджета (нрзб. 0:57:21)». Тогда вопрос следующий. Вы поступали по закону, перечисляя кредиторскую задолженность в 2016 году тем предприятиям, перед которыми она была?

Свидетель УШАКОВА:   Мы поступали по закону. Но единственное, что другим предприятиям вообще ни копейки не перечислено было.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Я  понимаю.

Свидетель УШАКОВА:  В 2016 году никому по предприятиям не было перечислен. Мы ничего не нарушили. Мы шли в рамках закона.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Дело в том, что в тот момент кредиторки перед другими не  было.

Свидетель УШАКОВА:  Как это не было?

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Почитайте…

Свидетель УШАКОВА:   Леонид Игоревич, у всех была задолженность.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Валентина Львовна, ест акт (нрзб. 0:58:02),на который вы ссылаетесь. Акт, реализованный комиссией. Там указано, перед была кредиторская задолженность. Именно поэтому я не знаю, что вы там творили. Это я знаю уже из материалов дела. О том, что вы там творили, я только сейчас узнаю в суде. Знать бы тогда, я бы здесь не сидел. Поэтому я еще раз говорю вам, что я узнал это когда с делом знакомился, что была кредиторская задолженность, которую вы в соответствии с федеральным положением, с республиканским положением обязаны было профинансировать. Если бы министерство не профинансировало кредиторскую задолженность, то с республики списали бы миллиарды. Именнопоэтому с вас Минфин республики и требовал загасить эту кредиторку, а не для того чтобы лоббировать «Акашево» и «Шойбулак». А другие предприятия в период до апреля не получали денег по той простой причине, что им не было положено. Перед ними за 2015 год не было кредиторки. А если она и была, минимальная – 2-3 млн. Почитайте акт, там все  написано. Вы вводите в заблуждение суд и прокуратуру. Вы согласны с тем, что я сказал, что вы должны были кредиторку заплатить?

Свидетель УШАКОВА:   Оплачивались кредиторские и текущие платежи, но только двум предприятиям, другим предприятиям (нрзб. 0:59:20).  А задолженность, Леонид Игоревич, была перед всеми. У нас около 80 было получателей субсидий по данному направлению.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Я это знаю. Одним положено 50 руб. или 3 млн. руб.

Свидетель УШАКОВА:   Понятно, у каждого свой размер.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Но «Акашево» — это 23 млрд. субсидирования, а все остальные – 500. Все остальные 80, как вы говорите. То вы им не платили, это ваша вина, а не моя. А моя вина, что я проявил халатность, не снял вас с должности.

СУДЬЯ: Маркелов, суд вам делает замечание за то, что вы повышаете голос, задавая вопросы свидетелю.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Прошу прощения, Ваша Честь. плохо слышу. Я не контролирую свой голос вообще. Мне кажется, что я тихо говорю, поэтому вот так эмоционально. Валентина Львовна, я услышал от вас то, что я хотел.  Я хочу задать последний вопрос. Почему должным образом свои обязанности не исполняли? Инструкции должностные почему не исполняли?

СУДЬЯ: Данный вопрос судом снимается, поскольку он не имеет отношения к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по рассматриваемому делу.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: По-другому. Валентина Львовна, если вы исполняли свои должностные обязанности, наверно, я бы не находился здесь, правда?

СУДЬЯ: Вопрос снят как некорректный.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Понятно. последний вопрос. Вы в своих показаниях сказали в зале судебного заседания, что все выплаты по «Акашево» были по закону. Вы это подтверждаете?

Свидетель УШАКОВА:   Подтверждаю. У нас нецелевого использования финансовых бюджетных расходных средств.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Спасибо. У меня пока вопросов нет, Ваша Честь.

СУДЬЯ:  Я хотела бы от свидетеля услышать окончание вашего ответа. На вопрос сейчас вы ответили.

Свидетель УШАКОВА:  Последнего моего ответа?

СУДЬЯ: Да-да.

Свидетель УШАКОВА:  При расходовании средств проверяющими органами не выявлено финансовых нарушений при расходовании средств федерального и республиканского бюджетов. Финансовых нарушений нет у нас. Мы все сделали по закону.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Спасибо, Валентина Львовна, я услышал ваш ответ.

СУДЬЯ:  Долгушева, ваши вопросы?

Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Ваша Честь, разрешите после адвоката.

СУДЬЯ: После кого?

Подсудимая ДОЛГУШЕВА: Вяткиной.

СУДЬЯ: Кожанова, у вас будут вопросы?

Подсудимая КОЖАНОВА: У меня нет вопросов.

СУДЬЯ:  Защитник Вяткина, ваши вопросы.

Адвокат ВЯТКИНА:   Валентина Львовна, скажите, пожалуйста, на вопрос прокурора: «Подтверждаете ли вы свои показания, которые были даны в ходе предварительного следствия» - вы ответили положительно. У меня уточнение. Я сейчас не про дату, я вашу позицию про дату 21.09 я не поняла. У меня вопрос. Значит, вы показали в протоколе, что вы догадались, что Долгушева звонил по телефону глава Республики Марий-Эл Маркелов. Вы подтверждаете свои слова?

СУДЬЯ: Данный вопрос защитника снимается, поскольку пояснения свидетеля на следствии на вопрос гособвинителя подтверждено в полном объеме. не надо разбирать протоколы на предложения, оно подтверждено свидетелем в полном объеме с оговорками, которые она сообщила вчера и сегодня.

Адвокат ВЯТКИНА:  Скажите, пожалуйста…слышно меня, да?

Свидетель УШАКОВА:  Да.

Адвокат ВЯТКИНА:  Входило ли в ваши должностные обязанности проведение расчетов плановых потребностей бюджетных ассигнований из республиканского бюджета по мероприятиям государственной поддержки при формировании бюджетных заявок на государственную поддержку сельхозпроизводства в проект республиканского бюджета?

Свидетель УШАКОВА:  Да.

Адвокат ВЯТКИНА:  В каком номенклатурном деле или делах хранятся заявки, отчета ГПН-28ру в Минсельхоз России за 2014-ый, 2015-ый, 2016-ый годы?

Свидетель УШАКОВА:   Они хранятся в нашем отделе.

Адвокат ВЯТКИНА:  Вы помните номера номенклатурных дел, либо их наименования?

Свидетель УШАКОВА:  Нет, не помню.

Адвокат ВЯТКИНА:  Какие объемыпотребностей субсидий для сельхозтоваропроизводителей Республики Марий-Эл указаны в заявках в Минсельхоз России в отчетах ГПН-28ру на 2014 год?

Свидетель УШАКОВА:  Не помню.

Адвокат ВЯТКИНА:  Аналогичный вопрос по 2015 году.

Свидетель УШАКОВА:  Не помню.

Адвокат ВЯТКИНА:  Аналогичный вопрос по 2016 году.

Свидетель УШАКОВА:  Не помню.

Адвокат ВЯТКИНА:   Следующий вопрос.  Каков процент от общего объема потребностей в субсидиях составляла доля ООО «ПТФ Акашевская» в заявках в Минсельхоз России в отчетах ГПН-28ру на 2014 год?

Свидетель УШАКОВА:  По годам я не помню. Единственное скажу, порядка 90%.

Адвокат ВЯТКИНА:   Потребностей?

Свидетель УШАКОВА:  Да.

Адвокат ВЯТКИНА:  Мы сейчас про потребности говорим. 20215-ый – аналогичный вопрос.

Свидетель УШАКОВА:  Они примерно все по годам одинаковые.

Адвокат ВЯТКИНА:  Это примерно?

Свидетель УШАКОВА:  Примерно. Точно я не вспомню. Это нереально такие цифры держать.

Адвокат ВЯТКИНА:  Соответствовали ли лимиты финансирования субсидий по Республике Марий-Эл из федерального бюджета, установленные соответствующими распоряжениями Правительства Российской Федерации объемам потребностей в субсидиях для сельхозтоваропроизводителей Республики Марий-Эл, которые были указаны  в заявках Минсельхоза России в отчетах ГПН-28ру на 2014 год?

Свидетель УШАКОВА:  Доведенные лимиты первоначальные они отличались, конечно,  от наших потребностей, они были меньше, чем нам нужно было. Это однозначно. В суммовом выражении… сейчас… по итогам 2013 года более 400 млн. дефицит федерального бюджета, по итогам 2015 года – более 200, по итогам 2015-го – более 500 млн. Дефицит первоначального лимита. Но мы в течение года работали, поправляли, конечно, ситуацию. Но не получалось, в полном объеме не обеспечивали потребность ввиду недостатка средств в федеральном бюджете по этому направлению

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, если брать конкретное направление, например,  именно финансирование инвестиционных кредитов, то вот этот недостаток потребности, который вы сейчас назвали – 300, 400 и так далее – кого конкретно в основном касался?

Свидетель УШАКОВА:  Так как год полностью не закрывался финансовый, он заканчивался где-то… по годам точно сейчас не помню, я бумаги с собой теперь не взяла, финансовый год не обеспечился в полном объеме, и поэтому недоплаченные периоды они планомерно уходили в начало следующего финансового года за счет лимитов следующего года. Это действующее законодательство федеральное и республиканское позволяло делать. Поэтому мы первоначально оплачивали периоды неоплаченных предыдущих лет, а потом мы брались уже за текущий год. То есть, все было последовательно.

Адвокат ВЯТКИНА:   Валентина Львовна, я понимаю. Я задала вопрос другой. Кого конкретного из сельхозтоваропроизводителей по направлению инвесткредиты касалась эта ситуация?

Свидетель УШАКОВА:  Касалась всех участников данного мероприятия, потому что не хватало всем. Мы выравнивали их, старались выравнивать по периодам, поэтому не хватало всем. Единственное, что в 2016 году «Акашевская» прислала нам документы, по-моему, там с мая или с июня, и поэтому предприятия все были обеспечены в полном объеме за прошедшие годы 2014-ый, 2015-ый и по ноябрь 2016 года. «Акашевская» в связи с тем, что они прекратили погашать основной долг по кредитным своим договорам, подписали с «Россельхозбанком» дополнительное соглашение о переносе платежей и процентов основного долга на следующие годы, я точную дату не помню. Поэтому потребность в 2016 году отпала. Мы даже отказались более 500 млн. в конце года от лимита федерального бюджета в пользу других субъектов, который был (нрзб. 1:10:24).

Адвокат ВЯТКИНА:   Валентина Львовна, вопрос у меня более конкретный. Скажите, пожалуйста, вот вы пояснили, что лимиты по итогам 2013 года были меньше примерно на 400 млн. Вот из этих 400 млн. разницы между потребностью и то, что дали, сколько на долю «Акашево» приходится недофинансирования?

Свидетель УШАКОВА:  Как всегда большая доля.

Адвокат ВЯТКИНА:  Большая доля, я так понимаю, это 90% от 300?

Свидетель УШАКОВА:   Ну да, можно сказать, что 90% точно была их доля – предприятия «Акашевское».

Адвокат ВЯТКИНА:   Получается, что по итога 2014 года из…сколько там… из 300 – 90% это тоже на «Акашево» приходилось недофинансирование?

Свидетель УШАКОВА:  Нет, так, сейчас давайте… Мы в 2014 году, я совсем забыла о том, что мы получили дополнительный лимит в конце года, вот эти 300 млн. Эти 300 млн. позволили обеспечить «Акашевскую» средствами федерального бюджета в полном объеме по декабрь-месяц. А все остальные осталисьнеобеспеченные, по-моему, с августа, вот за 2014 год.

Адвокат ВЯТКИНА:   За 2014 год, подождите…

Свидетель УШАКОВА:   Да.

Адвокат ВЯТКИНА:   Значит, по результатам … по состоянию на 31 декабря 2014 года задолженность федерального бюджета перед «Акашево» составляла 546379345,85 руб. Поэтому я хочу от вас на самом деле не этого вопроса. Вы мне просто ответьте, чтобы мы правильно понимали, из вот этого лимита, который был установлен, и потребность просто по годам, цифра примерная, которая приходилась на долю «Акашево», составляла 90%, также, те же пропорции?

Свидетель УШАКОВА:   Ну да. Давайте так, потому что в цифровой сумме я, естественно, сейчас апеллировать и говорить не могу, и анализ сделать не могу. Это невозможно.

Адвокат ВЯТКИНА:  Хорошо, понятно. теперь касаемо, меня интересует республиканского бюджета. Соответствовали объемы финансирования, установленные законом Республики Марий-Эл о бюджете Республики Марий-Эл на 2014-ый, 2015-ый, 2016-ый годы объемам, указанным в расчетах плановых потребностей субсидий сельхозтоваропроизводителей Республики Марий-Эл на 2014-ый, 2015-ый и 2016-ый годы? Если нет, то в каких объемах?

Свидетель УШАКОВА:  В объемах однозначно сказать не смогу. Те лимиты, которые были включены законом «О республиканском бюджете» на те года, которые вы обозначили, они у нас планомерно (нрзб. 1:13:57) соглашение. В рамках соглашений средства были выделены республиканского бюджета, но какие-то недофинансирования были. Точную сумму назвать не могу. Единственное, был закрыт в полном объеме 2014 год и то, по-моему, с кредиторской задолженностью в начале оплаты 2015 года. А за 2015-2016-ый у нас есть задолженность по этим предприятиям и по сегодняшний день, еще не погашена.

Адвокат ВЯТКИНА:  Я более конкретно спрошу вас, Валентина Львовна…

Свидетель УШАКОВА:  Я конкретно не смогу ответить. Потому что суммы я не помню. Это нереально помнить суммы – ни задолженности, ни оплаты, ни лимитов.

Адвокат ВЯТКИНА:  Хорошо. Меня интересует вопрос более короткий. Я говорю о расчете плановых потребностей  и их соответствие тем лимитам, которые были установлены законом «О бюджете Республики Марий-Эл» на 2014 год. В полном объеме потребность закрыла бюджетом?

Свидетель УШАКОВА:  Бюджетом – нет, не в полном объеме. она была переходящая в задолженность, которая шла в 2015 год.

Адвокат ВЯТКИНА:   В 2015 год законом «О бюджете…»

Свидетель УШАКОВА:   Аналогичная ситуация в 2015-ом и аналогичная в 20216-ом.

Адвокат ВЯТКИНА:   Все, спасибо. Скажите, пожалуйста, кто конкретно давал Бурасову указания о составлении реестров по выплате субсидий сельхозтоваропроизводителям Республики Марий-Эл?

Свидетель УШАКОВА:  Задания на формирование реестра поручала я, если в мое отсутствие – это зам начальника отдела. Но только  в том случае, когда министерству были выделены соответствующие средства, они были уже у нас на лицевом счете. Предварительно мы направляли соответствующие бюджетные заявки в части федерального бюджета и республиканскогобюджета. И только при наличии средств на лицевом счете у нас появлялось право формировать реестр на выплату субсидий конкретным предприятиям.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, указывали ли вы лично Бурасову, кому из сельхозтоваропроизводителей Республики Марий-Эл предоставлять субсидии, кого конкретно ставить в реестр на выплаты субсидий, какую конкретно сумму включать в этот реестр, за какой промежуток времени это сделать?

Свидетель УШАКОВА:  О каком бюджете речь идет?

Адвокат ВЯТКИНА:   По обоим бюджетам.

Свидетель УШАКОВА:  По обоим бюджетам? Все что касается федерального бюджета, все шло планомерно. За исключением двух случаев, которые мы обсуждали. В случае, если федеральный бюджет у нас (нрзб. 1:17:30), и мы их еще не использовали, предприятия в течение месяца предоставляли нам документы, подтверждающие целевое использование, полноту и своевременность уплаты процентов и основного долга при наличии документов, подтверждающих целевое использование, они предоставляли на расчет. Сергей Вадимович в течение 10 рабочих дней обязан был проверить все документы с первой даты захода этих документов в министерство к нам ,в частности, в отдел, он проверял правильность, во-первых, полноту документов в первый день. Если, так сказать, замечаний не было, то он проверял дальше. Документы, чтобы были по целевому назначению в соответствии с перечнем, утвержденным постановлением №55. И также если к документам по перечню и по остатку ссудной задолженности не было, проверялся расчет. Расчет уже – он сверялся в обязательном порядке банком, предоставившим кредит. Представитель банка подтверждал своевременность и полноту, кроме того что еще были приложенные документы о том, что в рамках графика срывов никаких нет. Если замечаний не было, Сергей Вадимович, (нрзб. 1:18:46) в расчет о том, что замечаний нет, ставил свой штамп – все что проверено и замечаний нет. Далее он представлял реестры ко мне. Я уже представляла их на рассмотрение, принятие окончательного решения руководству. Право на подписание окончательного расчета на выплату субсидий было либо за министром, либо за первым заместителем министра Долгушевой Ираидой Борисовной. После подписания мы сразу же в федеральный бюджет делали заявку, формировали заявку, указывая всю сумму, которая причиталась каждому предприятию. Обычно это в течение 10 дней, сколько это накапливалось, уходила только общая заявка, что это было не каждое индивидуальное предприятие, это понятно, потому что физически здесь успеть невозможно. Далее средства поступали через… заявка уходила через Казначейство территориальное. В течение двух рабочих дней средства приходили (нрзб. 1:19:49) средств федерального бюджета, естественно, происходило к нам на лицевой счет. И мы в течение двух рабочих дней должны были отправить уже по получателям субсидии федерального бюджета. Статьи расходов федерального и республиканского бюджетов были отдельные в те годы, лимиты и статьи. Поэтому возможность такая была. По республиканскому бюджету формировалось таким образом. Как только мы уплачивали в течение месяца федеральные средства, мы сразу же отправляли соответствующую бюджетную заявку на финансирование республиканского бюджета, потому что, в принципе, это должно было быть одновременно. Но у нас это происходило с отставанием, республика потому что задерживала нам выплату. В течение месяца набирались у нас выплаты и мы, естественно, формировали, это требование постановления №85, в Министерство финансов мы предоставляли кроме бюджетных заявок еще отчеты о расходовании средств федерального бюджета, о начисленных и выплаченных средствах республиканского бюджета, и выводили обязательно позицию в задолженность республиканского бюджета. Это происходило ежемесячно – ежемесячно. Что происходило с республиканским бюджетом, каким образом. Республиканский бюджет, как я уже сказала, что он уже отставал. И поэтому все  зависело от того, когда и в какое время нам дадут эти средства. Инициировали мы письма о выделении, кроме того что направляли бюджетные заявки, кроме того что мы сдавали отчеты о задолженности республиканского бюджета, мы еще инициировали письма и напоминали, что у нас… и напоминали и в Минфин, и правительство писали эти письма о том, что у нас накопилась такая задолженность – пожалуйста, выделите нам средства для того, чтобы выполнить условия соглашения. Но все равно задержки были. Если выделяли средства, решения такие были приняты, в правительстве распределение осуществлялось, Министерство финансов нам выделяло средства. В частности, если говорить по 1-ое полугодие 2015 года, нам просто доводилась общая сумма средств республиканского бюджета на наше усмотрение – куда распределить, на какое направление. То есть, приоритеты… Минсельхоз республики, это правильно, мы являлись уполномоченным органом, главным распорядителем. Мы должны были принимать решения, определять приоритеты расходования средств республиканского бюджета. По 1-му полугодию 2015 года так и было. А потом пошел контроль со стороны Минфина  о том, что средства выделялись уже конкретно на конкретные направления конкретному предприятию, и оспорить их позицию нам не позволяли. Попытки мы сделали где-то, наверно, по итогам 1-го полугодия 2015 года, нам нужно было сдавать полугодовой отчет в Минсельхоз России, поменять финансирование, потому что у нас были по отдельным направлениям вообще нулевые позиции. Минфин нам отказал. То есть, несколько дней, значит, мы отправили заявку за подписью Александра Яковлевича Егошина, я уже эти показания давала, Минфин продержал ее дней 5, наверно, потом сказал: «Нет, есть указание правительства, руководства о том, что только этому предприятию». И чтобы не потерять эту сумму финансирования, мы, естественно, переделали заявку уже на эти направления. И все, пошел процесс. Со 2-го полугодия, и в 2016 году только предоставлялись по данному предприятию средства, и контроль осуществлялся через Минфин.

Адвокат ВЯТКИНА:   Я все поняла. У меня вопрос был к вам следующий. Вы сейчас и до этого на вопрос ответили, что указания давали Бурасову вы, либо Колесникова в ваше отсутствие.

Свидетель УШАКОВА:  Это указания давали, конечно, по соответствующему поручению нашего руководства…

Адвокат ВЯТКИНА:   Валентина Львовна

Свидетель УШАКОВА:  То есть, мы самостоятельно решение не имеем права принимать. У нас управленческие решения в министерстве прописаны о том, что принимает только руководство – либо министр, либо заместитель министра, мы исполняем их указания. И перепоручаем это уже своему специалисту для того, чтобы он готовил необходимые документы на выплату.

Адвокат ВЯТКИНА:   Валентина Львовна, я вас поняла. У меня вопрос: лично вы вот в этих двух случаях, о которых вы сказали, перечисление денег федерального бюджета, Бурасову такое указание давали? Лично вы.

Свидетель УШАКОВА:  Указание – я сейчас не помню, как это было, но указание было руководства, указание руководства… Давала это я, либо это сразу как бы… кто там на месте был, я сейчас, конечно, не помню.

Адвокат ВЯТКИНА:  А если это не вы давали указания, тогда, пожалуйста, сошлитесь на источник своей осведомленности, от кого вы знаете о наличии указаний по этим двум случаям, поскольку Бурасов данные сведения не подтверждает?

Свидетель УШАКОВА:  Бурасов подтверждает, он тоже подтверждает…

Адвокат ВЯТКИНА:  Валентина Львовна, а вы откуда знаете, что Бурасов подтверждает?

Свидетель УШАКОВА:  Во-первых…

Адвокат ВЯТКИНА:  Ответьте мне на вопрос, откуда знает… Валентина Львовна, откуда Бурасов знает, ответьте, пожалуйста, откуда Бурасов знает ответ на этот вопрос? Откуда вы знаете, что Бурасов знает об этих двух случаях?

Свидетель УШАКОВА:  Мы работаем в одном отделе.

Адвокат ВЯТКИНА:   А когда вам это стало известно? Допрос Бурасова был на днях. Он вам говорил об этом?

Свидетель УШАКОВА:  То, что указания были…

Адвокат ВЯТКИНА:   Ответьте мне на вопрос, Бурасов говорил вам об этом?

Свидетель УШАКОВА:   Мы с Бурасовым не общались уже после суда, потому что он в отпуске с 8 июля.

Адвокат ВЯТКИНА:  Хорошо, тогда скажите, пожалуйста…

Свидетель УШАКОВА:   Он приходил только на заседание суда.

Адвокат ВЯТКИНА:   Вы сейчас сослались, что Бурасов это в суде говорил…

СУДЬЯ:  Я делаю замечание защитнику Вяткиной, поскольку свидетель именно в том варианте, в котором вы сейчас озвучиваете якобы ее показания, показания не давала.

Адвокат ВЯТКИНА:  Хорошо. Ладно. Скажите, пожалуйста, вы… Если вы не помните, давали ли вы лично указания Бурасову по поводу двух случаев перечисления субсидий их федерального бюджета, о которых вы нам говорили в судебном заседании при ответе на предыдущий вопрос, откуда вам известно, кто конкретно сказал, что такие указания были?

Свидетель УШАКОВА:  Значит, мне делали такие поручения. Я только единственные выводы могу сделать откуда знаю.

Адвокат ВЯТКИНА:   Вопрос. Вы ответили, что вы не помните, как это было. Вы сейчас предполагаете об этом?

Свидетель УШАКОВА:   Я об этом уже… Если я не помню, так я что… Я ни на кого сослаться не могу. Значит, не было поручения.

Адвокат ВЯТКИНА:   Вы предположили…

Свидетель УШАКОВА:   Я ни на кого сослаться не могу, потому что фактически вспомнить это очень сложно (нрзб. 1:27:52)

Адвокат ВЯТКИНА:   Я понимаю вас, Валентина Львовна. Вы предполагаете, что так было?

Свидетель УШАКОВА:   Факт такой случился. По-другому, конечно, нет, значит, давали указания мне. Я беру на себя тогда этот вопрос.

Адвокат ВЯТКИНА:   Вы предполагаете это?

Свидетель УШАКОВА:  Вспомнить события в деталях невозможно. Прошло очень много времени.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, вы утверждаете, что вам давали такое поручение или…

Свидетель УШАКОВА:   Подтверждаю.

Адвокат ВЯТКИНА:   Хорошо, дальше, следующий вопрос. Скажите, пожалуйста, в части республиканского бюджета аналогичный вопрос, который касается давали ли вы указания Бурасову в части перечисления субсидий из республиканского бюджета, вот по 2016-му…

Свидетель УШАКОВА:   По 2016-му, по 2015-му – здесь точно, здесь были указания. Я давала указания, которые мне поступали от моего руководства. Во 2-ой половине 2015-го, 2016-го от Ираиды Борисовны Долгушевой. И еще контроль осуществлял Минфин в обязательном порядке. Потому что от нас требовали не только заявку о выделении средств, но и также проект реестра на выплату, чтобы они видели, кому мы будем отдавать средства.

Адвокат ВЯТКИНА:   Хорошо.

Свидетель УШАКОВА:   Не только подписанную заявку, но еще и проект реестра по получателям требовали. Хотя этого они никогда не требовали, и требовать не должны.

Адвокат ВЯТКИНА:   Вопрос. Вы когда такие указания Бурасову давали, вы чем руководствовались, какими документами вы руководствовались при … о том, чтобы был такой реестр составлен?

Свидетель УШАКОВА:  Мы руководствовались тем, что у нас были приняты документы, выплачены средства федерального бюджета и, соответственно, начислена сумма средств республиканского бюджета на ближайшее финансирование в рамках соглашений. Подписывались с Минсельхозом России и Правительством Республики Марий-Эл на текущий финансовый год.

Адвокат ВЯТКИНА:  То есть, теми документами, которые к вам поступили?

Свидетель УШАКОВА:  Поступили и были проверены.

Адвокат ВЯТКИНА:   Были проверены.

Свидетель УШАКОВА:  Конечно.

Адвокат ВЯТКИНА:  Скажите, пожалуйста, а кто именно из сотрудников Министерства сельского хозяйства Республики Марий-Эл в 2014-2016 годах подписывал и визировал реестры на выплату субсидий сельхозтоваропроизводителям Республики Марий-Эл?

Свидетель УШАКОВА:  Реестры подписывало только руководство. Кто был на месте – это мог быть министра Егошин  Александр Яковлевич, либо Ираида Борисовна Долгушева  - два лица, у которых было право финансовой подписи.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, а вот какие документы готовились для того, чтобы того или иного сельхозпроизводителя в этот реестр внести? Кто, вернее, готовил и проверял эти документы?

Свидетель УШАКОВА:  Не поняла вопрос.

Адвокат ВЯТКИНА:   Кто из работников… То есть, вопрос. Егошин и Долгушева – они подписывают только уже готовые, да, проверенные документы?

Свидетель УШАКОВА:  Они подписывали проверенные расчеты субсидий после проверки в отсутствии замечаний. Реестр визировался Бурасовым Сергеем Вадимовичем о том, что документы проверены. Стояла подпись и дата проверки. И после вот этой проверки  эти документы, расчет субсидий предоставлялся на подпись руководителю. Это по административному регламенту подпись руководителя означала, что принято положительное решение о выплате субсидий в рамках данного расчета. (Нрзб. 1:32:11) данного бюджета не выбраны, то мы без лимитов не принимали документы. Сразу же после проверки делалась заявка на финансирование из федерального бюджета. Механизм примерно такой.

Адвокат ВЯТКИНА:   Бурасов, правильно? А вы не подписывали?

Свидетель УШАКОВА:   Бурасов подписывал. В его обязанности это было вменено, да.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, а где в настоящее время хранятся оригиналы реестров за 2014-2016 годы на выплату субсидий?

Свидетель УШАКОВА:  Реестры… Первичные документы, подтверждающие целевое использование, в министерстве в полном объеме по всем кредитным договорам изъяты правоохранительными органами, а реестры остались храниться у нас в министерстве в кабинете №308 Министерства сельского хозяйства, Красноармейская 41, третий этаж (нрзб. 1:33:11).

Адвокат ВЯТКИНА:   Вы не ошибаетесь? Дело в том, что в материалах дела нет ни одного первичного документа подлинного. Точно их в Министерстве нет сельского хозяйства Республики Марий-Эл?

Свидетель УШАКОВА:  Почему? Реестры хранятся у нас.

Адвокат ВЯТКИНА:   Я поняла. Я сейчас про первичные документы говорю, которые являются основанием.

Свидетель УШАКОВА:  Первичные документы у нас изъяты. Единственное, что мы сейчас по 8-ой очереди проходим проверку, проходили проверку территориального Казначейства. И сейчас как бы по результатам проверки судимся с территориальным Казначейством. Нам дали в работу, представили, по 8-ой очереди первичные документы вернули в министерство для завершения вот этих дел.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста…

Свидетель УШАКОВА:   Остальные все изъяты. А реестры у нас хранятся.

Адвокат ВЯТКИНА:   Подождите. А кто вернул вам часть этих документов?

Свидетель УШАКОВА:   ФСБ по Республике Марий-Эл.  Но только по 8-ой очереди.

Адвокат ВЯТКИНА:  А скажите, пожалуйста, тогда у меня в связи с этим вопрос. А первичные документы тогда, если вам по 8-ой очереди ФСБ вернуло, может, у вас все-таки первичные документы изымало не следствие, а ФСБ? Мы их найти не можем, где эти первичные документы? Вы не ошибаетесь, что их следствие изъяло?

Свидетель УШАКОВА:  Я утверждать не могу, потому что весь пакет документов, даже сейчас по этапам вспомнить невозможно, потому что это был такой напряг, столько у нас было проверок. Но правоохранительные органы – я точно сказать не могу, где они. В общем, правоохранительными органами изъято. Но вот в данной ситуации ФСБ, именно ФСБ, нам вернули по 8-ой очереди документы для работы по проверке территориального Казначейства. Где хранятся – я точно не могу сказать.

Адвокат ВЯТКИНА:  Мы бы у вас не спрашивали так подробно по цифрам, если бы хоть один первичный документ у нас был. Скажите, пожалуйста, договор №151600/0083 об открытии кредитной линии ООО «Птицефабрика Акашевская», заключенный 28 сентября 2015 года на основании решения кредитного комитета Акционерного общества «Россельхозбанка» от 11 сентября 2015 года. скажите, пожалуйста, какое значение имеет письмо в Министерство сельского хозяйства Республики Марий-Эл от 21 сентября 2015 года о периодах там какой-то задолженности, если решение о выдаче кредита было принято уже 11 сентября 2015 года?

Свидетель УШАКОВА:   Ответить на такой вопрос не могу, потому что я, во-первых, не знаю, какие кредитные договоры у них в 2015 году заключались, у нас такой информации не имеется. Нам, предположим, на субсидирование кредиты 2015 года предприятие вообще не представляло. Поэтому никаких комментариев в разрезе кредитных договоров я вам дать не могу.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Смысл тогда этих писем.

Адвокат ВЯТКИНА:  Тогда вопрос. Известно ли вам, в каких целях получались «Акашево» письма о выплате субсидий. Меня интересуют конкретно 6 писем от 21 сентября 2015 года, 14 октября 2015 года, 9 ноября 2015 года, 26 ноября 2015 года, 26 апреля 2016 года и 13 мая 2016 года, если, опять-таки, кредитный договор, о котором идет речь, №151600/0081, решение о данном кредите было принято задолго до предоставления данных писем?

Прокурор ТРУСОВА:  Уже такой вопрос задавался.

Адвокат ВЯТКИНА:   У меня другое. Я по одному письма задала вопрос.

Прокурор ТРУСОВА:  Вас просто не было.

Свидетель УШАКОВА:  Можно отвечать?

СУДЬЯ:  Отвечайте.

Свидетель УШАКОВА:   Я хочу сказать, что мне вообще неизвестно, каким образом предприятие использовало эти письма-справки с недостоверной информацией, мне неизвестно окончательное их использование, и ответить на этот вопрос  не могу поэтому.

Адвокат ВЯТКИНА:   Понятно. скажите, пожалуйста, принимали ли вы участие в подготовке письма от 24 сентября  №05-40/372 на запрос «Акашевской», в соответствии с которым указано, что плановый расчет субсидий на возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам ООО «Птицефабрика Акашевская» за периоды март-август 2015 года к сведению принят?

Свидетель УШАКОВА:  Я не помню такого письма, в памяти не осталось. Не помню.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, вам оглашали ваши показания – это том 156 – в котором вы говорите об этом письме.

СУДЬЯ:  Оглашали том 159.

Адвокат ВЯТКИНА:   Ой, 159, Да. Скажите, пожалуйста, вы сейчас просто не помните содержание этого письма или не помните вообще когда…

Свидетель УШАКОВА:  Конечно, даты вспомнить не могу. Следователь нам предоставлял, показывал документы. У нас вся деловая переписка также из министерства изъята, поэтому у нас никаких документов, писем не осталось. И в памяти тоже нет. Они нам показывали документы. Если я, так сказать, не видела содержания, нам давали время подготовить аналитический материал.  И только уже на другом каком-то приглашении я уже могла сделать какую-то аналитику. По номерам, по письмам, по датам это невозможно вспомнить. Вы что, столько переписки у нас. У нас ежегодно больше тысячи писем в отделе формируется исходящих и входящих также.

Адвокат ВЯТКИНА:   А скажите, пожалуйста, «нам» — это кому имеется в виду?

Свидетель УШАКОВА:  Не поняла.

Адвокат ВЯТКИНА:  Говорите, нас приглашали и давали время для подготовки потом какого-то аналитического материала. Нас – это кого вы имеете в виду?

Свидетель УШАКОВА:   Приглашали отдельно меня и Бурасова, нас отдельно приглашали.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, то есть про Бурасова имеете в виду?

Свидетель УШАКОВА:   Приглашали… допросы были меня и Бурасова. Колесникову приглашали еще. Троих из министерства.

Адвокат ВЯТКИНА:   То есть, когда вы говорите про «нас», вы говорите про вас, Колесникову и Бурасова?

Свидетель УШАКОВА:  Да.

Адвокат ВЯТКИНА:   А кто приглашал конкретно?

Свидетель УШАКОВА:  Следственный комитет, были официальный письма, приглашения со Следственного комитета. Фамилию я сейчас, кто подписывал эти письма, конечно, не вспомню. Назначалось время.

Адвокат ВЯТКИНА:   А вы к кому ходили?

Свидетель УШАКОВА:  День, время.

Адвокат ВЯТКИНА:   А вы к кому ходили?

Свидетель УШАКОВА:  Так… Следователь… все уже вылетело из головы. К одному и тому же следователю. Вы не напомните мне фамилию?

Адвокат ВЯТКИНА:   Кузьминых.

Свидетель УШАКОВА:  А?

Адвокат ВЯТКИНА:   Кузьминых?

Свидетель УШАКОВА:   Кузьминых, да.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, а что вы, когда вы говорите о неких аналитических материалах, которые вы использовали потом для ответа на вопросы по данным письмам, какие конкретно аналитические материалы вы имеете в виду и где конкретно вы их  брали? Что вы подразумеваете под аналитическим материалом?

Свидетель УШАКОВА:  Под аналитическим материалом понимаю информацию, которые мы на основании запроса, а запросы приходили официально в адрес министра, направлялось к нам на рассмотрение. Мы на основании этих запросов поднимали сведения с нашего программного продукта «Учет субсидий» на базе «1С: Бухгалтерия», готовил аналитику мне Сергей Вадимович Бурасов.  И я этим материалом аналитическим пользовалась. Брала его с собой на следствие. Далее поднимали все реестры, какие требовались для того, чтобы подтвердить, например,  финансирование федерального и республиканского бюджета. Все это поднималось, все документы использовались. Норматив каков еще, если нужно было какие-то факты нормативные подтвердить.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, когда вы говорите про сведения из программного продукта, вы имеете в виду «Учет субсидий» программный продукт?

Свидетель УШАКОВА:   Ну да, конечно…

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, а первичные документы на тот момент изъяты уже были?

Свидетель УШАКОВА:   Да, изъяты были.

Адвокат ВЯТКИНА:  То есть, вы не пользовались первичными документами,  а брали из компьютера Бурасова информацию?

Свидетель УШАКОВА:  Во-первых, первичные документы- это, наверно,  больше этого документа, если все собрать, все документы, какие предоставляются предприятиями в целом, поэтому пользоваться бумажными носителями – это практически невозможно, перепроверять эту базу невозможно, если ее на постоянной основе не вести. И чтобы наладить этот учет, мы с 2009 года при Ираиде Борисовне еще купили такой программный продукт, ежегодно нам его сопровождают программисты - соответственно, кто разработал этот программный продукт. И последовательно из года в год, начиная со дня заключения кредитного договора, Сергеем Вадимовичем была сформирована база на основании всех первичных документов.

Адвокат ВЯТКИНА:  Валентина Львовна, мы же так же и понимаем, что «1С: Бухгалтерия» и «1С: Учет субсидий» — это не первичный документ, и не он анализируется. А это всего лишь некие счеты. Поэтому я просто спросила, вот аналитические материалы вы берете, но вы первичными документами, получается, не обладали в тот момент?

Свидетель УШАКОВА:  Вся информация из первичных документов занесена в программный продукт.

Адвокат ВЯТКИНА:   Я понимаю. Я понимаю. Вы сами лично первичные документы держали в руках в тот момент?

Свидетель УШАКОВА:  Первичные документы, вот как только их принесут, целевку проверят (нрзб. 1:45:44) Сергей Вадимович ежемесячно заносит это все в базу, все эти документы лежат на полка.

Адвокат ВЯТКИНА:   Понимаю.

Свидетель УШАКОВА:   И физически мы их уже не касаемся, потому что они уже обработаны и внесены в соответствующую систему.

Адвокат ВЯТКИНА:   Правильно. Только они хранятся бесконечный период времени для того, чтобы их проверить. Потому что источником является не «1С: Учет субсидий», а источником являются первичные документы. Поэтому я у вас спросила…

Свидетель УШАКОВА:   Источником…

Адвокат ВЯТКИНА:   Я вам задала один вопрос. Вы лично первичку в руках держали или нет? Все, мне больше не нужно.

Свидетель УШАКОВА:  (Нрзб. 1:46:23)

Адвокат ВЯТКИНА:  Вы лично первичку держали?

Свидетель УШАКОВА:  Я первичку… В смысле?

Адвокат ВЯТКИНА:   Когда вас допрашивали, вы первичный документ  в руках держали? Да или нет?

Свидетель УШАКОВА:  Первичные документы были изъяты, это 100 томов, это даже не 100 томов, это тысячи томов. Первичные документы, в принципе, обрабатываются на регулярной основе, и все формируется системно. В любом случае все эти сведения из базы…

Адвокат ВЯТКИНА:   Это я понимаю

Свидетель УШАКОВА:  (нрзб. 1:47:00) аналитические материалы из этой базы.

Адвокат ВЯТКИНА:   Понимаю. Скажите, пожалуйста, проекты каких именно писем обнаружили в вашем компьютере при осмотре в ходе предварительного следствия?

Свидетель УШАКОВА:   Первые из трех писем. Первые три письма готовила я, их и обнаружили, они в электронном виде у меня сохранились.

Адвокат ВЯТКИНА:  А можно уточнить, первые три – это 21 сентября 2015 года?

Свидетель УШАКОВА:  Сентябрь, октябрь и ноябрь.

Адвокат ВЯТКИНА:   То есть 14.10.2015 и 09.11.2015 или 26.11.2015?

Свидетель УШАКОВА:  Нет, последнее письмо – 26-го – я либо была в отпуске, либо я была в командировке, меня не был. Подготовить поручение было Колесниковой. А первые три письма готовила я. Здесь отсчитывать с 21-го числа. 21-ое, потом следующее какой номер… и начало ноября где-то, середине где-то октября есть и начало ноября. Вот эти три письма.

Адвокат ВЯТКИНА:   А иные оставшиеся письма после четвертого?

Свидетель УШАКОВА:  Иные письма – ничего конкретно по ним сказать не могу. Они тоже как бы анализировались.  Но они тоже все у нас изъяты, и поэтому я здесь конкретно сейчас прокомментировать не могу. Делался больше упор вот на этих первых три письма, которые, как считают следователи, повлияли на какие-то последствия…

Адвокат ВЯТКИНА:  Это мнение следователя?

Свидетель УШАКОВА:  Нам следователь, конечно, говорил, что каким-то образом предприятие воспользовалось этими письмами для получения кредита. Какого кредита, в каком размере, я ничего не знаю.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, а кто готовил письмо от 26 апреля 2016 года?

Свидетель УШАКОВА:  Я не помню. Если в допросе я комментировала о том, что делала я, но по датам и номерам я не помню. Это очень давно было.

Адвокат ВЯТКИНА:   А кто готовил письмо от 13 мая 2016 года?

Свидетель УШАКОВА:   То же самое, не помню. Вчера заслушивали, по-моему… надо посмотреть еще раз допрос. По датам не помню.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, принимали ли вы участие в сентябре 2015 года в составлении, как выразился государственный обвинитель, первой правильной справки для ООО «Птицефабрика Акашевская»?

Свидетель УШАКОВА:   Да, такой факт был накануне, когда поступило поручение, сделали также анализ. Сергею Вадимовичу я дала поручение проанализировать по периодам выплаты «Акашевской», не расходились с теми сведениями, которые были впоручениях. Потому готовила… я не стала никому перепоручать, я готовила это письмо сама на основании тех сведений, которые мне предоставил Бурасов. Я подготовила правильную информацию. И, насколько я помню, я Ираиде Борисовне об этом доложила, что есть расхождения, она со мной согласилась. По-моему, как мы ее подписали, предприятие ушло с этой справкой. Несколько дней их не было. А потом они вернулись с просьбой вот именно того, что содержание нужно такое, какое было в первом письме. Вот что-то такое в памяти осталось. Но что мы готовили вариант правильной справки – этот вариант присутствует, конечно.

Адвокат ВЯТКИНА:   Давайте корректно применять термин. Справка она справкой и называется. Письмо – это письмо.

Свидетель УШАКОВА:  Извините, так как в письме нет ничего -ни описаний, ни годов, месяцев, нет ни сумм никаких, как его по-другому назвать?

Адвокат ВЯТКИНА:  Письмо.

Свидетель УШАКОВА:  Мы называли его письмо-справка.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, а почему проект этого первого письма не обнаружен при осмотре вашего компьютера?

Свидетель УШАКОВА:  Потому что на базе этого письма я уже готовила письмо того содержания, которое от меня потребовалось. А письмо подготовлено на бумажном носителе, так как я на базе этого и готовила письма я его, по-моему, уничтожила. Если бы я знала, что будут такие последствия, я бы, конечно, его сохранила.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, в базе данных (нрзб. 1:525:08) хранится всегда по дате первоначального создания файла и дате его исправления. На вашем компьютере не имеется даты конкретного исправленного первичного файла. Чем это можно объяснить?

Свидетель УШАКОВА:   Ничем не объясню, ничего не помню (нрзб.)не особо в совершенстве. Готовила на этой базе… сейчас вспомнить в деталях невозможно.

Адвокат ВЯТКИНА:   Хорошо. Скажите, пожалуйста, какого было содержание этого первого письма?

Свидетель УШАКОВА:  Оно было также с указанием периодов, но периоды были верные исходя из фактических выплат.

Адвокат ВЯТКИНА:   А скажите, какие были верные периоды?

Свидетель УШАКОВА:  Я сейчас на память не помню, я с собой не взяла бумаг. На память не вспомнить. 4 года уже прошло.

Адвокат ВЯТКИНА:   Тогда у меня в связи с этим такой вопрос. Скажите, пожалуйста, если вы в письме указываете о том, что субсидии, предположим, в апреле-месяце 2015 года, вы указываете в письме, не указываете период апреля 2015 года, и пишите, что они по март оплачены, а  в апреле вы неполную сумму субсидий выплатили – вместо 140 млн. заплатили 10. По вашему мнению, подлежит ли включению как уже оплаченный период апреля-месяца?

Свидетель УШАКОВА:  В такой бы ситуации, если бы я готовила реальное письмо, я бы написала – частично оплачено за данный период. Я бы так сделала. Частично оплачено – по крайней мере, период указала, частично. Это было бы нормально.

Адвокат ВЯТКИНА:  Тогда вспомните, пожалуйста, чем отличалось первичное письмо, о котором вы говорите, и уже письмо, которое непосредственно было распечатано с вашего компьютера,  о котором мы сейчас ведем речь?

Свидетель УШАКОВА:   Вчера допрос зачитывали, и там указывался правильный период. Вот этот правильный период первоначально в письме и указывался.

Адвокат ВЯТКИНА:  Скажите, пожалуйста, велся ли в 2014-2016 году в отделе государственной поддержки или в целом в канцелярии, экспедиции Министерства сельского хозяйства Республики Марий-Эл журнал или книга, в которой конкретно регистрировались при поступлении в Министерство сельского хозяйства Республики Марий-Эл документы сельхозтоваропроизводителей на выплату субсидий в конкретном  календарном месяцев?

Свидетель УШАКОВА:   Такой журнал велся, но только не в канцелярии .по регламенту он велся в нашем отделе. У каждого специалиста есть свой журнал, он регистрирует в нем заявления в зависимости от того, какое направление курирует. В нем ведется учет непосредственно в отделе входящих документов, в составе которых имеется заявление, это заявление и регистрируется, контакты и все остальное, все параметры необходимые.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, данный журнал изъят в настоящее время из ведения вашего отдела, либо находится конкретно в отделе за 2014-2016 годы?

Свидетель УШАКОВА:  Я сейчас не помню, ответить не готова.

Адвокат ВЯТКИНА:   Почему на вопрос государственного обвинителя, который вам был только что задан вы относительно данного журнала допустили смешение понятий о том, в каком конкретно журнале регистрировались письма входящие ООО «Птицефабрика Акашевская», на которые давались ответы, и конкретный журнал учета, который ведется в вашем отделе, в котором регистрируются заявки и документы конкретных сельхозтоваропроизводителей, на основании которых производится выплата субсидий в конкретный календарный период или месяц?

СУДЬЯ:  Вопрос некорректный. Он снимается. Вопрос снят, он некорректный.

Адвокат ВЯТКИНА:  Скажите, пожалуйста, кто конкретно вел книгу учета документов сельхозтоваропроизводителей в отделе господдержки Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Марий-Эл?

Свидетель УШАКОВА:  Во-первых, я хочу сказать, что это совершенно разные журналы. Журнал, о котором я сказала, это бумажный журнал, который ведет непосредственно каждый специалист по мероприятиям. А есть еще другой журнал, он ведется в электронном виде, и ведет его конкретный специалист. В те годы, сейчас точно не могу сказать, но у нас (нрзб. 1:58:10) Егошина Зоя Аркадьевна, в ее обязанности вменены были вести учет входящей документации, которая (нрзб.), и расписана нам для исполнения от руководства.

Адвокат ВЯТКИНА:   Тогда давайте более конкретно, чтобы мы понимали, у кого из исполнителей и как называются журналы. Вот вы сейчас назвали, что у вас в отделе ведется два вида журнала. Первый журнал, который не по направлениям, как он называется конкретно и кто конкретно его ведется?

Свидетель УШАКОВА:  В тот период мы, наверно,  будем говорить, или сейчас?

Адвокат ВЯТКИНА:   2014-2016 год.

Свидетель УШАКОВА:  Это программный продукт, разработанный в министерстве, он ведется в электронном виде. Точное я его название не знаю. Но есть журнал входящих документов, даже есть отдельный журнал исходящих документов, и есть отдельные журналы по регистрации заявлений на предоставление государственной поддержки, которые уже ведут непосредственно каждые специалисты. А журнал входящих – это Зоя Аркадьевна Егошина, исходящие – (нрзб. 1:59:25) имеет право зайти каждый в систему, регистрацию исходящих, кто готовит письмо исходящее.

Адвокат ВЯТКИНА:   Валентина Львовна…

Свидетель УШАКОВА:  Он тоже в электронном виде.

Адвокат ВЯТКИНА:   Валентина Львовна, меня сейчас интересуют журналы входящих и исходящих, меня конкретно интересует журнал, по которому ведется учет заявлений, а также иных документов, поступающих от сельхозтоваропроизводителей на выплату субсидий, которые они должны предоставлять с 1-ое по 30-ое число каждого месяца в соответствии с правилами предоставления республиканским бюджетом Республики Марий-Эл государственной поддержки сельхозпроизводству №85 от 26 марта 2013 года. Вот этот журнал. Скажите…

Свидетель УШАКОВА:   Вот этот журнал ведут специалисты, которые осуществляют  прием и проверку документов в отделе. У каждого специалиста есть свои направления и отдельные журналы у каждого.

Адвокат ВЯТКИНА:   Вот давайте…

Свидетель УШАКОВА:   Он ведет учет…

СУДЬЯ:  Я делаю замечание защитнику Казееву, который своим разговором мешает допросу защитником Вяткиной свидетеля Ушакову.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, тогда какие конкретно… по каким конкретно направлениям государственной поддержки ведутся данные журналы и кто ответственный за ведение данного журнала по определенному направлению государственной поддержки?

Свидетель УШАКОВА:   Ответственные за ведение журналов те специалисты, которые их ведут. Они ответственные за регистрацию и весь учет (нрзб. 2:01:16), пронумерованы и прошиты.

Адвокат ВЯТКИНА:   Скажите, пожалуйста, по каким конкретно направлениям ведутся данные журналы?

Свидетель УШАКОВА:   Сергей Вадимович у вас ведет инвестиционное направление в те периоды…

Адвокат ВЯТКИНА:   Это Бурасов? Вы фамилию называйте.

Свидетель УШАКОВА:  Бурасов Сергей Вадимович – инвестиционные ведется. Стреканова Татьяна Владимировна – не помню, у них отдельный был или общий, краткосрочные кредиты. По-моему, у них с Бурасовым был один журнал. Точно сейчас сказать не могу, в те годы либо у каждого свой, либо один общий по инвестиционным, краткосрочным процентным ставкам. Дальше у нас был по растениеводству, по животноводству, тоже как бы деление между специалистами.

Адвокат ВЯТКИНА:   Вот по животноводству кто вел журнал?

Свидетель УШАКОВА:  Я сейчас распределить… у нас занимался распределением между специалистами. И точно сказать, как бы ошибиться, это очень чревато. Поэтому я хочу сказать, что поясните по инвестиционным – точно Сергей Вадимович,  по растениеводству, животноводству -  там делилось у нас. У нас молочные субсидии… да, молочные – Чучалина Ольга Михайловна вела, и Зоя Аркадьевна, по-моему, она вела (нрзб. 2:02:58), может быть,  еще что-то, элитное, может быть,  семеноводство. То есть, такое примерно деление. Но точно не могу утверждать, потому что могу ошибиться. Распределение обязанностей (нрзб.)

СУДЬЯ:  Вы задаете вопрос, и она отвечает.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Ваша Честь…

СУДЬЯ:  Вы скажите, у меня вопросов пока, потому что… Почему я должна вас учить? Вы как будто в суде первый раз сидите. Он уже там вам все мозги вынес своим бурчанием и выкриками. А вы продолжаете задавать вопросы.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Каким бурчанием? Какими выкриками?

Адвокат ВЯТКИНА:   Уважаемый Суд, я заявляю ходатайство о перерыве в 10 минут.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Подзащитному вашему надо. Объявляется перерыв 10 минут.

 

Перерыв

 

СУДЬЯ: Присаживайтесь.

СУДЬЯ: Защитник Вяткина, ваши вопросы… Что у вас?

Подсудимая КОЖАНОВА:  Я плохо себя чувствую. Я прошу (нрзб. 0:02:22)

СУДЬЯ:  Суд, учитывая время судебного разбирательства 16:45, что судебное заседание в связи с режимом работы Верховного суда Республики Марий-Эл проводится до 17 часов, а также заявленное заявление Кожановой о плохом самочувствии, объявляется перерыв до 23 июля до 10 часов утра.

Подсудимая КОЖАНОВА:  Спасибо.

СУДЬЯ:  Допрос свидетеля сторонами после оглашения показаний на следствии будет продолжен 23 июля в 10 часов утра. На сегодня спасибо, всем до свидания.



Фотоархив

Все