«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Протокол судебного заседания от 27.09.2019

СУДЬЯ:  Шарафутдинова?

Адвокат ШАРАФУТДИНОВА:  На усмотрение суда.

СУДЬЯ: Семенова?

Адвокат СЕМЕНОВА:  На усмотрение суда.

СУДЬЯ:  Выслушав мнения сторон, суд на месте постановляет продолжить судебное заседание в отсутствии неявившихся лиц. Добрый день, уважаемый коллега.

Судья ЛАШМАНОВА: Здравствуйте!

СУДЬЯ:  Пришел ли свидетель, скажите?

Судья ЛАШМАНОВА: Слышим вас плохо, Мария Викторовна, повторите, пожалуйста.

СУДЬЯ: Нас интересует, прибыл ли к вам свидетель?

Судья ЛАШМАНОВА: Да, здравствуйте! Со стороны Верховного суда Республики Марий-Эл судебное заседание в режиме видеоконференцсвязи обеспечивает судья Верховного суда Лашманова Ольга Юрьевна. Явился свидетель Сергеев, личность предварительно установлена предъявленным паспортом.

СУДЬЯ:  Приглашайте, пожалуйста, его в зал.

СУДЬЯ:  Добрый день. Назовите, пожалуйста, правильно вашу фамилию, имя, отчество.

Свидетель СЕРГЕЕВ: Сергеев Георгий Георгиевич.

СУДЬЯ:  Число, месяц, год вашего рождения?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  6 августа 1974 года

СУДЬЯ:  Место вашей работы и должность?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Марийский региональный филиал акционерного общества «Россельхозбанк», директор филиала.

СУДЬЯ:  Адрес вашего проживания?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Г. Йошкар-Ола, ул. Волкова, дом 116, кв. 15

СУДЬЯ:  Вы допрашиваетесь в качестве свидетеля. Вам разъясняются ваши обязанности давать суду правдивые показания. Суд предупреждает вас об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний, дачу ложных показаний им разъясняет ст. 51 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой вы вправе не давать показания, пояснения против себя, а также своих близких родственников. Данное разъяснение вам понятно?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Да, понятно.

СУДЬЯ:  Права, ст. 51 Конституции понятны?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Да, ясно.

СУДЬЯ:  Показания давать готовы?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Да, готов.

СУДЬЯ:  Скажите, подсудимый Маркелов знаком вам?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Да, знаком.

СУДЬЯ:  Как давно вы его знаете? Характер ваших отношений, как вы можете их охарактеризовать - рабочие, деловые, личные, дружеские, приятельские?

Свидетель СЕРГЕЕВ:Знаком я с главой непосредственно вообще, не со стороны, или участник каких-то мероприятий, а непосредственно взаимодействуя с момента назначения моего на должность директора. Это было в 2008 году. То есть, буквально после назначения, может быть,  через неделю-две Леонид Игоревич пригласил меня  к себе в служебный кабинет. Соответственно, мы обсудили вопросы дальнейшего развития агропромышленного комплекса в республике Марий-Эл. относительно оценки нашего взаимоотношения, взаимоотношение сводилось исключительно… носило деловой характер. То есть, обсуждались только деловые вопросы. Но вместе с тем необходимо отметить нюанс, что их можно оценить как теплые в том плане что это не значит, что были какие-то приятельские отношения, или какие-то за рамки деловых вопросов, но сам Леонид Игоревич образованный, культурный, вежливый человек и, соответственно, общение было такое очень теплое. Поэтому… как-то так.

СУДЬЯ:  Ссоры, конфликты между вами имели место быть?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Никогда. Даже голоса он никогда не повышал. Он всегда был настроен по-деловому, интересовался, пытался вникнуть в проблему. Всегда диалог был исключительно в… так скажем, деловой, но теплый. И как бы даже места для конфликта какого-то не было. Почему - потому что он всегда занимал такую позицию, чтобы какие-то возникшие проблемы в плане кредитования разрешить и чтобы все было… достигло максимально эффекта.

СУДЬЯ:  Основания оговаривать его у вас имеются?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Нет. Очень милый приятный человек.

СУДЬЯ: Государственные обвинители, ваши вопросы.

Прокурор ПОТАПОВ:  Благодарю, Ваша Честь. Георгий Георгиевич, здравствуйте.

Свидетель СЕРГЕЕВ: Здравствуйте.

Прокурор ПОТАПОВ:  Георгий Георгиевич, ответьте, пожалуйста, на вопрос. Когда вы были приняты на работу в «Россельхозбанк»? На какую должность? Что входило ранее в наши должностные обязанности? И какую должность занимаете вы ныне?

Свидетель СЕРГЕЕВ:Значит, на работу я принят 29, по-моему, декабря 2000 года. На должность юрисконсульта. Может быть, старший - там приставка какая-то была. Должность была в единственном числе в Марийском филиале. Он тогда был в стадии, так скажем, становления. Обязанности были - правовое сопровождение, соответственно, банковского бизнеса здесь, в республике. То есть кредитных заключений, просмотр юридических дел для открытия счетов, работника с должниками, работа кадрового порядка по оформлению всевозможных документов в части трудовых взаимоотношений. Соответственно, банк развивался, укрупнялся. По-моему, с 2007 года меня назначили начальником, был сформирован юридический отдел, меня назначили начальником юридического отдела. Обязанности у меня как таковые не прибавились, просто появились подчиненные. Фронт работы остался тот же, плюс руководство соответствующим направлением юридического сопровождения. И это было в апреле 2008 года. Меня назначили заместителем директора… Я извиняюсь,  я ошибся. Я с Леонидом Игоревичем знаком - меня назначили директором в 2012 году в декабре. И наша встреча состоялась либо в конце декабря, либо в начале января 2013 года. Я по должности ошибся. В апреле 2008 года меня назначили заместителем директора регионального филиала. Круг моих обязанностей составлял - это, значит, все кредитные подразделения, как корпоративные так и розничные, это юридический блок, это работа с просрочкой, это… то есть все, что связано с кредитной работой и сопровождающими подразделениями, обслуживающими. И в декабре - 20, по-моему, декабря 2012 года - меня назначили директором регионального филиала. Ну и, соответственно, у меня общее руководство филиалом и, соответственно, работы с VIP-клиентами и так далее. Как бы здесь в данном случае больше подчиненных, больше подразделений, по сути, как бы направление деятельности не меняется.

Прокурор ПОТАПОВ:  Эту должность вы и сейчас занимаете?

Свидетель СЕРГЕЕВ:Все верно, да, по настоящее время.

Прокурор ПОТАПОВ:  Георгий Георгиевич, скажите, пожалуйста, разъясните, каким образом и на основании каких нормативных документов осуществлялось кредитование клиентов Марийского регионального филиала АО «Россельхозбанк»?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Помимо того что какие-то вопросы регламентированы российским законодательством, соответственно, в рамках этого даже уже ведомственно исходит на документы Центрального банка. И наши внутренние документы, которые  регламентируют уже вопрос кредитования более детально. Это соответствующие основные базисные инструкции: первая - по краткосрочному кредитованию, вторая инструкция - по долгосрочному, среднесрочному кредитованию и масса других нормативных документов. Структура самого кредитования выглядит следующим образом: то есть, есть блок привлечения клиентов в части обслуживания, в том числе предлагаются кредитные услуги. Клиент если согласен, он подает заявку, либо клиент сам выходит на банк и говорит, что ему надо  кредитоваться, и мы, соответственно, принимаем от него заявку. То есть, инициатива может быть как с нашей, так и со стороны клиента. Заявка отдается в аналитическое подразделение, которое анализирует финансовую документацию. Дальше документы передаются уже по службам - в юридическую службу, в службу безопасности, смотрятся налоговики, рисковики и так далее. И после полного комплекта положительных заключений материалы выносят на кредитный комитет регионального филиала и принимается решение по сделке - кредитуем на таких условиях. Если эта компетенция конечная филиала, тогда, соответственно, выдача происходит в рамках филиала. Если это компетенция за пределами филиала, то, соответственно, документы по принятому решению кредитным комитетом передаются далее  в головную организацию, где, собственно говоря, проходит второй круг. То есть, все те же подразделения рассматриваются и выносятся уже дальше на кредитный комитет головного офиса банка. В зависимости от величины также сделки, то есть компетенция распределяется также по величине сделки предстоящей, то есть дальше она может уже выходить на управление, на (нрзб.) совет и так далее. То есть конечный орган в зависимости от величины сделки принимает конечное решение. Относительно полномочий по принятию решений. На момент назначения меня директором полномочия были у Марийского регионального филиала - это, если мне память не изменяет, 110, по-моему, миллионов - это короткие кредиты, и 220 - длинные. Ну, может быть,  наоборот, потому что это было очень давно. Буквально с назначения меня на должность лимиты были отменены. Они эпизодически предоставлялись на пару месяцев  рамках… Может быть,  года три года назад оно было 10 млн., несколько месяцев было. И вот буквально 3 месяца назад, может быть,  4, нам предоставили полномочия принимать самостоятельные решения, конечные решения я имею в виду до суммы 5 млн. Сумма считается совокупно. То есть это может быть несколько сделок с учетом уже ранее заключенных сделок - вот (нрзб.) 5 млн. Все что выше - соответственно, все уходит в головной. У меня все. Я, может быть, что-то не сказал.

Прокурор ПОТАПОВ: Георгий Георгиевич, скажите, пожалуйста, какие крупные предприятия Республики Марий-Эл являлись клиентами Марийского регионального филиала «Россельхозбанка»?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Ну, в первую очередь - это, конечно же, «Птицефабрика Акашевская» в качестве крупного клиента. Второй такой крупный… группа я бы сказал, да, группа клиентов «Птицефабрика Акашевская». Потом вторым клиентом является группа компаний «Одис» - это всевозможные (нрзб.), ну, там их много, консолидировано порядка 86 организаций, но мы считаем как одно предприятие. Почему - потому что там множество лимитов (нрзб.). Как я уже разъяснял по принятию решений. Потом, значит, это ЗАО «Марйиское» - тоже в части кредитования. В части расчетного обслуживания и депозитов - это «Йошкар-Олинский мясокомбинат», «(нрзб.)» - то есть, масса организаций, которые так или иначе входят… Ну, ключевым, конечно, клиентом является «Птицефабрика Акашевская», то есть по величине (нрзб.). У меня все.

Прокурор ПОТАПОВ: Георгий Георгиевич, скажите, пожалуйста, вот вы сказали, что крупнейшим клиентом была «Птицефабрика Акашевская» - это фабрика была постоянным клиентом вашего банка?

Свидетель СЕРГЕЕВ:Я извиняюсь, я не все слова разобрал.

Прокурор ПОТАПОВ:  «Птицефабрика Акашевская» являлась ли постоянным клиентом филиала вашего банка? Если да, то с какого времени  на какие цели общество получало кредитные средства?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Да, все, спасибо, понял. Клиент действительно являлся постоянным. Банк он (нрзб.) мы начали с ним работать - либо конец 2005 года, либо начало 2006 года. Взаимоотношения с ним складывались… инициатива была не на нашей стороне, то есть клиент к нам зашел через Министерство сельского хозяйства. Соответственно, интерес его был… они сами по себе те люди, которые в то время, так скажем, представляли и владели фабрикой, они были из другого региона, и предприятия у них были в другом регионе, а если быть точным, в Республике Коми. Значит, интерес у них был в части приобретения и начало бизнеса птицеводческого на базе обанкротившейся фабрики «Акашевской», тогда она называлась репродуктор второго порядка «Птицефабрика Акашевская». Находилась она в поселке Юбилейном. И вот, собственно говоря, первый проект, он, собственно, и был реализован на этой площадке - «Птицефабрика Акашевская», которую они приобрели и делали там реконструкцию. Там, по-моему, порядка 20 птичников (нрзб.) 70-х годов прошлого века. Они, соответственно, полностью делали реконструкцию этих зданий и меня (нрзб.). Первый проект был такой - порядка 150 млн. Он уже к настоящему времени погашен. В целом птицефабрикой на данной момент реализуется 10 проектов, минус 9-ый, потому что он как открылся, так и закрылся, там деньги были возвращены. Вот примерно так. Общая задолженность, сразу предвосхищу, там порядка 36 или 38 млрд.

Прокурор ПОТАПОВ:  Итак, Георгий Георгиевич, резюмируя ваш ответ, правильно, еще раз скажите, на какие цели общество получало кредитные средства - на развитие бизнеса птицеводства, так?

Свидетель СЕРГЕЕВ:Все верно, да. То есть все проекты ключевые они - раз, два, три, четыре и так далее до десятого - до настоящего времени ни были инвестиционные. Соответственно, к инвестиционным деньгам, конечно же, прилагались короткие деньги и оборотка. Почему, потому что, соответственно, если мы кредитуем инвестиционную деятельность, предприятие строит соответствующие объекты птицеводства, прочие инфраструктурные объекты как мясокомбинаты, комбинаты по производству кормов и всего прочего. Соответственно, конечно, им нужны деньги на приобретение зерна, (нрзб.), яйца и так далее. Понятно, что в совокупности там есть те деньги инвестиционные на развитие птицеводства и деньги, соответственно, на поддержание деятельности фабрики. Но они тоже опосредованно вкладываются и участвуют в птицеводстве.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, а вам известно, кто являлся руководителем «Птицефабрика Акашевская»?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Я могу где-то там в моменте ошибиться. Почему, потому что изначально у фабрики было несколько собственников. И там была текучка определенная по собственникам. Но в любом случае модератором и двигателем процесса являлся Криваш Николай Андронович. И, возможно, какое-то время, допустим, там были исполнительные директора, но в любом случае он всегда являлся, по-моему, генеральным директором, потому что я всегда общался только с ним. И он, собственно говоря, с банком общался. Понятно, что там другие люди тоже общались, но можно подрезюмировать, в общем сказать, что, безусловно, все решения в моменте… до момента его выхода из общества всегда принимались Кривашем Николаем Андроновичем, даже самые какие-то мелкие и незначительные. Покупать гайки к Пятигорскому оборудованию и, собственно говоря,   поилки - такими даже моментами он занимался.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, при каких обстоятельствах вы познакомились с Кривашем?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Наше знакомство было как раз на стадиирассмотрения заявки по первому проекты. Я, как уже сказал, тогда был юристом. С какой-то приставкой, может быть,  старший, ведущий, главный - сейчас уже не помню. Мне поступили документы и кредитные заявки юридические именно по «Птицефабрика Акашевская» и, соответственно, так как это по сути был такой стартаповский проект, туда привлекались, соответственно, еще поручители организаций, которыми так или иначе владел Криваш или вот эти партнеры, которые были в тот момент, участвовали в птицефабрике. Там и (нрзб.) мясокомбинат был, документы юридические, «Торговый дом (нрзб.)» - мясной был, по-моему. Потом «РФК» - это «Региональная фармацевтическая компания» - по-моему, как-то так расшифровывается. Еще какие-то там компании, типа «Строймонтаж». Может быть,  они попозже появились. У меня возникли вопросы относительно дееспособности органов юридического лица, определенные вещи, сейчас я уже не помню в деталях, какие были между ними, взаимоотношения этих организаций (нрзб.), и, возможно, у меня были вопросы, скорее всего, по величине, то есть по крупности сделок и полномочия по принятию решений в протоколах. Я, соответственно, эти вопросы задал экономисту, который вел этот проект, рассматривал. Она, соответственно,сказала, что она ответить мне не может, она пригласит Криваша: «Ему зададите вопросы». Соответственно, он буквально… достаточно быстро мы с ним встретились. Встречались в кабинете этого экономиста. Я задал вопрос, он мне в моменте не ответил, в последующем представил документы, которые разрешали какие-то комиссионные вопросы. И, соответственно, как бы вот наше общение на этом завершилось именно (нрзб.). Последующее общение до момента назначения на должность заместителя- оно, собственно говоря, к такому взаимоотношению не сводились. То есть, есть какая-то заявка типа инвестиционной, либо короткие деньги оборотные, и есть какие-то вопросы по полномочиям. по подтверждению принятых решений. Потому что постоянно проходила какая-то текучка - то кто-то выходил, то кто-то заходил, то есть, какие организации уходили из группы, какие-то заходили. И, соответственно, вот так чтобы статичная какая-то правовая ситуация - этого не было никогда. Поэтому вопросы были всегда, и мы с ним, соответственно, общались на эту тематику. Но это нельзя сказать, что каждую неделю или каждый месяц - нет. Это все-таки были такие эпизодические общения делового плана. А вот уже с момента 2008 года, когда меня назначили заместителем и я курировал кредитную работу, так как это был ключевой клиент, да, то есть, понятно, что не 100% момент времени уделялось этому клиенту, потому что на тот момент у нас было… мы в год заключали порядка 1,5 тыс. договоров с корпоративными клиентами. На обслуживании у вас было порядка 700 клиентов, с которыми необходимо было взаимодействовать. Либо у кого-то платеж не проходит, либо кто-то документы не представил, либо кто-то (нрзб.), либо проблемы с залогом - то есть, вот такая чехарда. То да, большее время, конечно, уделялось по сравнению с другими «Птицефабрика Акашевская» - с ней достаточно интенсивно уже с того момента было общение, с 2008 года. Собственно говоря, все что я хотел сказать.

Прокурор ПОТАПОВ:  Небольшое уточнение к вашему пояснению. Вы сказали, что «Акашево» изначально было стартаповским проектом. Вы конкретно что по этим подразумеваете?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  А, да, давайте разъясню. Дело в том, что я, как сказал, что они приобрели имущественный комплекс предприятия банкрота - это репродуктор второго порядка «Птицефабрика Акашевская», находящаяся в Юбилейном. И, соответственно, у них на тот момент не было, как говорится, ни выручки, ни хозяйственной деятельности. То есть, мы фактически вкладывались в проект, который … денежный поток был расписан только в будущей реконструкции и в будущей производственной деятельности, да. Но так как уже после выдачи кредита, как говорится, в первый месяц надо платить проценты, и с определенной отсрочкой надо было погашать основной долг, а окупаемость наступала не в первом году. Соответственно, подтягивались эти предприятия, которыми мы так или иначе владели, вот этими товарищами, которые были собственниками «Птицефабрика Акашевская». Вот.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, кто-либо из сотрудников кроме Криваша «Птицефабрика Акашевская» осуществлял ли взаимодействие с подразделением вашего банка?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Да, безусловно, по мере роста самой птицефабрики у них росли объемы и количество персонала, в том числе и который занимался взаимодействием с банком. Соответственно, там были… по залогам в последнее время там чаще всего два человека. И в том периоде там тоже то один, то два. Бизнес-планы писали тоже то один, то два человека. Соответственно, с экономистами общались, это другие люди, с юристами общались уже нанятые юристы. Ну, и вот сопровождение - там бухгалтера… То есть, круг лиц, который общался тесно с подразделениями банка профильными - это 10-15 человек. Понятно, что они являлись передаточным звеном, то есть, выносили принятое Кривашем решение, представляли какие-то документы, отвечали на какие-то вопросы, забирали от нас какие-то запросы и так далее. Как бы основную, конечно, роль и место общения - это Криваш, непосредственно, а вот какие-то вот такие небольшие и менее значительные вещи - это специалисты птицефабрики, там 10-15 человек, каждый по своему профилю.

Прокурор ПОТАПОВ:  При принятии ключевого решения, касающегося получения кредитных средств, кто с вами общался из числа сотрудников «Птицефабрика Акашевская»?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Лично со мной общался только Криваш. А с остальными сотрудниками банка - понятно, что Криваш тоже общался, но, значит, в части, бухгалтерской документации - это в основном Ирина Юрьевна, фамилия… не помню. Значит, по бизнес-планам - это Берман и Виктор. По залогам там была Ананьева из… По юридическим вопросам две девушки - Женя и еще какая-то. Я, еще раз говорю, я плохо запоминаю фамилии, визуально их представляю. А, да, и вот какие-то, если есть какие-то проблемные моменты, мы собирали расширенное совещание, то есть я и Криваш и, соответственно, наши специалисты. То есть,с моей стороны мои специалисты, с его стороны - его специалисты. И, соответственно, вот такое расширенное совещание проводилось. Оно проводилось с не очень такой четкой… по мере необходимости, то есть когда раз в месяц,когда-то раз в неделю, когда-то раз в квартал.

Прокурор ПОТАПОВ:  А вообще по вопросам кредитования Криваш чаще всего с кем общался с сотрудниками банка?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Ну, чаще всего, конечно же, с экономистами - те, которые, соответственно, готовят, рассматривают, анализируют проект. То есть, непосредственно аналитическую часть делают экономическую. То есть, это… Там тоже есть определенная текучка кадров, поэтому там в свое время была Рослякова, потом в какой-то момент писала Волкова, потом был Ремезов, по-моему, потом Вершинина, сейчас Маркина, теперь Моргуна. То есть… с экономистами. Меньше, конечно, вовлечены юристы, безопасность, рисковики, налоговики - они меньше вовлечены почему, потому что они какую-то только  часть смотрят из общего проекта.

Прокурор ПОТАПОВ:  Георгий Георгиевич, как вы можете охарактеризовать ваши взаимоотношения с Кривашем?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Да, тоже, значит, я извиняюсь, действительно, вы задавали этот вопрос, я на него не ответил. С Кривашем я тоже могу охарактеризовать свои отношения так же как с Леонидом Игоревичем. То есть, они сугубо деловые, мы обсуждали деловые вопросы. Но характер, если бы кто-то со стороны на них посмотрел, я воспринимал их так же тепло, потому что еще раз говорю, Криваш в общении тоже очень приятный человек, он вежливый, культурный, начитанный, образованный. То есть, каких-то конфликтных, сразу предвосхищу, конфликтных ситуаций, чтобы переходить на крик и на (нрзб.) - такого не было никогда. То есть, есть вопросы, в любом деле всегда бывают какие-то проблемы, эти вопросы задаются, на них поступают какие-то ответы. И какие-то неприязненные, теоретически даже (нрзб.), потому что это исключительно приятный во всех отношениях человек. Взаимоотношения теплые. То есть, я имею в виду не сухое какое-то вот: «Вы когда вернете деньги?» - «21-го». Нет, задавались какие-то другие вопросы, интонация, сама тональность разговора всегда была очень мягкая. Вот так, мягко.

Прокурор ПОТАПОВ: Скажите, пожалуйста, Георгий Георгиевич, какое количество инвестиционных проектов «Птицефабрика Акашевская» реализовывалось на территории Марий-Эл? И какой объем общих кредитных средств обществом был получен в период с начала реализации первого проекта до начала 2017 года?

Свидетель СЕРГЕЕВ:Значит, как я сказал уже,первый проект - он получен, он реализовал и даже уже кредит закрыт, потом был 2-ой, 3-ий, 4-ый, 5-ый, 6-ой… 6-ой, 7-ой, 8-ой они практически были одновременно. Они были буквально перед назначением меня на должность директора, заявлены буквально с горизонтом месяц, два, три. 9-ый проект был заявлен, и договоры были подписаны, это было весной - то ли март, то ли что - необходимо было успеть под соответствующую госпрограмму. Но он реализован не был. Его новые собственники отказались, аккредитивы были возвращены. По авансам сейчас вопрос… оплачены всевозможным поставщикам, подрядчикам - вопросы решаются. А 10-ый уже проект реализуется новыми собственниками «Птицефабрика Акашевская». Пишется сейчас 11-ый. В целом ссудная задолженность, как я уже говорил, это порядка 36, ну, может быть,  чуть больше, миллиардов рублей. А в целом выдано Кривашем с учетом… он ведь гасил, то  есть «Птицефабрика Акашевская» я имею в виду, чтобы точность была, «Птицефабрика Акашевская» в целом выдано далеко за 40 млрд., потому что он, по-моему, я сейчас… неточные цифры, я не считал, порядка, наверно,  там… у него погашение основного долга было порядка миллиардов 5-7. То есть, он гасил, новые брал и так далее. То есть, в общем выдано ему, я оцениваю так - 43-45, может быть,  миллиардов. А задолженность, соответственно, 36-37-38. Постоянно гасится. Выдачи идут каждый день.

Прокурор ПОТАПОВ:  Это вы имеете до начала 2017 года, так?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Это сейчас говорю.

Прокурор ПОТАПОВ: На сейчас, а до 2017 года?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  До 2017 года… До 2017 года, наверно, была задолженность… где-нибудь 28 млрд. инвестиционных и, наверно, миллиарда 4 или 5 - а, 5500, точно, 5550 была задолженность… не, 4500, и потом ее увеличили на возмещение (нрзб.) субсидий на миллиардов. Соответственно, где-то 32-33 млрд. в целом, если с учетом оборотных кредитов.

Прокурор ПОТАПОВ:  Это вы имеете в виду выданных денег или задолженность ссудная?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Нет-нет, задолженность. Задолженность по инвестиционным кредитам была 28, насколько мне память не изменяет, а общая задолженность была 32 - это не инвестиционные… не длинные деньги, не на длинный срок, а годовые, когда выдаются, а он покупает корма, яйца для того, чтобы в репродуктор заложит, витамины, минеральные добавки для кормления и так далее.

Прокурор ПОТАПОВ:  Понятно, а выдано сколько было до 2017 года? Это задолженность вы мне говорите.

Свидетель СЕРГЕЕВ: Да, но… примерно, собственно говоря, 5-7 млрд. его к погашению - это и будет. Почему,потому что с момента смены собственника на «Птицефабрика Акашевская» существенных погашений основного долга и не было. То есть, задолженность только росла,остальное - там соответствующие происходят провокации. Почему, потому что у них финансовыйденежный поток изменился, конъюнктура рынка поменялась, доллар подскочил, а валютная составляющая достаточно большая в производстве, да, то есть оборудование импортное, какие-то комплектующие. То есть, допустим, соя - импортная вся, яйца импортные, витаминные всякие препараты они импортные. А цены на конечную продукцию начали падать с 2014 года. И вот они буквально только эти полгода начали расти. То есть, цены реализации. Там финансовое состояние немножко качнулось, и пришлось в моменте… выдернуть эти деньги из предприятия невозможно, оно просто умрет. Соответственно, необходимо было расширить горизонт погашения.  Поэтому, отвечая на вопрос, соответственно, если, условно говоря, с короткими деньгами там 32, ну вот прибавьте еще 5-7 - то есть, около 40 миллиардов всего было выдано птицефабрике. Она всегда платила регулярно. То есть, пролонгации с учетом вот этой экономической ситуации по птицеводству в целом, не только по «Птицефабрика Акашевская», у них пролонгации начались только с весны 2016 года. А до этого никогда не было никаких просрочек ни на день, по памяти.

Прокурор ПОТАПОВ:  Вы можете назвать количество кредитных договоров, заключенных «Россельхозбанком» с «Акашевской» с начала реализации первого проекта до начала 2017 года?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Значит… инвестиционных точно 9 договоров, а коротких - это громадное количество. Почему, потому что там не заключался один договор, из которого они выбирают и гасят, возобновляемые линии. То есть, условно говоря, на осень заключалось 1, 2, 3 договора, то есть… и вот за эти 15 лет договоров, которые на оборотные средства - вполне допускают, что их было даже за 50. То есть, они берутся, гасятся. Какие-то даже до года не тянула, а гасила раньше, какие-то были буквально трехмесячные, какие-то полугодовые, какие-то годовые. И вот постоянно-постоянно новые договоры, новые выдачи.

Прокурор ПОТАПОВ: Георгий Георгиевич, скажите, пожалуйста, вот вы сказали, что заключали как инвестиционные договоры - 9, и краткосрочные - за 50 их было, в этих случаях от кого исходила инициатива по получению кредитов?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Вот по Кривашу ни разу от нас не исходило. Вот при Кривашу - как с первым проектом они зашли к нам по рекомендации… Ну, это опять же, это я говорю, это надо отметить, что лично свидетелем этому я не был, я в тот момент был юристом, и познакомился уже когда заявка была принята. Это со слов соответствующих специалистов банка. Мы никогда к нему не обращались, чтобы: «Николай Андронович, птицефабрика не хочет ли взять кредит какой-то?». Нет-нет, он приходил сам с заявками, по вопросам кредитования как инвестиционного, так и оборотного.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, при заключении этих кредитных договоров из сотрудников «Россельхозбанка» кто осуществлял взаимодействия с «Птицефабрика Акашевская» по вопросам как заключения, так и исполнения кредитных договоров?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Ну, ежедневную, безусловно, работу по… по много раз за день по возникающим вопросам, конечно, прежде всего делает экономист. Я их фамилии перечислял. То есть, Рослякова со стороны банка, потом была… фамилию уже забыл - Волкова. Потом был Ремезов, Вершинина, Маркина, сейчас Моргуна. Они постоянно взаимодействовали. Со стороны клиента - там, конечно же, Криваш, безусловно, потому что какие-то вопросы он в момент не сказал своим подчиненным, без него никто ничего не решает. Соответственно, по вопросу подтверждения обоснования технического… вернее, экономического - это Берман. А по вопросу бухгалтерской документации - это, соответственно, главный бухгалтер Надежда Юрьевна, как ее фамилия… не могу вспомнить. И по другим вопросам, соответственно, там (нрзб.) Ананьева. По строительной части там был Рахис такой, Юсупов. Потом уже ближе к 2017 году какие-то вопросы решал Вершков, он был назначен исполнительным директором. Ну, наверно, еще раз говорю, каждый понемножку, но ежедневно в постоянном общении это все-таки экономисты и с той стороны бухгалтера. С той стороны, с «Акашевской».

Прокурор ПОТАПОВ:  Я понял. Георгий Георгиевич, скажите, пожалуйста, Криваш в ваше региональное отделение «Россельхозбанка» обращался с целью получения кредитных средств от лица иных коммерческих структур?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Ситуация выглядит следующим образом. Он действительно являлся ходатаем за некоторых организаций. То есть, он приводил организацию и говорил, собственно говоря: «Они хотят сделать тоже птичники, мы у них будем забирать, давайте мы пока… лимит - это долго, мы с этим вопросом пока пройдет…». Потому что действительно процедура: мы пишем 2-3 месяца, Москва еще смотрит 2-3 месяца. То есть, чтобы установить новый лимит - это от 3 до 6 месяцев всегда занимало, а чаще всего даже больше. И какие-то собственники приходили и начинали проект. Но есть один нюанс. (Нрзб.)трюки никогда не получались до конца, трюки - я, может быть,  неправильно здесь сказал, здесь не было какого-то, может быть,  умысла - так что другие организации и дальше кредитовались. Потому что как только устанавливается юридическая взаимосвязь между организациями, либо экономическая, а под экономическую взаимосвязь, взаимные обороты, больше 25%, по памяти, по-моему, если есть, то, соответственно, они включаются в одну группу. Соответственно, у них общий лимит. То есть, без разницы… Они кредитоваться не могут. И, соответственно, в лимит включались такие организации - «Птицефабрика Новоольшанская», «Птицефабрика Солнечная» - то есть, там приходил, допустим, (нрзб.), здесь приходил… как звали, уже не вспомню. Приходили товарищи, которые говорили: «Я вот оформил на себя, вот это я буду строить, здесь я производитель, это я буду сдавать». И действительно они юридически существовали отдельно, но находились в группе. Мы финансовый анализ делали уже совокупно после того как мы их объединяли, когда вскрывались взаимные обороты, да, без разницы на чьей стороне. На стороне, допустим, «Птицефабрики Новоольшанской», если  у них больше 25% есть взаимоотношение с одним клиентом, а это с «Акашевской», то есть у них взяли яйцо, взяли у них корма, вырастили птицу и им на мясокомбинат сдали - все, нам без разница, что (нрзб.) ни сестра, допустим, ни подруга, никто, соответственно, все, в группе и лимит общий. Они могут только гасить, а новые уже не брать. Если Криваш, допустим, хотел бы заявить, что а давайте мы дальше, пусть они кредитуются, какие-то параллельные (нрзб.) всевозможные и так далее, а мы будем свое, свое. Он никогда с такими вопросами не заходил. Он понимал, что, собственно говоря, что такое, так скажем, несколько заявок сделать и обосновать  в рамках одного общего лимита, потому что лимит у них получается общий. Это значит, соответственно, расходы - раз, больше работы по обоснованию, по расчетам и всему тому… Поэтому у них там, соответственно, я так понимаю, было товарное кредитование. То есть, они отдавали, допустим, яйцо, отдавали корма, а потом у них забирали, соответственно, продукцию, выращенную птицу, и какой-то кэш платитили. Этого было достаточно. А те кредиты, которые на стадии реализации проекта выдавались, да, то есть на стройку, на оборудование - они, соответственно, за счет выручки гасились и новые деньги уже по ним, соответственно, брались. Вот так.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите,  вы можете назвать компании, аффилированность которых с Кривашем была установлена вашим банком? И являлись ли эти клиенты компаниями банка?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Да, значит, у нас есть, вот как я говорил, прямо с момента открытия  первого проекта не было единично никогда одного клиента, да, то есть там были «Ухтинский мясокомбинат», «Мясной дом (нрзб.)», «РФК», значит… потом… значит… мы туда включали по этим двум факторам - либо юридическая их взаимосвязь, либо,соответственно, юридическая - допустим, поручительство за птицефабрику или фабрики за них - все, соответственно, уже группа. Если, допустим, у них взаимные обороты, на чьей-то стороне больше 25% - все, группа, соответственно. Если нет таких факторов, они (нрзб.), соответственно, но нормативному документу. Память если мне не изменяет, это наш внутренний №294П. Они, соответственно, под группу не подпадают. Мы их не можем включить, потому что они не классифицируются. Соответственно, туда ООО «Акашево» попадало, потом попадало, по-моему, у них была какая-то тоже «Акашевская» или «Акашево», но с московской регистрацией. Потом туда входила «(нрзб.) НТП», потом, соответственно, были то «Ольшанская», то ли «Новоольшанская» какая-то птицефабрика, «Птицефабрика Солнечная». В моменте какие-то входили, какие-то уходили. «Строймонтажсервис», «АФСИ» - это их подрядчик, генподрядчик. Хотя там не было юридической взаимосвязи, но так как они строили (нрзб.), выручки самой «АФСИ» ключевое место занимала «Птицефабрика Акашевская», они тоже туда помещались. Это достаточно большой список, я сейчас не вспомню, и прочие. Если вас какая-то конкретная организация интересует, вы меня спросите, я вам отвечу.

Прокурор ПОТАПОВ: Меня интересует все организации,которые вы назвали. Скажите, они были клиентами банка вашего?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Да, да, да… Опять, но не все. допустим, вот эта ООО «Акашево», которая с московской регистрацией - оно… ну как… подписали договор поручительства за птицефабрику, клиент. А так чтобы у нас кредитовались или какие-то существенные обороты проводили - такого не было. А основная масса организаций, как я описал, это по схеме, так скажем, по большому счету, какого-то субподряда. В моменте ему необходимы объемы производства птицы, а вместе с тем лимит устанавливали долго - 3, 6, 8 месяцев. Он, соответственно, какие-то эти… физические лица входили в этот, назовем его, бизнес. И (нрзб.). А дальше на погашение. Основная масса группы, конечно, была сформирована за счет тех, кому были выданы кредиты. А потом по выручке были они увязаны.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, если знаете, «Птицефабрика Акашевская» являлась участников госпрограммы в сфере сельского хозяйства? Если знаете, с какого периода, в каких объемах общество получало средства господдержки?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Безусловно, она являлась. Почему, потому что… я сейчас не помню номера постановлений правительства, касающихся государственной поддержи. Последний помню, который сейчас существует,  а под которые подпали эти инвестиционные проекты - я не помню номера этих постановлений. Да, им действительно оказывалась государственная поддержка в форме компенсации расходов на оплату процентов. то есть 2/3 субсидировал федеральный бюджет и 1/3 - региональный.

Прокурор ПОТАПОВ:  Вам известно, какой орган госвласти являлся уполномоченным органом на предоставление средств господдержки сельхозтоваропроизводителей на территории вашей республики?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  К своему стыду я вот так чтобы детально помнить постановления, кто там принимает конечное решение, не помню. но по моему глубокому убеждению - это Министерство сельского хозяйства, потому что его основная масса общения с Минсельхозом у Криваша и была в части государственной поддержки, а в части, допустим, федеральных каких-то денег, опять же, со слов Криваша, он общался с Министерством сельского хозяйства России.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  С самого начала (нрзб.)

Прокурор ПОТАПОВ:  Георгий Георгиевич, скажите, пожалуйста, за счет каких источников средств осуществляется финансирование мероприятий программы в сфере сельского хозяйства?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  За счет федерального бюджета - это 2/3 ставки рефинансирования. Компенсация производилась в размере ставки рефинансирования, действующей на момент заключения кредитной сделки. То есть, если он оплачивает проценты своевременно, нет у него просрочек, он получает, соответственно, эту государственную поддержку. 2/3 этой ставки рефинансирования из федерального бюджета и треть из республиканского.

Прокурор ПОТАПОВ:  Какие из республиканских сельхозтоваропроизводителей являлись наиболее крупными получателями средств господдержки по инвесткредитам?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Ну, у нас… я за всю республику сказать не смогу, но у нас, безусловно, в банке это «Птицефабрика Акашевская».

Прокурор ПОТАПОВ: А еще знаете такие предприятия?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Соответственно, те клиенты, которые у нас кредитовались (нрзб.) подпадали под действие этих постановлений. Это ЗАО «Марийское»,  о котором я говорил, это «Птицефабрика Волжская» была, которая потом стала «Крестьянская (нрзб.)», которая входила в группу компаний «Одис». Соответственно, «Колхоз 1 мая», (нрзб.) ООО, соответственно, «Агрофирма Бородинская» - ну, почти все сельхозтоваропроизводители получали государственную поддержку в части компенсации процентов. но если я правильно понял по суммовому выражению, то, безусловно, исходя из того, сколько денег выдано «Акашевской» и сколько выдано всем остальных, потому что там не было таких громадных грандиозных проектов, то, конечно же, копейки по сути, такой же организм, но основные деньги - это «Акашевская».

Прокурор ПОТАПОВ: С начала реализации первого проекта, «Акашево» имеется в виду, и до 2017 года эта птицефабрика нуждалась в средствах господдержки? Если да, на ваш взгляд, то чем это было обусловлено?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Смотрите, здесь… безусловно, она нуждалась. Потому что когда на стадии проработки они подают заявку, предоставляют бухгалтерскую отчетность и представляют свой бизнес-план, мы, соответственно, вникаем, смотрим их денежные потоки в горизонте, соответственно, финансирования, возврата средств. В этом горизонте, учитывая, что цена заемного капитала достаточно высокая, даже на настоящий момент, да, соответственно, это должна быть очень приличная рентабельность. А сроки реализации в российской действительности они очень высокие - где-то 5 лет, где-то 8, где-то 7. Последние буквально десятилетия начали появляться десятилетние кредиты, да. А так в основном…  То есть, финансовая модель всегда у всех фактически клиентов она (нрзб.), потому что процентов надо платить много, а срок реализации проекта возврата очень короткий. То есть, допустим, модели сравнивать экономические, то там ресурсы дешевые, а сроки очень приличные по инвестиционным проектам. И в модели всегда закладывалась государственная поддержка. То есть, его финансовые модели реализации проекта, где учитываются, соответственно, все его поступления и все его расходы, да, то, соответственно, он должен выходить, соответственно,  плюсом, он не должен быть убыточным. Соответственно, для того чтобы он выходил помесячно, соответственно, по году и по величине всего проекта всех лет с плюсов, туда всегда закалывалисьсубсидии. Потому что без субсидий инвестиционный просто был - любой - нереалзован, в том числе «Акашевский». «Акашевский» тем более - почему, потому что там фактически интенсивность получения инвестиционных средств, их освоение была очень высокой, то есть в короткое время брались большие средства, большие объемы строительства. Ну, для него, для его финмодели это было очень критично. Почему, потому что птицы надо кормить, ее кормить надо ежедневно, она съедала громадные количества кормов, ее долго невозможно хранить, ее надо перерабатывать. Соответственно, столько просто площадей для хранения нет. То есть, если, условно говоря, субсидии задерживаются, он начинается себя хуже чувствовать. Это, в общем, для него существенно и в плане теоретическом на стадии рассмотрения проекта, и в плане практическом для него субсидии очень важное звено.

Прокурор ПОТАПОВ: Ответьте, пожалуйста, на такой вопрос. Вам известно, на какие расчетные счета и в каких кредитных учреждениях должны были перечислятьсясубсидии, получаемые «Акашевской»? Чем это было предусмотрено?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Здесь есть два момента очень важных. Первый - это законодательное регулирование. То есть, по сути, кредитная организация как таковая не является стороной взаимоотношения  в части оказания государственной помощи. То есть, по сути, государственный орган принимает решение об оказании государственной помощи. И есть юридическое лицо, которое, соответственно, брало на цели, подпадающие под постановление правительства кредитные средства, и им компенсируются, соответственно, эти проценты. А банк здесь в данном случае никому указания дать не может. То есть,  у нас фактически, предвосхищая… с Кривашем было это последнее время записывалось в кредитную документацию, что субсидии он должен направлять на погашение нам. Но теоретически Криваш всегда говорил: «Ребята, мало ли что вы пишите, это деньги мои, по закону я куда хочу, туда и…». И действительно такие эпизоды были. А, еще был вопрос, где его кредитные счета были. Счетов у него было полно. То есть, у нас были счета, то есть, валютные, допустим, и рублевые, потому что он закупал оборудование, да, за границей нужны были валютные счета. У него был счет в «Сбербанке», у него был счет в «Пробизнесбанке», у него был счет в «АК Барсе», в «ОО Банк», был счет в «Чувашгорбанк» какой-то, такое название - в общем, у него масса была счетов, масса.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста…

Свидетель СЕРГЕЕВ:А лимиты, кстати, периодически, несмотря на то, что у нас записано в кредитной документации, что он должен направлять их нам, они уходили в другие места.

Прокурор ПОТАПОВ: Вот скажите, пожалуйста…

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Но это по закону, в рамках закона

Прокурор ПОТАПОВ: С вашей стороны представителя банка чем было обусловлено ваше требование или ваша просьба о том, что субсидии должны были перечисляться на расчетный счет, открытый в «Россельхозбанке»?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Да, значит, я, в принципе, попытался эту мысль выразить… я сейчас перефразирую, что я предыдущем ответе я говорил. У него финансовая модель без субсидий, фактически (нрзб.), он не мог рассчитываться с нами. Без субсидий. Поэтому нам было важно получать от него всю выручку. Поэтому понятно, что он должен быть в плюсе, у него какой-то кэш остается, на какие-то там задачи другого плана, не только погашение кредитных средств, но, тем не менее, у него финмодель не выдерживала ситуации без субсидий. Поэтому чтобы не было просрочек… а что такое просрочки, допустим, чем больше кредит выдан Кривашу, тем важнее нам обслуживание долга и его финансовое состояние. Потому что если только у него ухудшается финансовое состояние или ухудшается обслуживание долга, появляются просрочки, мы должны увеличивать количество резервов -  а это, соответственно, 67П, по-моему, я сейчас могу перепутать, который регламентирует этот вопрос резервирования. Мы, соответственно, должны… Он перешел в другую категорию. Мы должны от 1 до 20% задолженности возместить в Центральном банке. А нам Центральный банк за них платить деньги не будет. А это, соответственно, отъедает маржинальность по этим сделкам, а она и так близкая к нулю. И, соответственно, если еще ухудшается, там уже от 21 до 50. И так далее там с шагом до 100%. Поэтому мы были просто заинтересованы, чтобы банк сам по этой сделке не стал убыточным. И не формировал колоссальные резервы. То есть, условно говоря, могла же сложиться ситуация, когда мы, условно говоря, выдали 30 млрд., и 30 млрд. должны резервов еще разместить.  А где мы возьмем эти деньги? Мы их возьмем на рынке. А возьмем на рынке, соответственно, за проценты. И, соответственно, мы взяли и под его кредитование, под резервирование, условно говоря, на рынке под 8%, соответственно, мы ему должны отдать как минимум за 16. Условно говоря. А у него там впритирку всегда была маржинальность, там очень она невысокая. Чуть больше процента, иногда даже чуть меньше процента маржинальность по его сделкам была. Поэтому для нас важно, чтобы и финсостояние его было более-менее контролируемо с нашей стороны и обслуживание долга. И деньги, что приходили, мы чтобы их видели, чтобы в моменте не получилось так, чтобы он пришел и сказал: «Ребята, я сегодня погасить вам не могу, до свидания. У меня денег нет». Вот  обоснованно было этим. Экономически исключительно.

Прокурор ПОТАПОВ:  То есть еще раз, резюмируя ваш ответ достаточно развернутый такой. Итак, Криваш соглашался, подписывая  с вами кредитные договоры, о том, что погашение процентной ставки будет, соответственно, перечисляться на расчетный счет, открытый в «Россельхозбанке». Но тем не менее бывали случаи, когда он утаивал о том, что субсидии приходили и они благополучно оседали на счетах, открытых  в других банках?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Все верно, да. Он соглашался, подписывал…

СУДЬЯ:  Государственный обвинитель, я вам делаю замечание

Свидетель СЕРГЕЕВ: Потом, соответственно, нам, бывало, поступала информация, я сейчас…

СУДЬЯ:  Свидетель, свидетель! Я призываю вас внимательно слушать вопросы государственного обвинителя и отвечать на его вопросы. Вот последний вопрос, который был задан в той формулировке,  в которой он прозвучал, судом снимается. Поэтому суд предлагает государственному обвинителю повторить вопросы, которые остались, по вашему мнению, без ответа. И разбейте их на несколько частей, чтобы свидетелю было проще на них отвечать.

Прокурор ПОТАПОВ:  Еще раз переформулирую вопрос. Известны ли вам случаи, когда субсидии были перечислены Кривашу как владельцу компании «Птицефабрика Акашевская» на расчетные счета других банков, не «Россельхозбанка»? И если известны, то откуда эти случаи вам известны?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Значит, да, такие случаи были. По памяти как минимум два. Один раз деньги уходили, по-моему, в «Сберегательный банк», второй раз деньги уходили, по-моему, в «ОО Банк», но вот это уже точно. Может быть,  были еще случаи, но информация у нас поступала от, соответственно, чаще всего, не мне, а приходила служба, я сейчас не вспомню - служба безопасности или сопровожденцы - пришли и сказали: вот допустим всем клиентам уже поступили субсидии, а Кривашу не приходят. Мы, соответственно, инициировали встречу с Кривашем, Криваша приглашали. Задавали вопросы, собственно говоря, работнику: «А где деньги?». Он говорит: «Вообще-то это деньги мои, вы незаконно от меня их требуете». Мы говорим: «Подписано это в твоем договоре, мы с этим согласился». Он говорит: «Согласился, но это незаконно, поэтому что хочу, то и делаю». Говорим: «Ты, пожалуйста, эти денежки, давай не будем обострять ситуацию, верни». Он всегда возвращал.

Прокурор ПОТАПОВ:  В связи с этим резонный вопрос. Скажите, пожалуйста, а у  «Россельхозбанка» имелась реальная возможность контролировать получение «Птицефабрикой Акашевская» средств господдержки?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Нет, такой возможности нет вообще. То есть, как я уже сказал, исходя из самой структуры, самого постановления, это взаимоотношение госоргана и клиента. То есть, он заявляет, что он исполнил обязательства,соответственно, ему перечисляются деньги. Соответственно, какие реквизиты указал, туда и перечислили. Вот, собственно говоря.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, вы лично или кто-то из ваших подчиненных, из числа сотрудников регионального отделения «Россельхозбанка» обращался ли в государственные органы на территории Республики Марий-Эл, в частности, в Министерство сельского хозяйства с вопросом о взаимодействии по этому факту, а конкретно получением Кривашем средств господдержки?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Да, действительно, мы обращались. У нас как таковой острой необходимости в таком взаимодействии не было, почему, потому что как бы они там эти средства поступали. И до 2014 года его финмодель больший стресс выдерживала. Поэтому какие-то задержки они оказывали влияние. И действительно их необходимость получения была важна субсидий. Но задержки не оказывали такого критического значения на его финансовое состояние. Поэтому мы не обращались. А где-то в году, может быть, 2014-2015, сейчас не вспомню, а, может быть,  в 2016, мы писали Минсельхозу ряд писем, я сейчас не помню какое количество - 2, 3, 4 - о том, что… пожалуйста, сообщите, все-таки клиент получает субсидии или не получает, и в каком объеме, и какая есть задолженность все-таки по субсидиям. Потому что по субсидиям я не помню таких случаев, чтобы без задержек оказывалась эта государственная помощь. То есть, всегда был какой-то люфт, задержка по возмещению. Причем она не синхронная. То есть, по федералу свое колебание с задержкой, по региональному бюджету республиканскому свои, соответственно, колебания с задержками такие волнообразные. Поэтому мы обращались, но нам вполне поступали ответы от Минсельхоза, где нам разъяснялась законодательная позиция о том, что: дорогие друзья, это все к вам никакого отношения не имеет, потому что государственную поддержку оказывает государство клиенту. Если у вас есть какие-то вопросы по оказанию государственной поддержки, обращайтесь к клиенту. Вот и все.

Прокурор ПОТАПОВ:  А вы не помните, за чей подписью вам поступали такие ответы?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  А, такие ответы… По-моему, Ирина Борисовна Долгушева подписывала. Но это не очень точно. По-моему, она.

Прокурор ПОТАПОВ:  Георгий Георгиевич, теперь вот что, скажите, пожалуйста, поясните, заключался ли «Птицефабрикой Акашевская» и «Россельхозбанком» договор за №151600/0083 об открытии кредитной линии с лимитом задолженности от 28 сентября 2015 года?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Да, заключался. 83 концовка, я правильно услышал?

Прокурор ПОТАПОВ:  83 концовка.

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Да, да, да, заключался.

Прокурор ПОТАПОВ:  Пожалуйста, расскажите, при каких обстоятельствах был заключен указанный кредитный договор?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Как я уже говорил, в целом экономическая ситуация подводила все птицеводство, в том числе и «Птицефабрику Акашевская» к тому, что у него доходы от продаж падали, а расходы на ведение бизнеса росли. И, соответственно, субсидии были все важнее и важнее. И он инициировал поездку, как впоследствии мы узнали, от Криваша и, соответственно, сотрудников головного офиса банка, в Москву, в нашу организацию, где,соответственно, говорим о том, что ему крайне необходимо увеличить лимит краткосрочного кредитования в связи с тем,что ему, соответственно, задолженность, цифру я помню точно - почему, потому что она меня шокировала - 1 млрд. 200 должно государство по субсидиям. И, соответственно, он сказал, сам Криваш (нрзб.), и, соответственно, сотрудник головного офиса мне говорил о том, что у них там прошла рабочая встреча, где присутствовал Криваш (нрзб.), по-моему, с нашей стороны точно (нрзб.), который ведет этот проект. Кто из руководства, я затрудняюсь сказать. Не помню, говорили мне или не говорили. Обычно там директор департамента участвовал, либо кто-то из зампредом. По-моему, там (нрзб.), но это неточно. И на этой встрече, соответственно, он представлял и доказывал банку о том, что… представлял расчеты, где у него, соответственно, денежный поток рвется. Если ему не дадут, не увеличат финансирование краткосрочное на 1,2 млрд., то будет ай-ай-ай, ой-ой-ой, и все будет плохо. Соответственно, и банку в том числе он не сможет вернуть задолженность, потому что в первую очередь, конечно, он будет выбирать поставщиков кормов и всех-всех-всех остальных, чтобы птица не подохла, не было обрушения. И, по-моему, он говорил о том, что он представлял какие-то документы в госорганы о том, что действительно такая задолженность есть. На вот эту рабочуювстречу. Соответственно, дальше эта информация была доведена до нас. Потому что последние (нрзб.) начиная с… с года, наверно, 2009… он начинал вообще заход  в банк с головы. До этого момента он всегда там тоже был,начиная со 2-го или 3-го проекта, но он сначала подавал заявку, а потом туда ехал. А вот примерно с 2008, 2009 года концептуально вся ситуация перевернулась, и он сначала ехал туда, там договаривался, потом, соответственно, приезжал, подавал заявку. Нам, соответственно, специалисты московского офиса звонили, говорили: «Да» (нрзб.) за такого-то. И мы, соответственно, выступали (нрзб.), потому что это достаточно большой объем работ - рассматривать эту заявку, готовить документы по передаче, соответственно, по компетенции. И вот эта заявка, о которой вы говорите - кредит - он именно обосновывался тем, что у него большая задолженность (нрзб.) по субсидиям. Значит, документы, которые он туда представлял, нам он не привозил. И в головном офисе не оставлял. То есть, какие-то там были государственные подтверждения, какие-то там были расчеты, сложно сейчас сказать. Но так как он получил одобрение в связи с тем, что если ему, соответственно, не дадут, то все будет ай-ай-ай, ой-ой-ой, субсидии, ему, соответственно, поверили. Но, соответственно, в решении прописали о том, что: хорошо, мы увеличим эту линейку краткосрочного кредитования на миллиарда до 5,5 млрд., но, соответственно, он должен каждую выборку по этому лимиту подтверждать справкой с госоргана о том, что задолженность такая есть. У меня все.

Прокурор ПОТАПОВ: Скажите, пожалуйста, вот это вот так называемое отлагательное условие, о котором только что сейчас сказали, что нужно было факт получения субсидий и количество выплаченных денег подтверждать справкой из Минсельхоза, зачем нужно было включать вообще этот пункт 3.2.2 договора, в сам договор? Какие у вас были опасения, зачем это нужно?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Я, видимо, как-то не очень ясно выразился. Дело в том, что у него финансовая модель, которая на последний рассматриваемый проект, выдерживала именно задолженность, условно говоря, без этого миллиарда. Он обосновывал тем, что задержка по выплате государственных субсидий увеличивается. Если до этого она составляла 300, 400, 800 млн., сейчас 1 млрд. 200. «И мне все больше и больше не хватает оборотов, соответственно, фабрика может остановиться, может получиться ситуация, что я прекращу обслуживать кредит». А, соответственно, если у него в стандартной модели без учета этой задержки модель выдерживает лимит 4,5 краткосрочного, то чтобы для того чтобы он взял еще дополнительный миллиард, необходимо подтвердить. Поэтому, собственно говоря, это отлагательным условием явилось. Потому что если ему, условно говоря, нет этой задержки или она сократится и больше ее не будет, ему для финансовой его устойчивости этот миллиард не нужен.

Прокурор ПОТАПОВ: Скажите, пожалуйста, для банка отсутствие такой справки являлось препятствием для того, чтобы Кривашу не выдать кредит на условиях, о которых просит?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Конечно, отлагательное условие. Дело в том, что раскассирование, то есть лимит Москвой принят, я немножко так расширю ответ. Нам пришло решение из головного офиса, где все позиции расписаны - чего, как заключаем, в пределах всего совокупного лимита на все выданные ранее кредиты и на будущие в то числе. И, соответственно,дальше мы уже на местном региональном уровне принимаем решение о выдаче какой-то части из этого лимита. Когда вы меня спрашивали, сколько было коротких договоров - ну, может, 50 даже было. То есть, соответственно, мы какую-то часть рассматриваем,он нам дает заявку на эту часть. На какую-то часть выборки. Мы все пишем заключение, выносим, принимается решение кредитным комитетом в рамках исполнения московского решения. Дальше, соответственно, мы направляем запросы в головную организацию на возможность выдачи, согласуем (нрзб.), согласуем ставку … бизнес-подразделение согласует этот вопрос. потом, соответственно, мы согласуем залоги. Соответственно, потом сопровожденцы отправляют туда кредитно-обеспечительную документацию, она согласовывается. Потом, соответственно, представляем отчет о том, как выполняются отлагательные и дополнительные условия. То есть, поддерживает он этот проект, нет ли у него убытков, представил ли он соответствующие документы. Там это все в табличном выражении представляется. В том числе и это отлагательное условие как (нрзб.), о том, есть справка или нет справки Минсельхоза, подтверждающей размер задолженности. Соответственно, после того кредитно-обеспечительная документацию подтверждена, мы отправляем еще раз запрос, еще один запрос в головную организацию, где подтверждаем возможность выдачи на наличие свободного лимита, то есть, условно говоря, если у него предельная сумма выдачи равна 28 млрд., а мы ему… а текущая задолженность - 27500, а мы ему хотим дать миллиард, нам банк не согласует эту выдачу. (Нрзб.) как вы хотите миллиарда выдать. И после только этого уже, соответственно, подписываются документы и уже выдается распоряжение клиенту на перечисление. И, соответственно, деньги со ссудного счета перечисляем ему на расчетный, а он (нрзб.). Вот такая сложная система. Без  документов это невозможно.

Прокурор ПОТАПОВ:  Я вас понял. Скажите, пожалуйста, в преддверии заключения этого кредитного договора, последняя цифра 83, да, 28 сентября 2015 года, кредитный комитет заседал банка по этому вопросу до его заключения?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Например, процедура как бы вот она стандартная для всех.

Прокурор ПОТАПОВ:  Вы не помните…

Свидетель СЕРГЕЕВ: Конечно, для того чтобы раскассировать, как я вам схему описал, необходимо было принятие решения,потом, соответственно, чтобы было принято решение (нрзб.) службы, для того чтобы, соответственно, все вот эти все процедуры согласительные, в том числе документы, которые будут подписывать, все надо согласовать 50 раз. То есть, от момента его заявки даже уже в установленном лимите до выборки, это проходило достаточно существенное время.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, а Криваш о том, что такое отлагательное условие - пункт 3.2.2 договора - будет включен в текст основного договора, когда узнал - до момента заключения?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Конечно, до момента. Итогом вот этой рабочей встречи в Москве было как раз то, что - да, хорошо, по сути, да, есть такая задержка, давай мы тебе установим этот лимит, но это не значит, что ты его получишь, необходимо будет подтверждать какую выдачу документами. Да? - Да. То есть, Криваш приехал, рассказал мне об этих договоренностях, мне позвонили с Москвы, рассказали, соответственно, то же самое об этих договоренностях. Потом, соответственно, пришло соответствующее решение правления, где написаны условия. И все.  Я просто не мог не знать об этом. Плюс кредит обеспечительной (нрзб.).

Прокурор ПОТАПОВ:  Георгий Георгиевич…

Свидетель СЕРГЕЕВ: Он сам представлял эти документы.

Прокурор ПОТАПОВ:  Встреча в Москве в головном офисе с участием сотрудников, в том числе подчиненных вам, о которых мы сейчас говорили несколько минут назад, происходила до заседания кредитного комитета?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Значит, сотрудники, подчиненные мне, там не участвовали. Мы об этом узнали постфактум о том, что он туда поехал и там был разговор.

Прокурор ПОТАПОВ:  Прошу прощения…

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Значит, этот Берман - это сотрудница Криваша, которая занималась бизнес-планированием, соответственно, и расчетами всевозможным. Кредитный комитет, по памяти, он был после, потому что, соответственно, необходимо же лимит (нрзб.).

Прокурор ПОТАПОВ:  Понятно, то есть после московской встречи?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Да, да, да.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, Георгий Георгиевич, а вам лично известны иные факты заключения кредитных договоров с другими клиентами «Россельхозбанка» на аналогичных условиях? Хоть один еще такой договор существует или существовал?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Вы имеете в виду подтверждение…

Прокурор ПОТАПОВ: Да.

Свидетель СЕРГЕЕВ: … государственным органом субсидий?

Прокурор ПОТАПОВ:  Да.

Свидетель СЕРГЕЕВ:  В Марийском филиале точно таких сделок не было. А в целом по «Россельхозбанку» я не могу сказать, не знаю. Но допускаю, что такое могло быть. Почему, потому что ситуация тогда с субсидиями действительно была такая, мягко говоря, тревожная. Задерживали не только в нашей республике,а в целом по всей России. И,собственно говоря, проект большой, а проектов больших в «Россельхозбанке» много, возможно, и были.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, в каких взаимоотношениях состояли Маркелов и Криваш, если вам известно? И рассказывал ли вам что-либо Криваш о его взаимоотношениях с Маркеловым?

Свидетель СЕРГЕЕВ:Это достаточно… мы не так часто участвовали, чтобы втроем в каких-то мероприятиях. Это либо были… А, можно разделить на три категории. К нам приезжало руководство из Москвы - то есть либо председатель, либо зампред, и, безусловно, ключевого клиента посещали. А посещение ключевого клиента без губернатора просто невозможно, да, то есть губернатор тоже участвует в этой встрече. Соответственно, помимо других людей были я, Криваш и Леонид Игоревич. И можно еще (нрзб.) - это открытие площадок, где там, условно говоря, открывается, запускается новая площадка, завершено строительство, (нрзб.) цыплят, или мясокомбинат открывается, ленточка режется, телевидение (нрзб.) население, и Криваш с Леонидом Игоревичем стоят и какие-то приветственные слова говоря. И был … один момент, когда другая немножко другая была ситуация - это была свадьба у дочери Криваша. Но как они общались там - я вообще не могу сказать, потому что это было от меня далеко. И я не то что разговора не слышал, а даже (нрзб.). Но вот и все. А относительно того… Да, значит, 3-4 - это приезжало руководство, открытий, может быть,  около десятка этих торжественных перерезаний ленточек с участием Криваша и Леонида Игоревича. Это в пределах 15 раз, у меня не такой богатый… ну, в любом случае мне казалось, что общение у них было все-таки деловое. Но опять же, как я уже говорил о своем отношении, взаимоотношении с Леонидом Игоревичем и с Николаем Андроновичем - оно было такое же. То есть,между ними, по крайней мере, то что я видел, оно было тоже - они разговаривали только о деле, и… теплое какое-то… манера разговора. Ну это я отношу, скорее, к тому что они сами по себе люди такие образованные, культурные.

Прокурор ПОТАПОВ: Георгий Георгиевич, скажите, пожалуйста, к вам глава Республики Марий-Эл обращался по вопросам кредитования «Птицефабрика Акашевская»? Если да, то какие вопросы его при этом интересовали? Какие просьбы он при этом высказывал?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Да, такое было. Можно разбить тоже это общение на две эшелона - это либо звонки, либо лично приглашал, и лично общались по этому вопросу, по «Птицефабрике Акашевская». Сразу оговорюсь, что он затрагивал и других клиентов, но чаще всего, конечно, это «Птицефабрика Акашевская» была ключевым предметом разговор. Характер диалога был, что птицефабрику надо поддерживать, надо ее кредитовать. Это очень важно для республики, это рабочие места, это объемы производства, это налоги, это очень важно, в республике мало что есть кроме этой птицефабрики. Надо увеличить объемы. Помню, сейчас было сказано, производство не то до 300, не то 400, обогнать Белгородскую какую-то фабрику, что надо снизить ставку. Когда экономическая ситуация поменялась с 2014 года, он говорил: «Давайте будем заниматься понижением процентной ставки, давайте будем продолжать проекты, надо новые площадки заводить». И действительно, по-моему, выделялись, по крайней мере, от Криваша это звучало о том, что рассматривалось выделение новых земель, соответственно, в западной части республики, потому что охвачен был север, юг, в основном северо-восток. А запад был практически не охвачен. И площадки туда, соответственно, размещать, чтобы по максимуму вся республика была вовлечена в строительство, в производство, рабочие места и так далее. То есть исключительно всегда государственная подоплека, исключительно всегда… Действительно, повышенный интерес, но это флагманский такой очень больший проект. И действительно он всегда старался как-то поддержать эту фабрику, что давайте еще строить, ставку понижать и так далее.

Прокурор ПОТАПОВ:  Еще раз, я уточню, потому что половина из того, что вы сказали… я понял. Меня интересует, конкретно  глава республики Маркелов вас просил уменьшить размер процентных ставок по кредитам «Птицефабрика Акашевская»? И предоставить новые кредиты?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Конечно, конечно, конечно. Конечно, он, безусловно, знал о том, что решение не за мной, о том, что… Да, документы подаются мной, мы их готовим, отправляем в Москву. И я, соответственно, ему всегда об этом говорил. Хорошо, Криваш принесет документы, мы их обработаем, отправим в Москву.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите,  а лично вы участие в совещаниях, проводимых в головном офисе «Россельхозбанка» с участием представителя «Акашево» и главы Республики Марий-Эл принимали?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Да, было такое одно совещание. Это был, по-моему, либо конец апреля, либо начала мая. Год… наверно,  где-то 2015 или 2016, сейчас точно не вспомню. Я, по-моему, следователю, который проводил допрос, я точнее говорил. Я сейчас… год у меня захлестнуло. Там присутствовали головного офиса, был председатель, зампреды, которые курируют эти вопросы, да, то есть у каждого свой же профиль, с нашей стороны. Как региональный, соответственно, руководитель приглашен я. И со стороны клиента присутствовал Криваш и приглашался или не приглашался Леонид Игоревич, я не знаю, но он там был. и был еще какой-то мужчина,я сейчас не помню уже фамилию, но тоже с их стороны, какой-то государственный чиновник.

Прокурор ПОТАПОВ:  И какие вопросы обсуждались на совещании?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Собственно говоря, вопросы дальнего продолжения финансирования, потому что, так скажем, ситуация в целом не позволяла, так скажем, она была достаточно сложная финансовая ситуация. То есть они были документально в плюсе, но вместе с тем росло отставание по срокам постройки, росло отставание по срокам поставки оборудования. Соответственно, выдавались какие-то авансы, подтверждающие документы, соответственно, где какие-то задержки были. Дальше там была тема, что энергетики иногда всплывали и говорили, либо показывали по электричеству: «А вот Криваш нам денег должен». Потом Криваш иногда прибегал и говорил: «Караул, караул, у меня кормов не хватает». И это выходило из ряда, так скажем, обыденных ситуаций, почему необходимо было провести какое-то такое совещание. Потому что на многие вопросы не было ответа, который бы укладывался в ранее представленную финансовую модель, или вообще не было ответа. Условно говоря, вот мы тебя профинансировали на приобретение кормов, вот ты нам представил документы, у тебя должно быть кормов достаточно, вместе с тем ты говоришь, что у тебя кормов нет. Как так, если у тебя, исходя из твоей потребности, исходя из расходов по кормам, должен быть остаток? Где корма? И вот таких спорных вопросов было, эти как раз там вопросы обсуждались. Собственно говоря, вопросы  задавались со стороны банка Кривашу. Леонид Игоревич в данном случае был своего рода такой примиряющей стороны. Он говорит: «Ребята, давайте, сейчас вот эти все споры могут привести к тому, что мы чем больше будем тянуть с продолжением финансирования, тем ситуация будет ухудшаться, фабрика вообще станет, это 5 тыс. человек, это налоги, это караул, это вообще будет… Давайте все-таки искать компромиссы. Криваш, ты представишь документы?». Он говорит: «Представлю». «Ты будешь выполнять обязательства?» - «Буду». Ну, вот так.

Прокурор ПОТАПОВ:  И все-таки, итоги какие совещания?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Что Николай Андронович, соответственно, выполнил все свои долги перед банком по предоставлению документов, по предоставлению оснований и так далее, и так далее, и так далее.

Прокурор ПОТАПОВ:  А именно на этом совещании Леонид Игоревич Маркелов головному офису адресовал какие-то просьбы конкретные по процентным ставкам, по необходимости кредитования еще?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Да, да, да, я же сказал, да, да. Он говорил о том, что ни в коем случае сейчас нельзя стоять на месте. Криваш не представил - пусть представляет. Но вы давайте смягчите модель, снижайте ставку, давайте продолжать финансирование - конечно.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Неправда.

Прокурор ПОТАПОВ:  Георгий Георгиевич, следующий тогда вопрос. Вот скажите, что вам известно, при каких обстоятельствах вам стало известно приобретение Кривашем в 2015 году акций «Тепличного»? Когда вам об этом стало известно, если известно?

Свидетель СЕРГЕЕВ:Значит, ситуация интересная. У нас «Тепличное» было очень давно клиентом. В свое время но принадлежало Михаилу Михайловичу Жукову. Потом там появился новый собственник - по-моему, жена Леонида Игоревича, потом его… кто-то еще из близких родственников, там произошла смена. Поручителем был за этот кредит - «Телекомпания 12 регион», где руководителем была Кожанова, но она и сейчас руководитель там, Наталья Игоревна. Кредит обслуживался хорошо. И (нрзб.) при Леониде Игоревиче не брали, когда конечным бенефициаром он являлся так. Но обслуживались всегда своевременно. И вдруг нам представили в банк документы о том, что там появился новый собственник и новый директор. Новый директор представил документы на себя - по-моему, он. И представил документы, что  собственник там Савченко, по-моему, фамилия была у этой дамы. Соответственно… возникли вопросы - как будет дальше обслуживаться кредит в данном случае, потому что там еще задолженность оставалась. А клиент у нас как бы… дело в том, что там была важна именно своевременность оплаты. Потому что в моменте у сельхозпредприятия у этого были убытки. Но инструкций Центрального банка классифицировать его финансовое состояние за счет того, что ну это сезонность, в сезонное предприятие допустима сезонность. Но тогда обслуживание долга должно быть нарушено, а у него было хорошее. Они, соответственно, своевременно вносили. Потому что если бы они упали и по обслуживанию долга (нрзб.), у нас резервы тогда от 21 до 50%. Это караул был бы. И, соответственно, для нас это был вопрос очень важный. По-моему, мы начали разбираться, кто все-таки там на самом деле конечный бенефициар. Я не помню сейчас, не буду придумывать чего-то, кто-то сказал, что все-таки это купил Криваш. Кто-то - службы какие-то, рабочие наши совещания, что Савченко - это человек Криваша. Хорошо, давайте пригласим также, как я говорил по субсидиям, раз есть информация, что все-таки субсидии пришли, давайте пригласим Криваша и зададим ему этот вопрос. И здесь точно так же - давайте пригласим и зададим. Мы его пригласили. Разговор как по субсидиям, так и по «Тепличному» проходил в моем кабинете. Я всегда разговаривал (нрзб.), был начальник службы безопасности, и по субсидиям, и здесь по «Тепличному». Потому что по таким острым вопросам у нас нормативно регламентировано, что с такими клиентами необходимо присутствие специалиста безопасности. Кривашу был задан вопрос о том, что: Николай Андронович, есть информация, что ты приобрел «Тепличное». А он сказал: «Нет». Мы говорим: «А у нас есть информация, что ты приобрела, и Савченко…». Он говорит: «Я Савченко не знаю. Действительно, (нрзб.) там директор, но эту Савченко я не знаю, это вообще предприятие не мое. Вот зачем оно мне надо, - это вот точно от него прозвучало. - Оно мне вообще не надо это предприятие, поэтому я зачем его буду покупать. Оно не мое».

Прокурор ПОТАПОВ: Вот для начала ответьте, пожалуйста, вам известно, кому фактически до момента приобретения Кривашем акций «Тепличного» принадлежали, кто был его конечным бенефициаром?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Конечным бенефициаром Леонид Игоревич был. Но это как бы в заключении соответствующих служб было написано, по нашим нормативным документам. Я говорю… мачеха, мачеха, мачеха Леонида Игоревича была Маркелова, не помню имя-отчество, вот она была собственником. Там в качестве конечного бенефициара всегда появлялся Леонид Игоревич, да.

Прокурор ПОТАПОВ: Вот скажите, пожалуйста, вот эта информация о том, что Маркелов - глава республики, конечный бенефициар, компания «Тепличное», к такому выводу вы на основании чего пришли? Чему подтверждение это есть?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Я сейчас сказать не смогу. Службы написали, что он конечный бенефициар. Соответственно, вот как я уже объяснял, что для нас таким достаточно острым моментом является смена собственника, Жуков кредит обслуживал тоже всегда хорошо. И если бы кредит обслуживался плохо, соответственно, для нас это было бы… финансово очень существенно. Мы бы по этой сделке ушли в минуса. Поэтому раз соответствующие подразделения на основании каких-то своих умозаключений или документов пришли к такому выводу, мы обратились к другой компании, которая тоже подконтрольная Леониду Игоревичу, «12 региону». «12 регион» за него поручился, «Телекомпания 12 регион» называется, и они были поручителями, собственно говоря, а это и подтверждает. А с какой бы радости, собственно говоря, (нрзб.) поручительство за «Тепличное». Я дальше не копал, почему службы пришли к выводу, что конечным бенефициаром является…

Прокурор ПОТАПОВ:  Я вынужден уточнить. Здесь двусмысленно, определенная служба - вы какие имеете в виду? Службы вы какие имеете в виду? Я, например,  о разных службах знаю. А вот вы что имеете в виду?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Я, если честно, вообще ни одного слова не услышал. Вы меня спрашиваете?

Прокурор ПОТАПОВ:  Вы спрашиваете, службы установили, что конечный бенефициар Маркелов «Тепличного»

Свидетель СЕРГЕЕВ: Да.

Прокурор ПОТАПОВ:  Я вас спрашиваю, какие службы вы имеете в виду.

Свидетель СЕРГЕЕВ:  А, это служба безопасности и юридическая, то есть я могу только предположить, я не вникал. Потому что поручительство закладывается в его согласие. И второе, условно говоря, она ему родственница…

- Она не родственница.

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Мачеха, родственника. Соответственно, по нашим документам это юридическая взаимосвязь, значит, соответственно, ну а что, она возрастная женщина. Ну кто там принимает какие решения. Еще раз говорю, по  нашим нормативным документам там, может быть,  конкретной бумаги и не было какой-то. Это было заключение к службе безопасности и юристам, что там конечным бенефициаром Леонид Игоревич.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, а вот эти заключения службы безопасности они имеются в наличии у «Россельхозбанка» сейчас?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Ну, наверно, да. Если не уничтожили. Может быть,  в связи с погашением кредита уже кредитное дело утилизировано. Я вам даже больше скажу, если  позволит суд немножко шире ответить на вопрос относительно все-таки кому принадлежало… вернее, покупал ли Криваш «Тепличное», то там еще было два эпизода, которые, мне кажется, важны для дела.

Прокурор ПОТАПОВ: Внимательно слушаем.

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Дело вот в чем. Был разговор, не я его инициировал, с Леонидом Игоревичем. Он меня приглашал. И, по-моему, не по этому вопросу. Но разговор зашел, он мне сказал о том, что Криваш купил «Тепличное», от него прозвучало, и он это покупает для того,что он должен рассчитаться с какими-то партнерами по бизнесу. Хотя на тот момент уже давно никаких партнеров кроме Криваша у «Птицефабрики Акашевская» не было. Ну сказал - сказал. Я услышал, то есть, я думаю,  что это важно для дела, что именно от него прозвучало, что купил Криваш. И потом, дело в том, что Криваш перестал оплачивать, обслуживать. Если, условно говоря, мы встаем на позицию Леонида Игоревича о том, что это все-таки Леонид Игоревич купил эту птицефабрику… не птицефабрику - «Тепличное». Он перестал обслуживать. Мы обращались к (нрзб.), говорил: «Мы меняем (нрзб.), у нас инвестиционная стадия, мы обслуживаем, нам гасить нечем». Значит, поручителем был «12 регион», мы выставляли требования «12 региону». Мне звонила Кожанова о том, что Криваш не погасил задолженность. Не погасил. «Вы с нас будете списывать?» - «Да». Они без вопросов всегда гасили. Но таких эпизодов было несколько. Звонков точно было два. И потом была назначена встреча в рабочем кабинете Леонида Игоревича. Там присутствовал, само собой, Леонид Игоревич, была Кожанова, был я, и позже подошел Криваш. Леонид Игоревич ему говорил: «Ты купил «Тепличное», кредит обслуживаешь? Мы почему за тебя должны платить кредит?». Он говорит: «Я рассчитаюсь».

Прокурор ПОТАПОВ:  А что там делала Кожанова на этой встрече?

Свидетель СЕРГЕЕВ:Кожанова - она руководитель «Телекомпания 12 регион». А «Телекомпания 12 регион» - поручитель за «Тепличное», как я вам говорил уже. И, соответственно, она, «Телекомпания 12 регион», платила кредит не за само «Тепличное» после перехода прав собственности, вернее, при смене собственника, а «Телекомпания 12 регион» без вопросов исполняла обязательства за него. То есть, мы им выставляли требования, они сразу же оплачивали.

Прокурор ПОТАПОВ:  А сама Кожанова какие-нибудь требования высказывала на этой встрече?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Ну я,если честно, не помню, что она там говорила, но общая канва была именно то, что я обратил внимание, что сначала Криваш говорит о том, что: «Я не покупал, оно мне не надо». Потом Леонид Игоревич говорит о том, что это купил Криваш, но не себе, а для каких-то партнеров, которые были у него в бизнесе, они должны уйти из бизнеса, он должен с ними рассчитаться. И третья встреча, третья позиция о том, что: «Криваш, ты купил - ты рассчитывайся». Я вот это запомнил. А Криваш сказал: «Да, я рассчитаюсь». Правда, у него лицо было такое очень грустное.

Прокурор ПОТАПОВ: Очень грустное, да?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Да, да, да. А Кожанова говорила или не говорила - у меня в памяти это не отобразилось, потому что это было непринципиально. Я с ней по телефону, она мне звонила и интересовала, гасит Криваш кредит или не гасил. Я говорил: «ООО «Тепличное» не гасит». «Ну, хорошо, значит мы заплатим».

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, Криваш Николай Андронович вам сообщал о том, что сделка по «Тепличному» была ему навязана?

Свидетель СЕРГЕЕВ:Нет, такого никогда от Криваша не звучало. То есть, мы этот разговор в присутствии свидетеля, начальника службы безопасности, начинали несколько раз. потому что, условно говоря, после того как звонил Кожанова, исполняет за него обязательства, говорит: «Почему Криваш не гасит?» (нрзб.). Когда Леонид Игоревич говорит, что он покупает это для расчета с какими-то там своими партнерами - какие у тебя партнеры, дорогой друг, Николай Андронович, для кого ты покупаешь. Он каждый раз говорил одно и то же: «Это я не покупал, мне оно не надо». А после того как он в комитете Леониду Игоревичу рассказал, что он рассчитается, что он станет сам обслуживать кредиты, значит, он уже дальше просто перестал комментировать данную тему.

Прокурор ПОТАПОВ:  А вы не задавали Кривашу резонный вопрос?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Конечно. Как вышли из кабинета, там есть такой холл. «Николай Андронович, так ты покупал или не покупал?». Ответа не прозвучало.

Прокурор ПОТАПОВ:  Не прозвучало.

Свидетель СЕРГЕЕВ: «Оно мне не надо». То есть, мы его 2 или 3 раза спрашивали, он говорил: «Я не покупал, оно мне не надо».

Прокурор ПОТАПОВ:  А вы все же еще позже уточняли, почему он скрывал от вас, от «Россельхозбанка» факт приобретения «Тепличного»?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Вы знаете, еще раз говорю, он до последнего… несмотря на то, что фактические обстоятельства и разговоры говорят о другом, что он покупал, он все равно настаивал на своем, что Савченко ему никто. У нас была такая ситуация с ООО «Акашево», там была Зинкевич, или Зинова какая-то. Мы ее в группу даже включили. Почему, потому что там обороты были. «Тепличное» не могли включить в группу, потому что юридической взаимосвязи документальной не было, и экономических оборотов между ними не было. А Кожанова даже несмотря на то, что он против был, потом он говорил: «Зинченко не моя. Это не моя фабрика, я вообще никакого отношения не имею». Но мы все равно включили. Несмотря на то, что ему в лицо тычешь, он все равно говорил - нет, и все.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, Георгий Георгиевич, знакома ли вам Маркелова Ирина Константиновна?

Свидетель СЕРГЕЕВ:Нет, вообще никогда не видел.

Прокурор ПОТАПОВ:  Известно ли вам, принимала ли она участие в деятельности ОАО «Тепличное», в том числе при обращении общества в «Россельхозбанк» по вопросу кредитования?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Она договоры какие-то подписывала, по-моему, у нас есть административное поручительство, да, руководителей, собственников. Она какие-то договоры подписывала. Но каким образом и принимала ли участие, я так понимаю, что у меня нет такой информации. И у нас, еще раз говорю, не сложилось, мы не ставили перед собой такой задачи, пришли к выводу что, что к любом случае конечный бенефициар Леонид Игоревич, потому что они там все ему родственники. Да, кстати, она же его жена была тогда. Соответственно, по этому критерию, вот они в группе, в том числе Леонид Игоревич. Поэтому… Нет, я ее лично никогда не видел, даже на подписании. Я думаю, что к ней, может быть,  даже выезжали. Она, может быть, даже в банке была.

Прокурор ПОТАПОВ:  А вам известно, Ирина Константиновна Маркелова она какое-то участие в выполнении кредитных обязательств и в вопросах финансово-хозяйственной деятельности «Тепличного» принимала участие?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Нет. Мы всегда обращались непосредственно к директорам этой фабрики. Мы с собственниками общались только вот в данном случае за исключение «Птицефабрика Акашевская» и Кривашем, со всеми мы разговаривали -там главный бухгалтер была… как ее звали… такая крупная женщина. Не помню. И с ней я общался, и с директором, который там был директором, я с ним общался. А эту я, еще раз говорю, девушку вообще никогда не видел.

- Что вы говорите…

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Ну, женщину, я не знаю ее возраст.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, знакома ли вам Маркелова Татьяна Ивановна?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Вот все что сказал про… вот которую вы только что называли, то же самое могу сказать про нее. Ни разу в глаза не видел. Какие-то документы, возможно, она подписывала. И, скорее всего, даже, может быть,  к ней выезжали,  она сама, может быть,  даже в банк не ездила.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: А зачем?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Не, не, не, ни первую, ни вторую никогда. То есть, всегда все общение было непосредственно с бухгалтерами и директорами.

Прокурор ПОТАПОВ: А вам известно, Маркелова Татьяна Ивановна принимала ли участие в деятельности хозяйственной «Тепличного», в том числе по вопросам кредитования?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Ну,если она в банк никогда не обращалась, скорее всего, не была, наверно, нет. Я еще раз говорю, мое впечатление, что мы их вообще никогда не видели.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  А почему должны их видеть?

Прокурор ПОТАПОВ:  А вот Кожанова принимала ли участие в деятельности «Тепличного»? В том числе при обращении общества по вопросам кредитования?

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Ну вот относительно Натальи Игоревны, значит, мы… вот еще, я с ней два раза разговаривал по телефону в части, когда были просрочки, когда произошла смена собственника. До этого у меня разговор с ней по «Тепличному» с ней ни разу не был. Обращалась ли она в банк за кредитам - я думаю, что не обращалась. Почему, потому что у них были старые кредиты, которые они не обслуживали. По-моему, с вероятностью там близкой к 100% при Леониде Игоревиче само «Тепличное» у нас денег даже не брало.

Подсудимый МАРКЕЛОВ: Скажите, Савченко знакома ли вам?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Нет, нет, конечно, нет. Мы ее тоже очень сильно хотели видеть. Это очень проблематичная была тема с взаимодействием. Нет. По-моему, даже работники до нее достучались или не достучались - я затрудняюсь сказать. потому что, еще раз говорю, у нас есть там административное поручительство, и необходимо что-то там подписывать. Поэтому… допустим, к бывшей жене Леонида Игоревича и ко второму собственнику - там, скорее всего, обращались и, возможно, там есть даже договор. А Савченко, я даже сомневаюсь, что мы ее вообще нашли, что она подписала. Может быть,  и подписала, но, скорее всего, как-то проблематично. Нет-нет, мы общались (нрзб.), там директор был.

Прокурор ПОТАПОВ:  Ясно. А вам известно, сама Савченко, эта женщина, принимала участие в деятельности хозяйственно-организационной «Тепличного»? И обращалась ли по кредитованию в «Россельхозбанк»?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Мы ее сами очень сильно хотели видеть. Так как Криваш сказал: «Я не покупал, это Савченко», так же как я вам пример приводил с «Акашево» - там Зинченкова какая-то была, мы ее тоже так ни разу, по-моему, и не видели. Она, может быть,  договоры какие-то там через кого-то подписывала. Но вот непосредственно общения, нормального взаимодействия так и не было. Поэтому Савченко - нет, она была нужна, важна, что она будет делать с предприятием, раз на нее Криваш показывал. А потом уже необходимость в ней отпала. Почему, потому что «12 регион» - Кожанова платит, (нрзб.) невменяемый, Криваш идет в отказ, Леонид Игоревич сказал: «Это Криваш». Потом была общая встреча, где он сказал: «Пусть Криваш платит, пусть платит».

Прокурор ПОТАПОВ:  А что вы имеете в виду…

Свидетель СЕРГЕЕВ:  А зачем мне тогда Савченко?

Прокурор ПОТАПОВ:  А что вы имеете в виду, что (нрзб.) невменяемый был?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Еще раз, не разобрал?

Прокурор ПОТАПОВ:  Вы сказали, (нрзб.) невменяемый был. Я поэтому у вас и уточняю.

Свидетель СЕРГЕЕВ: А, невменяемый в каком плане - не в юридическом, а в том плане, что: «Андрей Анатольевич, надо обслуживать кредиты». А он говорит: «А мы меняем грунт». Я говорю: «Да ты меняй на здоровье грунт себе в своих теплицах, только кредит все равно надо обслуживать каждый месяц». «Мы меняем грунт, денег нет». Он это (нрзб.) говорил.

Подсудимый МАРКЕЛОВ:  Что меняет?

- Грунт.

- Работает.

Прокурор ПОТАПОВ:  Скажите, пожалуйста, Георгий Георгиевич, Криваша как предпринимателя как вы можете охарактеризовать?

Свидетель СЕРГЕЕВ: Он напористый и очень активный, старается вникнуть во все, даже в незначительные какие-то вопросы. Все вопросы всегда замыкаются у него. Я неоднократно ему говорил о том, что: «Николай Андронович, ты управляешь громадным предприятием с миллиардной выручкой, у тебя 5 тыс. работников,  а ты занимаешься болтами и гайками». То есть ли он за какое-то дело брался, он всегда руководил до конца. Он настольконапористый. Если его в окно не выпускают, если метафорически выражаться, то он лезет… вернее, в дверь не пускают, он в окно залезет. Он не перестает ходить, просить.  У нас какое-то понимание не нашел, он поедет в Москву, если в Москве его в кабинете не приняли, он поедет дальше, в другой кабинет пойдет. То есть…

Прокурор ПОТАПОВ:  Я о другом вас… Ну ладно. А вот скажите, пожалуйста, с учетом вашего ответа, предпринимал ли Криваш какие-либо действия по развитию «Тепличного» или известно вам о намерении Криваша по вложению финансовых средств в «Тепличное» и в чем они выражались?

Свидетель СЕРГЕЕВ:  Вы знаете, здесь немножко сложный будет ответ. Дело в том, что «Тепличное» приобреталось за несколько этапов. Вот тот, который вы говорите - это последний. И на этой стадии он никаких действий по отношению развития, и в том числе и вот этот (нрзб.), не предпринимали. И менял ли (нрзб.) землю в теплицах или не менял, мы не знаем. А вот когда приобретались свинарники, это было собственностью «Тепличного», они по Козьмодемьянскому тракту находятся, ближе к развилке Ореховка - Краснооктябрьский. Значит, вот эти объекты они приобретались. От Криваша, когда у него была идея о том, что необходимо развивать предприятие «Акашевское» не только в области птицеводства, но это было за несколько лет. А по нескольким направлениям почему, потому что экономически вполне обоснованно, потому что колебания на сельхозпродукцию они не синхронные. Если зерно растет, то, соответственно, падает, допустим, птица. Или говядина растет, падает свинину. То есть, колебания вот такие. И он хотел вот эти экономические свои риски именно по продаже мяса птицы перекрыть такими вещами. Он тогда, вот собственно говоря, у него в группе появилась «РТП» (нрзб.), которая занималась земледелием. У него появилось предприятие «Земледелец», по-моему, называлось, в Сернурском районе, которое тоже пахало и сеяло. В каком-то периоде было такое предприятие с ним взаимосвязанное, Марийская аграрная региональная компания. То есть, он действительно… тему эту поднимал, но это было давно. Не в том момента, когда сделка состоялась про которую вы спрашиваете. То есть он действительно такие вещи культивировал и пытался ими заниматься. (Нрзб.) тогда по этим свинарникам писал бизнес-план, приходил несколько раз, но модели экономической не вышло, и эту тему закрыли. И больше к этому вопросу не обращались. То есть, вот по «РТП» он не кредитовался, «Марийская аграрная компания» закрылась, «Земледелец» там тоже на самовыживании был. То есть, вот он как занимался птицеводством - все, вот эту тему он (нрзб.), за несколько лет до этого закрыл, для себя, я так понимаю, почему, потому что никаких обращений (нрзб.) уже не было никогда.

СУДЬЯ:  Свидетель, я вас прерву. У нас возникла некоторая проблема с ключами от данного помещения, в котором мы пребываем, а рабочий день у нас заканчивается. Поэтому ваш допрос мы продолжим во вторник 10 утра. На сегодня спасибо участникам и Суду Верховному Республики Марий-Эл за…



Фотоархив

Все