«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Обобщение практики рассмотрения Квалификационной комиссией и Советом Адвокатской палаты г. Москвы обращений судей о нарушении адвокатами Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и Кодекса проф. этики

В течение 2003 - 2004 г.г. Квалификационной комиссией и Советом Адвокатской палаты г. Москвы (далее Комиссия и Совет) было рассмотрено 126 обращений о нарушении столичными адвокатами норм ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" (далее Закон) и Кодекса профессиональной этики адвоката (далее Кодекс). 49 их них (39 %) составили сообщения судей. Подавляющее число сообщений (43), что вполне понятно, поступило от судей г. Москвы, 5 - от судей Московской области и одно из суда иного региона. В 24-х случаях Комиссия давала заключение о наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм Закона и Кодекса, в 22-х приходила к выводу об отсутствии дисциплинарного проступка, в 3-х дисциплинарное производство прекращалось вследствие истечения предусмотренных Кодексом сроков давности. Совет лишь в одном случае разошелся с Комиссией в правовой оценке установленных ею фактических обстоятельств, решив, что адвокат не допустил нарушения требований Закона и Кодекса. К адвокатам, совершившим дисциплинарный проступок, в зависимости от его тяжести, обстоятельств совершения и предшествующей работы, Советом применялись предусмотренные Кодексом и решением конференции Адвокатской палаты г. Москвы меры дисциплинарной ответственности - замечание, выговор, предупреждение, статус одного адвоката прекращен. Дисциплинарными проступками по обращениям судей, главным образом, признавались действия (бездействие) адвокатов, обобщенно расцениваемые как неуважение к суду: употребление некорректных выражений в судебном разбирательстве и процессуальных документах, неявка в судебное заседание без уважительных причин; неуведомление суда о невозможности по уважительным причинам прибыть для участия в судебном заседании; неизвещение суда о своей занятости в других делах. Три обращения явились поводом для возбуждения дисциплинарных производств, завершившихся установлением отказа адвоката от принятой на себя защиты либо неисполнения (ненадлежащего исполнения) своих профессиональных обязанностей перед доверителем. Обращает на себя внимание то, что половина обращений были признаны неосновательными: они ничем не подтверждались (копиями протокола судебного заседания, повестки отметки о телефонограмме и т.п.), либо даже опровергались имевшимися фактами (информация о дате очередного судебного слушания из суда в адвокатское образование не поступала; адвокат не смог принять участие в судебном заседании по уважительным причинам и о неявке заблаговременно суд известил). Согласно ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, обращение в региональную адвокатскую палату признается допустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства, если в нем в том числе указаны обстоятельства, на которых оно основано, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства. В Адвокатской палате г. Москвы практически по всем обращениям судей возбуждается дисциплинарное производство, но часть из них, и пока весьма значительная, в силу бездоказательности обречена на отклонение. Следует отметить, что немало обращений судей с требованием привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности (примерно треть) облекается в форму частного определения или постановления. Суд вправе вынести частное определение (постановление) при выявлении случаев нарушения законности, которое направляется в соответствующие организации или соответствующим должностным лицам для принятия необходимых мер. Хотя ст. 29 УПК РФ наделяет суд правом вынести частное определение или постановление и в других случаях, если признает это необходимым (ст. 226 ГПК РФ такой оговорки не содержит), такое право ограничено самим назначением данного судебного акта - направлением субъектам, обязанным его исполнить и устранить выявленные недостатки. Квалификационная комиссия адвокатской палаты не является организацией (органом), исполняющим чьи-либо решения. В соответствии с общепризнанными стандартами и нормами международного права ("Основные положения о роли адвокатов" 1990 г., "Стандарты независимости юридической профессии" 1990 г., Кодекс поведения для юристов в Европейском сообществе" 1988 г., Рекомендация Комитета Министров Совета Европы "О свободе осуществления профессии - адвокат" 2000 г.) Квалификационная комиссия создана в качестве независимого дисциплинарного суда, куда наряду с членами адвокатского сообщества входят представители всех трех ветвей государственной власти. Свое заключение о наличии или отсутствии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей Комиссия дает по итогам устного разбирательства на основе принципов состязательности и равенства сторон дисциплинарного производства. Комиссия сама устанавливает факты, проверяя и оценивая представленные сторонами и истребованные по собственной инициативе доказательства и никакие судебные акты в части обстоятельств, составляющих дисциплинарный проступок адвоката, не обладают для нее преюдициальной силой. В статье 258 УПК РФ сформулирована специальная норма в отношении государственного обвинителя и адвоката - защитника: при нарушении ими порядка в судебном заседании и неподчинении распоряжениям председательствующего суд сообщает об этом вышестоящему прокурору или в адвокатскую палату (а не выносит частное определение). Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в одном из своих определений указала, что уголовно-процессуальный закон "не содержит оснований для вынесения судом частных определений о ненадлежащем исполнении адвокатом своих обязанностей по защите интересов обвиняемого". В свете международно-правовых стандартов и норм отечественного законодательства становится очевидным, что выносить в адрес адвокатской палаты частные определения или постановления ошибочно. Информацию о нарушениях адвокатами норм права и профессиональной этики судам следует направлять в адвокатскую палату в форме сообщений, а не частных определений. Требуют урегулирования взаимоотношения судей (разумеется, некоторых) и адвокатов при назначении даты судебных заседаний. Комиссия и Совет последовательно признают дисциплинарным проступком случаи, когда адвокат заблаговременно не уведомляет суд о своей занятости по другим делам, что влечет срыв судебных заседаний. Несколько раз в действиях адвокатов, не являвшихся в судебное заседание, усматривались такие предусмотренные Кодексом дисциплинарные проступки, как принятие поручений заведомо больше, чем адвокат в состоянии выполнить, или принятие поручения, исполнение которого препятствовало исполнению другого, ранее принятого поручения (ст.ст. 9, 10). Но и суд обязан согласовывать с адвокатами - конечно в течение разумного срока - взаимно приемлемое время для слушания дела. Между тем, выявлены случаи, когда судьи при переносе даты судебного заседания не только не считались с занятостью адвокатов в других делах, но и, как утверждали адвокаты, заявляли, что не намерены с данным обстоятельством считаться. Игнорирование судом своевременного извещения адвоката о его участии в другом деле или о предстоящей служебной командировке в связи с оказанием юридической помощи корпоративному клиенту нельзя признать нормальным и неявка адвоката в судебное заседание при таких условиях, предпочтение им ранее назначенного дела не должно ставиться ему в вину и расцениваться в качестве дисциплинарного проступка. Адвокатская палата г. Москвы, безусловно, учитывает специфику судейской деятельности и нелегкие условия, в которых приходится работать нашим судьям, с пониманием относясь к тому, что далеко не всегда судебные заседания открываются точно в назначенные часы. С другой стороны, в производстве адвоката обычно находится несколько поручений, его время не вполне свободно, связано разными сроками, встречами и заседаниями. При этом в каждом случае учитываются конкретные обстоятельства. Так, Комиссия и Совет определили в качестве дисциплинарного проступка действия адвоката, отказавшегося подождать окончания разбирательства предыдущего дела и покинувшего здание суда через 40 минут, тогда как он был предупрежден о том, что дело с его участием будет рассмотрено примерно с часовым опозданием и суд в этот срок уложился. В другом случае было отклонено обращение о дисциплинарной ответственности адвоката, который прождал в коридоре суда пять часов в ожидании слушания дела, оставаясь при этом в полном неведении о планах судьи, и отлучился на 10-15 минут в другую часть здания буквально за минуту до открытия процесса (суд его ждать отказался и отложил рассмотрение дела). Наличие среди обращений, признанных необоснованными, таких, которые были очевидно несостоятельны, изначально не соответствовали объективным фактам, заставляет считать небеспочвенными объяснения адвокатов, что тем самым судьи сводят с ними счеты из-за активной, принципиальной защиты, мстят за отмену приговоров и решений вышестоящими судебными инстанциями. Совету Адвокатской палаты г. Москвы и руководству Московского городского суда необходимо приложить усилия для достижения атмосферы взаимного доверия и уважения, доступности и доброжелательства с тем, чтобы изжить, к счастью, нечастые случаи забвения этих элементарных требований отдельными судьями и адвокатами.


Фотоархив

Все