«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@copy.trunov.com

Ходатайство о прекращении производства по делу

В Пресненский районный суд г. Москвы Заявитель: Главное управление Министертва юстиции РФ по г. Москве 119019, Москва, ул. Новый Арбат, д. 15 Ответчики: АРТЮХОВА Ольга Георгиевна 109377, Москва, ул. Академика Скрябина, д. 3, к. 1, кв. 20 Совет Адвокатской палаты г. Москвы 121205, Москва, ул. Новый Арбат, д. 36/9 ХОДАТАЙСТВО О ПРЕКРАЩЕНИИ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛУ Суд обязан прекратить производство по делу, поскольку оно не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 ГПК РФ. Обращение Главного управления МЮ РФ по г. Москве с заявлением о прекращении статуса адвоката Артюховой О.Г., основанное на превратном толковании п. 5 ст. 17 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», может быть расценено как совместное наступление государственных органов - Минюста и Генеральной прокуратуры - на конституционные права и свободы человека, защиту которых обеспечивает институт адвокатуры. Минюст произвольно толкует положения ст. 17 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и для обоснования своей неправовой позиции опирается на мнение Генеральной прокуратуры, воспроизводя оценку этим органом обвинения профессиональной деятельности адвоката - защитника, противостоящего прокуратуре в состязательном процессе. Тем самым государство в лице вышеуказанных органов власти начинает ограничивать независимость адвокатуры в данном случае адвокатского сообщества г. Москвы. В соответствии со ст. 3 настоящего Закона «адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления. Адвокатура действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления,корпоративности, а также принципа равноправия адвокатов. В целях обеспечения доступности для населения юридической помощи и содействия адвокатской деятельности органы государственной власти обеспечивают гарантии независимости адвокатуры.» Данные положения означают, что адвокатура, как и судейское сообщество, имеет особый статус, установленный государством, поскольку призвана обеспечивать конституционное и международное право человека на оказание независимой и конфиденциальной юридической помощи, а также доступ к правосудию. Такой статус выражается в наделении адвокатов комплексом специальных прав и обязанностей, не свойственных для представителей других профессий, и установлении гарантий их независимости. Адвокатская деятельность охраняется профессиональной тайной, которая носит абсолютный характер и распространяется на любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Адвокату, в целях защиты его независимости и прав его доверителя на конфиденциальность юридической помощи, запрещается негласное сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются. Адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии). Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества. Уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий адвокату, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством (ст. 8, 18 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).Устанавливая гарантии независимости и конфиденциальности адвокатской деятельности, ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» вместе с тем четко сформулировал условия приобретения статуса адвоката: - заявление о присвоении статуса адвоката; - наличие высшего юридического образования либо ученой степени по юридической специальности; - cтаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо стажировка от одного до двух лет в адвокатском образовании; - полная дееспособность; - отсутствие непогашенной или неснятой судимости за совершение умышленного преступления, (пп. 1 и 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10 Закона). Основания прекращения статуса адвоката, предусмотренные ст. 17 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», четко подразделяются на две группы в зависимости от того, к чему они относятся - условиям приобретения и сохранения статуса адвоката либо к самой адвокатской деятельности. Одна группа включает такие основания прекращения статуса адвоката, как: - личное заявление адвоката в письменной форме о прекращении статуса адвоката; - вступление в законную силу решения суда о прекращении адвоката недееспособным или ограниченно дееспособным; - смерть адвоката или вступление в законную силу решения суда об объявлении его умершим; - вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления (пп. 1 - 2, 4, 7 -8 п. 1 ст. 17 Закона). Вторую группу составляют два основания: - совершение поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры; - неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а так же неисполнение решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции. В самом ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» закреплен разный подход к основаниям прекращения статуса адвоката. Основания, составляющие первую группу, являются безусловными, формально определенными и их выявление не требует специального расследования в самом адвокатском сообществе, поскольку юридические факты либо очевидны, либо уже установлены решением суда. Прекращение статуса адвоката в отношении таких обстоятельств - единственное реагирование, восстанавливающее законность в связи с утратой условий обладания статусом адвоката. Закон не предусматривает для прекращения статуса адвоката по таким основаниям особой процедуры, и совет региональной адвокатской палаты обязан прекратить статус адвоката на очередном своем заседании. Иной подход в Законе к основаниям прекращения статуса адвоката, которые возникают при осуществлении адвокатской деятельности. Они сформулированы весьма широко, обобщенно и требуют доказательственной и профессионально-этической оценки. Исходя из принципов независимости, корпоративности и самоуправления адвокатуры, закрепленных в ст. 3 Закона, законодатель отнес разрешение данных вопросов к компетенции самого адвокатского сообщества, определив, что основания, предусмотренные пп. 5 и 6 п. 1 ст. 17, устанавливаются заключением квалификационной комиссии, в которую входят помимо адвокатов, представители всех трех ветвей власти - судебной, законодательной и исполнительной - субъекта Российской Федерации (ст. 33 Закона), и предписав в ст. 36 Закона Всероссийскому съезду адвокатов принять Кодекс профессиональной этики адвоката и в нем сформулировать принципы и нормы профессионального поведения адвоката, а также регламентировать процедуру дисциплинарного производства. Кодекс профессиональной этики адвоката (далее Кодекс), принятый Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, помимо определения обязательных для каждого адвоката правил профессионального поведения, установил меры дисциплинарной ответственности адвоката и процедурные основы дисциплинарного производства. Согласно п. 6 ст. 18 Кодекса прекращение статуса адвоката - самая строгая, крайняя, но не единственная мера дисциплинарной ответственности адвоката за нарушение требований Закона и Кодекса. Такими мерами могут являться также: 1) замечание; 2) предупреждение; 3) иные меры, установленные собранием (конференцией) соответствующей адвокатской палаты на основании пп. 13 п. 2 ст. 30 Закона. Конференция Адвокатской палаты г. Москвы расширила перечень мер дисциплинарного воздействия, содержащийся в Кодексе, включив в него также выговор. В соответствии со ст. 20 Кодекса представление, внесенное в Совет адвокатской палаты территориальным органом юстиции - не единственный допустимый повод для начала дисциплинарного производства. По своим последствиям представление органа юстиции ничем не отличается от других допустимых поводов, влекущих возбуждение дисциплинарного производства, к которым относятся: - жалоба, поданная в Совет другим адвокатом, доверителем адвоката или его законным представителем, а равно жалоба лица, обратившегося за оказанием юридической помощи, при отказе адвоката принять поручение без достаточных оснований; - представление, внесенное в Совет вице-президентом адвокатской палаты; - сообщение суда (судьи) или частное определение суда (судьи) в адрес Совета адвокатской палаты. По каждому из этих обращений (жалобы, представления, сообщения) квалификационная комиссия вправе вынести заключение о наличии в действиях (бездействии) адвоката дисциплинарного проступка либо необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия нарушения норм Закона и Кодекса, а Совет адвокатской палаты на основании заключения квалификационной комиссии применяет меры дисциплинарной ответственности. Такие меры Совет адвокатской палаты, как и суд меры уголовного или административного наказания, применяет с учетом обстоятельств, повлиявших на совершение проступка и характеризующих личность допустившего нарушение адвоката. Поэтому за сходные по тяжести нарушения к разным адвокатам Советом могут быть применены различные меры воздействия. В Кодексе закреплены такие признанные правовые принципы, как наличие примирительной процедуры (пп. 4 п. 9 ст. 23, п. 7 ст. 24), состязательность (п. 1 ст. 23), ограничение дисциплинарного производства пределами заявленной жалобы (представления, сообщения) (п. 4 ст. 23).Кодекс разграничил в дисциплинарном производстве компетенцию квалификационной комиссии и Совета адвокатской па латы. В соответствии с п. 4 ст. 24 Кодекса, «Совет при разбирательстве не вправе пересматривать выводы заключения комиссии в части установленных ею фактических обстоятельств, считать установленными неустановленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы жалобы, представления и заключения комиссии. Представление новых доказательств не допускается». Совет лишь вправе, помимо прекращения дисциплинарного производства по ряду оснований, согласно пп. 5 п. 1 ст. 25 Кодекса принять решение «О направлении дисциплинарного производства квалификационной комиссии для нового разбирательства вследствие существенного нарушения процедуры, допущенного комиссией при разбирательстве».Пункт 5 ст. 17 Закона, на котором Главное управление юстиции МЮ РФ по г. Москве основывает свое заявление о прекращении статуса адвоката Артюховой О.Г., подлежит правильному истолкованию и применению только с учетом вышеприведенных норм Закона и Кодекса. Общая норма, устанавливающая право обращаться в суд в отношении решений, принимаемых по основаниям для прекращения статуса адвоката, сформулирована в п. 4 ст. 17 Закона: «Решение о прекращении статуса адвоката может быть обжаловано в суд». Закон, таким образом, предусматривает обжалование в судебном порядке только решения о прекращении статуса, но не об отказе в его прекращении. Это означает, что ни один участник дисциплинарного производства - будь то доверитель адвоката, другой адвокат, вице-президент адвокатской палаты, судья и территориальный орган юстиции не вправе обжаловать в суд решение совета адвокатской палаты, вынесенное на основе заключения квалификационной комиссии, об отказе прекратить статус адвоката, как связанное с признанием отсутствия в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм Закона и Кодекса, так и обусловленное применением к адвокату иной меры дисциплинарной ответственности Право территориального органа юстиции направлять в адвокатскую палату представление о прекращении статуса адвоката, а при непринятии такого решения советом адвокатской палаты в месячный срок - обратиться в суд с аналогичным заявлением, предусмотренное п. 5 ст. 17 Закона, является в отличие от предыдущего п. 4 данной статьи нормой специальной. Этим правом территориальный орган юстиции наделяется в отношении безусловных, формально определенных оснований для прекращения статуса адвоката (пп. 1 -4, 7 -8 п. 1 ст. 17), не требующих проведения дисциплинарного производства в квалификационной комиссии и совете адвокатской палаты. Непринятие решения советом адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката по таким основаниям является прямым нарушением Закона и территориальный орган юстиции, реализуя контрольные функции государства за соблюдением законодательства, в данном случае, об адвокатуре, безусловно, вправе потребовать через суд обязать совет адвокатской палаты исполнять закон. Неисполнение же требований закона при основаниях, предусмотренных пп. 5 и 6 п. 1 ст. 17 Закона, будет выражаться в нерассмотрении поступивших в совет адвокатской палаты жалоб, представлений и сообщений, являющихся допустимыми поводами для возбуждения дисциплинарного производства. Такое толкование и применение п. 5 ст. 17 Закона вытекает и из указания в нем на месячный срок принятия решения по внесенному представлению. Этот срок соответствует определенной в ст. 31 Закона периодичности заседаний Совета адвокатской палаты, но противоречит предусмотренной в ст. 33 Закона периодичности заседаний квалификационной комиссии, делающей невозможным соблюдение месячного срока, установленного в п. 5 ст. 17 Закона. Функции и состав квалификационной комиссии при адвокатской палате те же, что и квалификационной коллегии судей. В соответствии с п. 1 ст. 26 ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» решение, принятое квалификационной коллегией судей, может быть обжаловано в судебном порядке только лицом, в отношении которого оно принято, т.е. самим судьей, на которого наложено дисциплинарное взыскание. В своих разъяснениях и рекомендациях от 19 сентября 2003 г. Высшая квалификационная коллегия судей РФ при ответе на вопрос:»В какой суд вправе обратиться председатель суда, внесший представление о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности, если в удовлетворении представления квалификационная коллегия судей отказала?» указала следующее: »Статьей 26 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» (Обжалование решений квалификационных коллегий судей») обжалование председателем суда решения квалификационной коллегии судей, отказавшей в удовлетворении его представления о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности, не предусмотрено».Президиум Верховного Суда РФ разъяснил, что отказ квалификационной коллегии судей в даче согласия на привлечение судьи к дисциплинарной ответственности обжалованию в судебном порядке не подлежит и в принятии жалобы на такое решение должно быть отказано на основании ч. 1 ст. 134 ГПК РФ. (Бюллетень Верховного Суда РФ, № 3, март 2004 г., с. 32)В своем заявлении о прекращении статуса адвоката Артюховой О. Г. Главное управление МЮ РФ по г. Москве не только, используя недостаточно точную формулировку п. 5 ст. 17 Закона, искажает смысл этой нормы. Заявитель игнорирует проанализированные выше положения Закона и Кодекса, и выказывает открытое пренебрежение квалификационной комиссии, позволяя себе направлять в суд материалы, которые комиссии не были представлены и потому ею не рассматривались: - копии постановления Басманного районного суда г. Москвы от 23.12.2003 г., - письма ГУИН МЮ РФ от 05.01.2004 г., - постановления следователя о приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от 21.11.2003 г. Искажение смысла нормы, сформулированной в п. 5 ст. 17 Закона, в заявлении Главного управления юстиции МЮ РФ по г. Москве становится предельно ясным в свете Проекта Федерального закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», внесенный депутатами - представителями всех фракций Государственной Думы 3-го созыва и принятый в первом чтении. Норма, сформулированная в п. 5 ст. 17 Закона, получила новую редакцию: «Территориальный орган юстиции, располагающий сведениями об обстоятельствах, являющихся основаниями для прекращения статуса адвоката, направляет представление о прекращении статуса адвоката в адвокатскую палату. В случае, если совет адвокатской палаты в четырехмесячный срок со дня поступления соответствующего представления НЕ РАССМОТРЕЛ ЕГО, территориальный орган юстиции вправе обратиться в суд с заявлением о прекращении статуса адвоката».В пояснительной записке к Проекту указывается, что с новой редакцией ст. 17 «устраняется неточность в законе, в соответствии с которой единственной мерой ответственности адвоката за совершение дисциплинарных проступков являлось прекращение статуса адвоката». Важно отметить, что законодатели говорят об устранении неточности в редакции ст. 17, а не о замене одной нормы другой. Таким образом, анализ совокупности норм ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекса профессиональной этики адвоката, приводит к выводу об отсутствии у территориального органа юстиции права обращаться в суд с заявлением о прекращении статуса адвоката в случае вынесения по его, органа юстиции, представлению заключения квалификационной комиссии и решения Совета адвокатской палаты. Иное толкование и применение гг. 5 ст. 17 Закона искажает смысл данной нормы и порождает противоречащую конституционному статусу адвокатуры абсурдную ситуацию, когда территориальный орган юстиции вправе требовать прекращения статуса адвоката по суду, оспаривая как факты, установленные квалификационной комиссией, при запрете пересматривать их Советом адвокатской палаты, так и любые меры ответственности, принятые Советом в случае признания квалификационной комиссией совершения адвокатом дисциплинарного проступка, а суд наделяется несвойственной ему функцией определения нарушений этических правил, установленных независимым и самоуправляемым профессиональным сообществом, а также применения к адвокату меры дисциплинарного воздействия, причем единственной (?!)Согласно ст. 15 п. 4 Конституции РФ, «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы».Комитет Министров Совета Европы 25 октября 2000 года принял Рекомендацию государствам - членам Совета Европы (одним из них является Россия) «О свободе осуществления профессии - адвокат.» Как указано в Рекомендации, она дается «в соответствии со ст. 156 Устава Совета Европы, положениями Европейской конвенции о правах человека, основными принципами о роли адвокатов, одобренными Генеральной ассамблеей ООН в декабре 1990 года, рекомендациями № R (94) 12, о независимости, эффективности судей, принятыми Комитетом Министров Совета Европы 13 октября 1994 г.» В Рекомендации содержится принцип шестой «Дисциплинарная практика», согласно которому дисциплинарное производство в отношении адвокатов должно осуществляться профессиональными ассоциациями адвокатов, с правом исключительно адвокату обжаловать в суд принятые дисциплинарные решения, которые должны соответствовать тяжести совершенного проступка. Большего попрания международно-признанных принципов независимости и самоуправления адвокатуры, являющейся институтом гражданского общества, со стороны Минюста и Генеральной прокуратуры РФ трудно себе представить. Право адвоката на рассмотрение дела установленными законом органами адвокатских объединений, также как и право самих этих объединений независимо от государства рассмотреть и решить вопрос о дисциплинарной ответственности адвоката - оба этих права являются важной составляющей права на получение гражданами квалифицированной и независимой от государства юридической помощи. Это право в силу Конституции РФ ни при каких условиях не подлежит произвольному ограничению, в том числе и путем вмешательства государства в право адвокатского объединения свободно в соответствии с законом рассматривать вопросы дисциплинарной ответственности и степени этой ответственности. С учетом изложенного, на основании абз. 2 ст. 220 ГПК РФ, ПРОШУ: Производство по делу прекратить, как не подлежащее рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 ГПК РФ, поскольку заявителю Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не предоставленоправо оспаривать решение Совета адвокатской палаты о прекращении дисциплинарного производства на основании заключения квалификационной комиссии. Приложение: 1. Кодекс профессиональной этики адвоката. 2. Проект ФЗ № 320593-3 «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», принятый Государственной Думой третьего созыва в первом чтении 12 сентября 2003 года. 3. Положение о мерах поощрения и видах ответственности членов Адвокатской палаты г. Москвы. 4. Рекомендация Комитета Министров Совета Европы «О свободе осуществления профессии - адвокат» от 25 октября 2000 г. Президент Адвокатской палаты г. Москвы Г. М. Резник


Фотоархив

Все