«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Адвокаты Игорь Трунов и Людмила Айвар выиграли 15 дело в ЕСПЧ

Адвокаты Игорь Трунов и Людмила Айвар выиграли 15 дело в ЕСПЧ, «Криволуцкая против России» теракт Домодедово. Решение № 28008/14, от 17.10.2017 г.

ЕСПЧ признал нарушение Статьи 2 Конвенции – Право на жизнь, и обязательства государства по проведению эффективного расследования.

Суть нарушения - неадекватности мер безопасности, принятых в аэропорту Домодедово в соответствующий момент времени, благодаря чему стал возможен взрыв в этом аэропорту. Террорист смог зайти в здание аэропорта с взрывным устройством из-за неадекватных мер безопасности, установленных в аэропорту, без помощи эффективного уголовного расследования, потерпевшая не доказала гражданскую ответственность ответчиков. Власти знали или должны были знать о приготовлении взрыва.

Суд присудил потерпевшей возмещение морального ущерба в размере 5,000 евро.

Суд присудил 2,000 евро в качестве возмещения юридических издержек.

 

 

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

 

 

 

 

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

ДЕЛО «КРИВОЛУЦКАЯ ПРОТИВ РОССИИ»

(Заявление № 28008/14)

 

РЕШЕНИЕ

 

СТРАСБУРГ

 

17 октября 2017 года

Решение является окончательным, но может быть отредактировано.

 

СОВЕТ ЕВРОПЫ
 

Дело «Криволуцкая против России»,Заявление представляли г-н И. Л. Трунов и г-жа Л. К. Айвар, адвокаты из Москвы.

Рассматривалось Европейским судом по правам человека (Третьей секцией) в составе:

Пере Пастор Виланова, Председатель

Дмитрий Дедов,

Георгиос А. Сергидес, судьи

и ФатошАраци, Заместитель секретаря

В ходе закрытого заседания, которое прошло 26 сентября 2017 года,

Было принято следующее решение:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано по заявлению (№ 28008/14) против Российской Федерации, поданному в Суд в соответствии со Статьёй 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») гражданкой России, г-жой Еленой Владимировной Криволуцкой (далее – «Заявитель») 7 апреля 2014 года.

2. Заявителя представляли адвокат г-н И. Трунов и г-жа Л. Айвар, адвокаты из Москвы.Российское правительство (далее – «Правительство») сначала представлял г-н Г. Матюшкин, представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека, а затем – его преемник, г-н М. Галперин.

3. 16 декабря 2014 года заявление было передано Правительству.

4. Правительство возразило против рассмотрения заявления Комитетом. После рассмотрения возражения со стороны Правительства, Суд его отклонил.

ФАКТЫ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявитель родилась в 1963 и проживает в Москве.

6. 24 января 2011 года, в результате взрыва в аэропорту Домодедово, погибли 37 человек и были ранены более 160. Позже было установлено, что взрыв был вызван террористом-смертником, и организован вооружённой группировкой, действующей на Северном Кавказе. Заявитель, которая во время взрыва находилась в аэропорту, пострадала от множественных телесных повреждений (ранения, ушибы, переломы), которые привели к дальнейшим осложнениям (отёк головного мозга, кома, дыхательная и сердечная недостаточность, а также травматический шок). Повреждения Заявителя угрожали её жизни и нанесли серьёзный вред её здоровью.

А. Уголовное расследование

1. Организация теракта

7. В рамках уголовного расследования произошедшего взрыва следователи арестовали 4 человека. 11 ноября 2013 года Московский областной суд признал их виновными по множеству обвинений, включая совершение теракта, организация преступной группировки, а также незаконное владение огнестрельным оружием и боеприпасами. Трое обвиняемых получили пожизненный срок, а четвёртый был приговорён к десяти годам лишения свободы.

8. 25 ноября 2014 года Верховный суд Российской Федерации поддержал решение от 11 ноября 2013 года в ходе рассмотрения апелляции.

9. Правительство наделило заявителя статусом жертвы. Она не подавала гражданский иск против осуждённых.

2. Предполагаемая ненадёжность службы безопасностиаэропорта

10. 25 января 2011 года власти России начали уголовное расследование обвинений в халатности, выдвинутых против администрации аэропорта, его сотрудников и работающих там полицейских. 22 марта 2011 года заявитель, в ходе судебного разбирательства, получила статус жертвы. 5 марта 2012 года следователь решил этот статус отозвать, и26 марта 2012 года остановил разбирательство.

11. 22 мая 2012 года Заместитель начальника Следственного комитета Российской Федерацииотменил решение от 26 марта 2012 года и заново открыл дела. Разбирательство до сих пор не началось.

12. 3 июля 2013 года Басманный областной суд Москвы отклонил обжалование этого решения, поданное заявителем 5 марта 2012 года.

Б. Гражданский иск о возмещении ущерба

13. В неуказанную дату заявитель обратился с гражданским иском против аэропорта о возмещении ущерба, нанесённого неспособностью службы безопасности аэропорта предотвратить взрыв.

14. 27 августа 2013 года Пресненский областной суд Москвы отклонил требования заявителя о возмещении ущерба. 16 декабря 2013 года Московский городской суд поддержал решение от 27 августа 2013 года.В числе прочего, Городской суд отклонил необоснованные предположения заявителя о том, что террорист-смертник смог пройти в аэропорт ввиду отсутствия металлодетектора на одном из входов в аэропорт, поскольку данный факт был бы установлен в ходе соответствующего уголовного расследования.

ЗАКОН

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 2 КОНВЕНЦИИ

15. Заявитель подал жалобу о том, что Российские власти не соблюли прямое обязательство, наложенное на них Статьёй 2 Конвенции. В частности, она предположила, что взрыв, который нанёс ей ущерб, стал возможен ввиду ненадёжности службы безопасности аэропорта Домодедово. В соответствии со Статьёй 6 Конвенции, она заявила, что власти не провели тщательное расследование действий сотрудников службы безопасности аэропорта и работающих там полицейских. И наконец, она предположила, что у неё не было возможности участвовать в данном расследовании. Суд рассмотрит жалобы заявителя в точки зрения Статьи 2 Конвенции, в которой, в частности, говорится следующее:

«1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом».

16. Правительство оспорило данное заявление. По их мнению, Российские власти соблюли все свои обязательства по Статье 2 Конвенции. В результате теракта в аэропорту Домодедово Заявитель получил телесные повреждения. Её предположения об ответственности Государства в данной ситуации не обоснованы. Система безопасности в аэропорту была в полном соответствии с международными и национальными стандартами. В любом случае, полностью функциональная система безопасности могла лишь минимизировать террористическую угрозу, но не устранить её полностью. Правительство также заявило, что обстоятельства взрыва были полностью раскрыты в ходе уголовного дела против виновных лиц. Следственные и судебные власти установили лиц, ответственных за организацию теракта и привлекли их к ответственности. В ходе соответствующего разбирательства заявителю присудили статус жертвы. Она была вправе подать гражданский иск о возмещении ущерба против обвиняемых как в ходе проводимого уголовного разбирательства, так и в рамках отдельного гражданского разбирательства. Тем не менее, заявитель не сделала ни того, ни другого. С точки зрения Правительства, ввиду отсутствия действий заявителя в данном направлении встаёт вопрос о её соблюдении требований к подаче заявлений в соответствии со Статьёй 35 § 1 Конвенции. Что касается расследования предполагаемой ненадёжности службы безопасности и полицейских в аэропорту, Правительство заявило, что оно всё ещё проводится.Дело было масштабным. На данный момент власти ужепровели 283 судебных экспертизы, опросили более 900 свидетелей, а также провели множество следственных мероприятий (обыски, задержания и т.д.). И наконец, Правительство отметило, что Российские власти не забывали о жертвах взрыва. Все они, включая заявителя, получили финансовую поддержку от Государства. В частности, заявитель получил финансовую помощь в размере 1,900,000 российских рублей.

17. Заявительподала жалобу. Она полагала, что террорист-смертник мог проникнуть в аэропорт Домодедово в результате ненадёжности службы безопасности аэропорта. Если бы сотрудники безопасности и полицейские проводили строгую проверку всех входящих в аэропорт, они смогли бы выявить взрывное устройство и задержать террориста на входе.

А. Приемлемость

1. Применима ли Статья 2 Конвенции

18. Суднастаивает на том, что Статья 2 Конвенции применяется только в случае потери жизни, однако обстоятельства дела и характер нанесённых травм указывают на то, что жизнь заявителя находилась в серьёзной опасности (см. Макарацис против Греции [GC] № 50385/99, § 49, ECHR2004-XI).

19. В рамках текущего дела заявитель стала жертвой теракта в аэропорту Домодедово. В результате, она понесла серьёзные травмы, которые, по мнению российских врачей, представляли угрозу для жизни, и у Суда не было оснований считать по-другому. В результате было решено, что Статья 2 Конвенции в данном случае применима.

2. Исчерпание внутренних средств правовой защиты

20.Поскольку можно понять заявления Правительства о том, что заявитель не исчерпал внутренние средства правовой защиты в отношении своих претензий, Суд полагает, что возражение Правительства связано с разбирательствами, которые власти инициировали для установления террористов, ответственных за взрыв в аэропорту, а также для их привлечения к ответственности. Правительство полагает, что заявительмогла бы получить компенсацию, подав гражданский иск о возмещении ущерба против осуждённых террористов, однако претензии заявителя с теми разбирательствами не связаны. В Суде она оспаривает надёжность службы безопасности аэропорта, а также эффективность проведённого следствия. Соответственно, Суд считает возражения Правительства несостоятельными и отклоняет их.

РЕШЕНИЕ ПО ДЕЛУ КРИВОЛУТСКАЯ ПРОТИВ РОССИИ

3. Вывод

21. Суд пришел к выводу, что эта жалоба не является явно необоснованной в значении Статьи 35 пар. 3 (а) Конвенции. Также Суд отметил, что жалоба не является неприемлемой для рассмотрения по существу ни на каких иных основаниях. Таким образом, она объявляется приемлемой для рассмотрения по существу.

В. Конкретные обстоятельства дела

1. Прямое обязательство по предотвращению угрозы для жизни.

22. В связи с тем, что прямая обязанность государства по предотвращению угроз для жизни закреплена в Статье 2 Конвенции (см. дело Осман против Великобритании от 28 октября 1998 год, пар. 115-16, Сборник судебных решений и определений1998- VIII), Суд отмечает, что заявительница не указывает на то, что Государство не выполнило свою общую обязанность по обеспечению безопасности права на жизнь путем принятия положений уголовного права о сдерживании совершения террористических актов, обеспеченного механизмом проведения законов в жизнь. Также она не оспаривает тот факт, что власти знали или должны были знать о приготовлении взрыва. И наконец, Суд  отмечает, что им не установлено никаких доказательств в поддержку утверждения заявительницы о неадекватности мер безопасности, принятых в аэропорту Домодедово в соответствующий момент времени, благодаря чему стал возможен взрыв в этом аэропорту.

23. С учетом вышесказанного, Суд считает, что в отношении статьи 2 Конвенции касательно прямой обязанности Государства по предотвращению угрозы для жизни, нарушений допущено не было.

2. Процессуальные обязанности

24. Суд подчеркивает, что обязанность по защите права на жизнь в соответствии со статьей 2 Конвенции, которую необходимо читать совместно с общей обязанностью Государства на основании статьи 1 Конвенции по «обеспечению каждому  в пределах (его) юрисдикции прав и свобод, определенных в Конвенции», требует косвенно проведения эффективного официального расследования в случаях гибели людей в подозрительных обстоятельствах. Эта обязанность не ограничена случаями, в которых установлено, что убийство  возникло по вине представителя Государства.  Тот простой факт, что власти были осведомлены о смерти людей, порождает ipsofactoв соответствии со статьей 2 Конвенции обязательство по проведению эффективного расследования обстоятельств, в которых это случилось (см. дело Сабуктеин против Турции, № 27243/95, пар. 98, ECHR2002-II(выдержки); Кавак против Турции, № 53489/99, пар. 45 от 6 июля 2006 года; и Аль-Фаед  против Франции (дек.) № 38501/02, от 27 сентября 2007 года). В ходе расследования должна быть установлена причина травм и определены ответственные лица в целях их наказания (см. Келлер против России № 26824/04, пар. 93 от 17 октября 2013 года).

25. Содержание вышеуказанного обязательства является одним из средств, а не результатов достижения справедливости. Таким образом, власти должны были принять ответственные меры, имеющиеся в их распоряжении, для обеспечения доказательств в отношении инцидента, включая interaliaпоказания свидетелей, данные криминалистической экспертизы, и где необходимо, вскрытия, которые предоставляют полное и точное освидетельствование травм и объективный анализ клинических исследований. Любой недочет расследования, который подрывает его способность установить   ответственное лицо и лиц, приводит к риску нарушения этого стандарта (см. дело Менсон против Великобритании (дек.), № 47916/99, EHCR2003-V, и дело Ражковска против Польши (дек.), № 37393/02 от 27 ноября 2007 года).

26. Суд подчеркнул в решениях по ряду предыдущих случаев, что вовлечение лиц, в расследование, пострадавших от предполагаемого преступления служит гарантией публичной отчетности властей и общественного контроля их действий в проведении расследования. Право участия в судебном расследовании требует, чтобы принятые процедуры обеспечивали необходимую защиту интересов заявителя (сравни, дело Переведенцевы против России, № 39583/05, пар. 118 от 24 апреля 2014 года).

27. По мнению Суда, в настоящем деле применяются вышеуказанные принципы. Он признает важную работу, выполненную расследованием. В целях реконструкции событий, поиска и привлечения ответственных лиц,  а также обеспечения доступа жертв к правосудию, властями проведен ряд расследований. Завершено производство в отношении лиц, вовлеченных в организацию террористических актов. Все еще продолжается расследование предполагаемой халатности сотрудников служб безопасности аэропорта и задействованной полиции.

28. В отношении продолжающегося расследования, Суд отмечает, что следственные органы лишили заявительницу статуса жертвы (см. пар. 9 выше). В результате чего, она лишилась возможности вмешиваться в ход расследования.  Ее никогда не информировали и с ней никогда не консультировались в отношении предполагаемых вещественных доказательств или свидетелей.  У нее не было доступа к материалам расследования и ее не держали в курсе о ходе расследования.

29. И наконец, Суд отмечает, что заявительница подала гражданский иск о возмещении ущерба против руководства аэропорта, заявляя о халатности с их стороны. Ее иск о возмещении ущерба был отклонен именно из-за неспособности доказать, что террорист смог зайти в здание аэропорта с взрывным устройством из-за неадекватных мер безопасности, установленных в аэропорту. Судами двух уровней юрисдикции было указано на то, что эти факты должны были быть доказаны в ходе уголовного расследования. Соответственно, без помощи эффективного уголовного расследования, заявительница была не способна доказать предполагаемую гражданскую ответственности ответчиков.

30. С учетом вышесказанного, Суд считает, что интересы ответчицы не были защищены непредвзятым и адекватным образом, и что расследование не обеспечило достаточный уровень государственной подотчётности для предоставления достаточного уровня общественного контроля над ходом расследования и его результатами.

31. Соответственно, это считается нарушением Статьи 2 Конвенции в отношении обязательства по проведению эффективного расследования.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

32. Заявитель пожаловалась на то, что в ходе уголовного расследования её лишили статуса жертвы. Она ссылалась на Статью 13 Конвенции, в которой говорится следующее:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

33. Правительство оспорило данный аргумент.

34. Заявитель подала жалобу.

35. Суд обратил внимание на то, что жалоба заявителя по этой Статье уже рассматривалась в рамках Статьи 2 Конвенции. Учитывая, что Суд установил нарушение процессуального аспекта Статьи 2 (см. вышеприведённые параграфы 24-31), Суд полагает, что, поскольку жалоба по Статье 13 взаимосвязана с жалобой по Статье 2, нет необходимости проводить отдельное рассмотрение этой жалобы по существу (см.вышеуказанное дело Макарацис против Греции     , §84-86, а также Аник и другие против Турции № 63758/00, § 86 от 5 июня 2007 года, со всеми оговорками).

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

36. В Статье 41 Конвенции говорится следующее:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А. Ущерб

37. Заявитель требует 56,349.29 российских рублей в качестве возмещения материального ущерба, а также 1,000,000 евро в качестве возмещения морального ущерба.

38. Правительство посчитало требования заявителя необоснованными и чрезмерными, а также указало на то, что заявитель уже получила финансовую поддержку от Государства.

39. Суд не усмотрел причинную связь между обнаруженным нарушением и заявленным материальным ущербом, и, следовательно, отклонил данное требование. ОднакоСуд присудил заявителю возмещение морального ущерба в размере 5,000 евро.

Б. Расходы ииздержки

40. Заявитель также потребовала 21,114 евро в качестве возмещения расходов и издержек, понесённых в национальных судах и в Суде. Для представления своих интересов она наняла трёх адвокатов, которые работали по её делу 46 часов с почасовой ставкой 459 евро.

41. Правительство посчитало претензии заявителя необоснованными.

42. В соответствии с доступными документами и собственным прецедентным правом, Суд посчитал обоснованным присудить 2,000 евро в качестве возмещения расходов и издержек.

В. Штрафная ставка

43. Суд считает, что будет уместно, если штрафная ставка будет основана на предельной учётной ставке Европейского центрального банка, плюс три процента.

В СИЛУ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО, СУД, ЕДИНОГЛАСНО

1.         Объявляет приемлемость заявления;

2.         Заявляет, что Статья 2 Конвенции не нарушена в отношениипрямого обязательства по предотвращению угрозы жизни;

3.         Заявляет, что Статья 2 Конвенции нарушена в отношении обязательства по проведению эффективного расследования;

4.         Заявляет, что нет необходимости в отдельном рассмотрении жалобы в отношении Статьи 13 Конвенции;

5.         Заявляет, что

(а) ответчик в лице Государства обязан в течение трёх месяцев выплатить заявителю следующие суммы в валюте страны ответчика и по ставке, применимой на момент выплат:

(i) 5,000 евро (пять тысяч евро), плюс любой взымаемый налог, в качестве возмещения морального ущерба;

(ii)2,000 евро (две тысячи евро),плюс любой налог, взымаемый с заявителя, в качестве компенсации расходов и издержек;

(б) с момента истечения указанного трёхмесячного периода и до совершения положенных выплат, на вышеуказанные суммы будет накладываться простой процент, равный предельной учётной ставке Европейского центрального банка, плюс три процента;

6. Отклоняет остальные требования заявителя о возмещении ущерба.

            Документ составлен на английском языке и, в соответствии с Правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда, подан в письменном виде 17 октября 2017 года.

/подпись/

 

/подпись/

ФатошАраци,

Заместитель секретаря

Пере Пастор Виланова

Председатель

 

 

 



Фотоархив

Все