«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Отсутствует событие преступления по делу предпринимателя Криваша и экс губернатора Маркелова, – Юридическое заключение МГУ Ломоносова, Лингвистическое заключение Института РАН Виноградова.


ЮРИДИЧЕСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

по теме «Анализ наличия элементов состава преступления, правильности уголовно-правовой квалификации применительно к деянию, описание которого (формула обвинения) содержится в предоставленных документах, а также действительности договора купли-продажи ценных бумаг от 30 января 2015 г.»

 

г. Москва                                                                  «31» мая 2017года

Настоящее заключение подготовлено в связи с обращением на юридический факультет Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова доктора юридических наук, профессора, адвоката И.Л. Трунова.

Исходные данные:

Для проведения исследования предоставлены следующие документы, необходимые для правильной оценки фактических обстоятельств:

-          Постановление о возбуждении уголовного дела от 12 апреля 2017 года И.о. руководителя Главного управления по расследованию особо важных дел Следственного комитета Российской Федерации генерал-майора юстиции Рассохова Р.Г.;

-          Постановление о привлечении в качестве обвиняемого Криваша Н.А. от 20 апреля 2017 года;

-          Постановление о привлечении в качестве обвиняемого Маркелова Л.И. от 13 апреля 2017 года;

-          Постановление о привлечении в качестве обвиняемой Кожановой Н.И. от 13 апреля 2017 года;

-          Справка-меморандум о результатах проведения ОРМ «наблюдение» от 09.04.2016 года;

-          Договор купли-продажи обыкновенных именных бездокументарных акций государственный регистрационный номер 1-03-10818-Е ОАО «Тепличное» от 30 января 2015 года;

-          Аудиторское заключение о годовой бухгалтерской отчетности ОАО «Тепличное» на 2014 год на 34 л.;

-          Копия Проекта «Строительства 9,8 Га …» на 22 л.; копия заявки на участие в конкурсе с перепиской на 23 л.;

-          Копия письма на имя Президента РФ от 22.04.2016 г. на 2 л.;

-          Копия письма на имя Министра сельского хозяйства Ткачева А.Н. от 22.01.2016 на 2 л.;

-          Копия письма на имя Министра сельского хозяйства Ткачева А.Н. от 15.02.2016 на 3 л.;

-          Протокол опроса Приедитис А.А. от 16 мая 2017 г. на 3 листах;

-          Протокол опроса Яровиковой И.Н. от 17 мая 2017 г. на 3 листах;

-          Копия приказа о назначении на должность Приедитиса А.А. от 18 марта 2015 г. на 1 л.;

-          Копия доверенности на Приедитиса А.А. и Яровикову И.Н. на 1 л.;

-          Протокол опроса Щербаковой И.Ю. от 22 мая 2017 г. на 4-х л.;

-          Протокол опроса Долгушевой И.Б. от 22 мая 2017 г. на 6 л.;

-          Копия приказа о приеме на работу Яровиковой И.Н. от 18 марта 2015 г. На 1 л.;

-          Протокол допроса свидетеля Бергман А.И. от 12 мая 2014 г. на 5 л.;

-          Протокол допроса свидетеля Нестеренко А.А. от 20.04.2017 г. на 4 л.;

-          Протокол допроса свидетеля Савченко Н.А. от 03.05.2017 г. на 8 л..

 

В целях исследования необходимо проанализировать:

Нормативные правовые акты, посвящённые вопросам настоящего юридического заключения, в том, числе Конституцию РФ, Уголовный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ, ФЗ о рынке ценных бумаг, иные нормативные правовые акты, правовую литературу, а также предоставленные документы.

 

Поставленные вопросы:

Необходимо подготовить юридическое заключение по правовым проблемам:

1.                            Анализ наличия элементов состава преступления, правильности уголовно-правовой квалификации применительно к деянию, описание которого (формула обвинения) содержится в предоставленных документах.

2.                            Анализ действительности договора купли-продажи ценных бумаг от 30 января 2015 г.

 

 


1.                 Анализ наличия элементов состава преступления, правильности уголовно-правовой квалификации применительно к деянию, описание которого (формула обвинения) содержится в предоставленных документах

Согласно п. 4 ч. 2 ст. 146 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) в постановлении о возбуждении уголовного дела указываются пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, на основании которых возбуждается уголовное дело. В силу п. 5 ч. 2 ст. 171 УПК РФ аналогичные сведения должны быть указаны в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Кривашу Н.А. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291 УК РФ (постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 20.04.2017). В ч. 5 ст. 291 УК РФ установлена уголовная ответственность за деяния, предусмотренные ч. 1 – 4 ст. 291 УК РФ, совершенные в особо крупном размере. Маркелову Л.И. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 290 УК РФ (постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 13.04.2017).В ч. 6 ст. 290 УК РФ установлена уголовная ответственность за деяния, предусмотренные ч. 1, 3, 4, п. «а» и «б» ч. 5 ст. 290 УК РФ, совершенные в особо крупном размере.

В соответствии с ч. 1 ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 290 и ч. 1 ст. 291 УК РФ в качестве предмета получения (дачи) взятки могут выступать деньги, ценные бумаги, иное имущество, незаконное оказание услуг имущественного характера, предоставление иных имущественных прав. В постановлении о возбуждении уголовного дела от 12.04.2017 указано, что «Кожанова Н.И. и другие неустановленные лица … получили при неустановленных обстоятельствах простые векселя на предъявителя, выданные подконтрольными Кривашу Н.А. коммерческими организациями. После чего Кожанова Н.И. и другие неустановленные лица … с целью завуалирования получения взятки Маркеловым Л.И. предъявили и обналичили указанные ценные бумаги, зачислив полученные по ним денежные средства в размере 235 275 000 рублей на расчётный счёт … ООО «ТЕЛЕКОМПАНИЯ 12 РЕГИОН» …». Аналогичные сведения о предмете получения взятки содержатся в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Маркелова Л.И. от 13.04.2017, Кожановой Н.И. от 13.04.2017 и Криваша Н.А. от 20.04.2017.Иными словами, были переданы простые векселя на предъявителя, которые в дальнейшем обналичены, а средства переведены на расчётный счёт ООО «ТЕЛЕКОМПАНИЯ 12 РЕГИОН». Маркелов Л.И. обвиняется в том, что он получил от Криваша Н.А. через посредника Кожанову Н.И. и других неустановленных лиц, а Криваш Н.А., соответственно, передал через посредника Кожанову Н.И. и других неустановленных лицвзятку в особо крупном размере в виде денег в общей сумме 235 275 000 рублей. Соответственно, предметом взятки по версии следствия выступают денежные средства.

В то же время, исходя из представленных сведений, невозможно установить, передавались ли Маркелову Л.И. денежные средства от ООО «ТЕЛЕКОМПАНИЯ 12 РЕГИОН». Данный факт является важным и необходимым обстоятельством, подлежащим в соответствии со ст. 73 УПК РФ доказыванию по уголовному делу.

Объективная сторона преступления, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 291 УК РФ, в действующей редакции уголовного закона состоит в даче взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника (в том числе когда взятка по указанию должностного лица передается иному физическому или юридическому лицу).

Объективная сторона преступления, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 290 УК РФ, в действующей редакции уголовного закона состоит в получении лично или через посредника предмета взятки (в том числе когда взятка по указанию должностного лица передаётся иному физическому или юридическому лицу) за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если указанные действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать указанным действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе.

Получение (дача) взятки иным лицом. В действующей редакции ч. 1 ст. 291 и ч. 1 ст. 290 УК РФ сформулированы уголовно-правовые запреты, в том числе связанные с тем, что «взятка по указанию должностного лица передаётся иному физическому или юридическому лицу». Однако соответствующие изменения в ч. 1 ст. 291 и ч. 1 ст. 290 УК РФ внесены Федеральным законом от 03.07.2016 № 324-ФЗ (вступили в силу 15.07.2016). В пояснительной записке к проекту названного федерального закона указывалось, что «в диспозиции статей 184, 204, 290 Уголовного кодекса Российской Федерации вносятся изменения, позволяющие признавать преступлениями случаи, когда … [предмет взятки] … предоставляются не самому должностному лицу …, а по его указанию другому физическому или юридическому лицу. Криминализация указанных деяний обусловлена необходимостью взятых на себя Российской Федерацией международно-правовых обязательств …». В вину Кривашу Н.А. и Маркелову Л.И. вменяются деяния, которые по версии следствия совершены ими в период до вступления в силу названного закона. В соответствии с ч. 1 ст. 10 УК РФ уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Следовательно, действующая редакция ст. 291 и 290 УК РФ, расширяющая характеристику объективной стороны, не может быть применена к действиям, предположительно совершённым Кривашом Н.А. и Маркеловым Л.И. до вступления закона в силу.

Согласно п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» получение и дача взятки считаются оконченными с момента принятия должностным лицом хотя бы части передаваемых ему ценностей. В силу п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» если за совершение должностным лицом действий (бездействие) по службе имущество передаётся, имущественные права предоставляются, услуги имущественного характера оказываются не лично ему либо его родным или близким, а заведомо другим лицам, в том числе юридическим, и должностное лицо, его родные или близкие не извлекают из этого имущественную выгоду, содеянное не может быть квалифицировано как получение взятки (например, принятие руководителем государственного или муниципального учреждения спонсорской помощи для обеспечения деятельности данного учреждения за совершение им действий по службе в пользу лиц, оказавших такую помощь).

 

Соответственно, получение денежных средств ООО «ТЕЛЕКОМПАНИЯ 12 РЕГИОН» в условиях недоказанности их дальнейшей передачи Маркелову Л.И. не может рассматриваться как получение Маркеловым Л.И. взятки. В данном случае, исходя из представленных сведений, принятия Маркеловым Л.И. денежных средств не было, поэтому основания рассматривать совершенные им деяния как получение взятки отсутствуют.

Представленные материалы не свидетельствуют о выполнении Кривашом Н.А. объективной стороны преступления, ответственность за которое установлена ст. 291 УК РФ, поскольку Криваш Н.А.ни лично, ни через посредников взятку не передавал. То обстоятельство, что «Кожанова Н.И. и другие неустановленные лица … получили при неустановленных обстоятельствах простые векселя на предъявителя, выданные подконтрольными Кривашу Н.А. коммерческими организациями» (постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Криваша Н.А. от 20.04.2017) не подтверждает факта дачи взятки, поскольку договор купли-продажи ценных бумаг от 30.01.2015 является действительным (подробнее в п. 2 настоящего юридического заключения).

Общее покровительство и способствование совершению действий. Для квалификации деяния лица по ст. 290 УК РФ требуется установить, что взятка получена должностным лицом за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если указанные действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать указанным действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе.

В вину Маркелову Л.И. вменяется то, что он получил взятку за способствование в пользу Криваша Н.А. совершению действий подчинёнными ему должностными лицами по преимущественной выплате значительного объёма средств государственной поддержки, а равно за общее покровительство его коммерческой деятельности.

Общее покровительство.В соответствии с п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» при получении взятки за общее покровительство конкретные действия (бездействие), за которые она получена, на момент её принятия не оговариваются взяткодателем и взяткополучателем, а лишь осознаются ими как вероятные, возможные в будущем. Относящиеся к общему покровительству действия (бездействие) могут быть совершены должностным лицом в пользу как подчинённых, так и иных лиц, на которых распространяются его надзорные, контрольные или иные функции представителя власти, а также его организационно-распорядительные функции. Ни в постановлении о возбуждении уголовного дела от 12.04.2017, ни в постановлении о привлечении Маркелова Л.Т. в качестве обвиняемого от 13.04.2017,ни в постановлении о 20.04.2017 г.о привлечении Криваша Н.А. в качестве обвиняемого не указано, в чем именно состояло общее покровительство коммерческой деятельности Криваша Н.А., в связи с чем вменение данного признака должным образом не обосновано.

Кроме того, как отметил Верховный Суд Российской Федерации в кассационном определении от 07.11.2012 № 49-О12-61 «согласно диспозиции ст. 290 УК РФ предоставление услуг материального характера происходит взамен покровительства должностного лица. Данное обстоятельство должно охватываться умыслом, как взяткодателя, так и взяткополучателя. В противном случае оснований для вывода о получении взятки, не имеется». Сходным образом решается вопрос и о предоставлении денежных средств взаимен покровительства должностного лица.

Способствование совершению действий.В соответствии с п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» способствование должностным лицом в силу своего должностного положения совершению действий (бездействию) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц выражается в использовании взяткополучателем авторитета и иных возможностей занимаемой должности для оказания воздействия на других должностных лиц в целях совершения ими указанных действий (бездействия) по службе. Такое воздействие заключается в склонении другого должностного лица к совершению соответствующих действий (бездействию) путём уговоров, обещаний, принуждения и др. В доктрине уголовного права отмечается, что воздействие осуществляется путём предъявления требования. Так, профессор П.С. Яни, член научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации, отмечает, что «требованием это следует назвать потому, что должностное воздействие … обязательно подкрепляется наличием у подкупленного чиновника служебной возможности … использовать в отношении убеждаемого им должностного лица свои должностные полномочия либо должностное положение, в результате чего для последнего наступят неблагоприятные последствия» (Яни П.С. Новые вопросы квалификации взяточничества // Законность. 2014. № 8. С. 23 – 27).

Следствие вменяет Кривашу Н.А., что он передал должностному лицу, Главе Республики Марий Эл Маркелову Л.И. то, что последний давал указания должностным лицам министерств произвести преимущественную выплату ООО «ПТИЦЕФАБРИКА АКАШЕВСКАЯ». Однако наличие у Маркелова Л.И. властных полномочий и осуществление им общего руководства Республикой Марий Эл, в том числе руководство деятельностью Министерства сельского хозяйства и продовольствия и Министерства финансов, входящих в Правительство Республики Марий Эл, не доказывает способствования получению средств государственной поддержки. В соответствии с Конституцией Республики Марий Эл (принята Конституционным Собранием Республики Марий Эл 24.06.1995), Государственной программой развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 – 2020 годы (утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 14.07.2012 № 717), федеральным законом о государственной службе, своими должностными обязанностями Маркелов Л.И., как Глава Республики Марий Эл, был обязан развивать приоритетные направления агропромышленного комплекса и животноводства, оказывать им содействие.

Более того, с 2008 года на федеральном уровне была принята Государственная программа развития сельского хозяйства, утвержденная правительством РФ в целях обеспечения импортозамещения продуктов питания. Участие в программе регулировалось Постановлением правительства РФ №1460.

Документы на участие в Государственной программе рассматривались на Комиссии по отбору инвестиционных проектов при Министерстве сельского хозяйства РФ. Далее, вся процедура регулировалась вышеназванными нормативно-правовыми актами.

Итак, в действиях Криваша Н.А. и Маркелова Л.И. отсутствуют признаки объективной стороны преступлений, ответственность за которое установлена в ст. 291 и 290 УК РФ соответственно.

Субъективная сторона дачи (получения) взяткихарактеризуется прямым умыслом. Представленные материалы не подтверждают наличие у Криваша Н.А. иМаркелова Л.И. умысла на получение взятки. Напротив, изучение представленных материалов свидетельствует об отсутствии в действиях указанных лиц события преступления. В соответствии с ч. 2 ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Субъект преступления, ответственность за которое установлена ст. 290 УК РФ, является специальным – должностное лицо, иностранное должностное лицо либо должностное лицо публичной международной организации. В соответствии с п. 1 примечаний к ст. 285 УК РФ должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Маркелов Л.И. являлся должностным лицом, осуществлявшим на момент совершения инкриминируемого ему деяния функции представителя власти на постоянной основе.

 

2.                 Анализ действительности договора купли-продажи ценных бумаг от 30 января 2015 г.

В настоящем заключении на предмет его действительности исследуется Договор купли-продажи ценных бумаг от 30 января 2015 г. (далее – Договор).

Рассматриваемый Договор является двусторонней сделкой. В российском законодательстве сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ).

С позиций юридической доктрины состав сделки одинаков независимо от субъекта, ее совершающего. Принято выделять следующие элементы состава: субъекты сделки, ее предмет, содержание, воля, волеизъявление, форма сделки. Иногда говорят и о субъективной стороне сделки, под которой понимают мотив, цель сделки. Действительность сделки означает признание за ней качеств юридического факта, порождающего тот правовой результат, к которому стремились субъекты сделки. Она определяется законодательством посредством следующей системы условий: а) законность содержания; б) способность физических и юридических лиц, совершающих ее, к участию в сделке; в) соответствие воли и волеизъявления; г) соблюдение формы сделки (Российское гражданское право: учебник: в 2 т. / В.С. Ем, И.А. Зенин, Н.В. Козлова и др.; отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. Т. 1.).

Сторонами договора купли-продажи являются продавец и покупатель. Рассматриваемый Договор заключен между двумя физическими лицами: Маркеловой Т.И., действующей в лице Кожановой Н.И. по доверенности, в качестве продавца и Савченко Н.А. в качестве покупателя.

По договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).Условие договора купли-продажи о товаре является его существенным условием. Оно считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара (п. 3 ст. 455 ГК). Причем этого достаточно для признания договора купли-продажи заключенным. Все остальные условия, относящиеся к предмету договора купли-продажи, могут быть определены в соответствии с диспозитивными нормами, содержащимися в ГК.

Предметом рассматриваемого Договора являлась передача 33487 обыкновенных именных бездокументарных акций, государственный рег. номер 1-03-10818-Е и 5560 привилегированных именных бездокументарных акций, государственный рег. номер 08-1-449, эмитент ОАО «ТЕПЛИЧНОЕ». Условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара, что в данном случае определено через количество передаваемых по Договору акций и указание государственных номеров их выпусков, номинала ценной бумаги и цены за одну акцию. Таким образом, объект продажи в данном случае надлежаще идентифицирован.

Требования, предъявляемые к качеству товара, должны быть предусмотрены договором купли-продажи. Если договор не содержит условия о качестве, продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется (ст. 469 ГК РФ). Рассматриваемый Договор не содержит условия о качестве товара, что не противоречит российскому законодательству, поскольку Договор регулирует передачу права собственности на бездокументарные ценные бумаги – акции.

Договор может быть заключен на куплю-продажу товара, имеющегося в наличии у продавца в момент заключения договора. При этом, продавец обязан передать покупателю товар свободным от любых прав третьих лиц, за исключением случая, когда покупатель согласился принять товар, обремененный правами третьих лиц (ст. 460 ГК РФ). В рассматриваемом Договоре устанавливается, что ценные бумаги принадлежат продавцу на праве собственности и не обременены залогом, что в полной мере соответствует российскому законодательству.

Покупатель обязан оплатить товар по цене, предусмотренной договором купли-продажи. Общая сумма сделки по рассматриваемому Договору определена как 250017941 рубль. Кроме того, в Договоре стороны определили также порядок оплаты ценных бумаг. Общая сумма сделки разбита на три части, оплата которых должна произойти до наступлении трех определенных Договором дат (20 февраля 2015 г., 31 марта 2015 г., 30 июня 2015 г.). Данные положения Договора соответствуют российскому законодательству.

К продаже ценных бумаг положения о купле-продаже применяются, если законом не установлены специальные правила их продажи. Согласно ст. 27.6-28 Федерального закона от 22 мая 1996 г. № 39 «О рынке ценных бумаг» (далее – Закон о рынке ценных бумаг), совершение сделок, влекущих за собой переход прав собственности на эмиссионные ценные бумаги, допускается после государственной регистрации их выпуска или присвоения их выпуску идентификационного номера. Права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверяются по общему правилу записями на лицевых счетах у держателя реестра. В рассматриваемом Договоре установлен порядок перехода права собственности на указанные ценные бумаги от продавца к покупателю после внесения изменений в реестр владельцев ценных бумаг, что отвечает требованиям российского законодательства.

Переход прав собственности на эмиссионные ценные бумаги запрещается до их полной оплаты. В рассматриваемом Договоре установлено, что продавец оформит передаточное распоряжение реестродержателю в пользу покупателя после полной оплаты по Договору. В данной части Договор соответствует нормам российского законодательства.

В соответствии со ст. 29Закона о рынке ценных бумаг, права, закрепленные эмиссионной ценной бумагой, переходят к их приобретателю с момента перехода прав на эту ценную бумагу. В рассматриваемом Договоре устанавливается, что передача ценных бумаг влечет за собой передачу всех прав в совокупности, вытекающих из права владения такими ценными бумагами, что в полной мере соответствует Закону.

Понятие сделки, данное в ст. 153 ГК РФ, включает указание на то, что это а) волевой акт (действие), б) она имеет определенную направленность (на возникновение прав и обязанностей). То есть для того, чтобы определенное явление могло квалифицироваться как сделка, должны быть установлены наличие воли и ее надлежащая направленность. Лица, чьи интересы затрагиваются при совершении сделки физическими лицами, поименованы в самой сделке. Формирование и выражение воли гражданина, как правило, не регулируется правом. Действительность сделки предполагает совпадение воли и волеизъявления. Несоответствие между действительными желаниями, намерениями лица и их выражением вовне может служить основанием признания сделки недействительной. При этом, до обнаружения судом указанного несовпадения действует презумпция совпадения воли и волеизъявления. В данной части Договор соответствует нормам российского законодательства.

Сделки совершаются устно или в письменной форме (простой или нотариальной). Сделки граждан между собой на сумму, превышающую десять тысяч рублей, совершаются в простой письменной форме (ст. 161 ГК РФ). Сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Рассматриваемый Договор заключен в письменной форме, подписан лицами, управомоченными на его подписание. Таким образом, форма сделки в отношении Договора соответствует нормам российского законодательства.

Таким образом, из анализа действующего российского законодательства и условий Договора следует, что все закрепленные в Договоре условия полностью соответствуют российскому законодательству, в частности ГК РФ и Закону о рынке ценных бумаг.

В постановлении о возбуждении уголовного дела от 12 апреля 2017 г. и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 13 апреля 2017 г. говорится о «подписании … фиктивного договора купли-продажи 39047 обыкновенных и привилегированных именных бездокументарных акций ОАО «Тепличное» за 250017941 рублей, составляющих 90,263% от уставного капитала Общества», а также о «преступной договоренности о безвозмездной передаче денежных средств в размере не менее 250 млн. рублей, завуалированных под сделку купли-продажи акций финансово-убыточного  ОАО «Тепличное»». Вместе с тем, анализ указанного договора не содержит оснований полагать, что сделка была «фиктивной» или «завуалированной».

Гражданское законодательство и правоприменительная практика не оперируют понятием «фиктивной сделки» или «завуалированной сделки». В научной литературе фиктивная сделка в предпринимательской деятельности определяется как противоправные действия, совершенные с целью причинения ущерба участнику сделки или третьим лицам посредством введения их в заблуждение относительно действительных обстоятельств в намерении, либо путем заведомого неисполнения обязательств по сделке (см.: Котин В. Фиктивные сделки в предпринимательской деятельности // Законность. 2005. № 10. С. 17).Сущность большинства оснований недействительности сделок, особенно фиктивных, проявляется в том, что они олицетворяют собой намеренный обман, влияют на экономические интересы других участников, становятся инструментом в руках недобросовестных участников и используются для получения заранее запланированного правового результата (см.: Бобровская О.Н., Бежецкий А.Ю. Фиктивные сделки и их юридические последствия в группе оснований недействительности сделки // Юрист. 2012. № 2.      С. 8 - 9).

В науке гражданского права термин «фиктивная сделка» не используется, а применяется термин недействительная сделка. Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не обладает качествами юридического факта, способного породить те гражданско-правовые последствия, наступления которых желали субъекты. Недействительность сделки может быть обусловлена: а) незаконностью ее содержания; б) неспособностью физических и юридических лиц, совершающих ее, к участию в сделке; в) несоответствием воли и волеизъявления участников сделки; г) несоблюдением формы сделки (Российское гражданское право: учебник: в 2 т. / В.С. Ем, И.А. Зенин, Н.В. Козлова и др.; отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. Т. 1.). Согласно п. 1 ст. 166 ГК сделка считается недействительной по основаниям, установленным законом и иными правовыми актами, в силу признания таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Общие основания недействительности закреплены в гл. 9 ГК нормами о ничтожности следующих сделок: совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК); мнимых и притворных (ст. 170 ГК); совершенных гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 171 ГК); г) совершенных несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст. 172 ГК); д) совершенных с нарушением формы, если закон специально предусматривает такое последствие (п. 2 и 3 ст. 162 и п. 1 ст. 165 ГК); совершенных с нарушением требований об их государственной регистрации (п. 1 ст. 165 ГК). Кроме того, нормы об оспоримости сделок предусматривают следующие основания: совершение сделки с выходом за пределы ограничений полномочий на совершение сделки (ст. 174 ГК); совершение сделки несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК); совершение сделки гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176 ГК); совершение сделки гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК); совершение сделки под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК); совершение сделки под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК).

Из рассматриваемого Договора и иных представленных документов не следует, что сделка совершена лицами недееспособными, непонимающими свои действия и неспособными руководить ими, а также неизвестно о факте совершения сделки с  превышением полномочий. Следовательно, отсутствуют основания признания сделки недействительной по ст. 171, 172, 174, 175, 176, 177 ГК РФ. Также нет оснований полагать, что сделка была совершена под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств. Следовательно, нет оснований полагать, что к Договору могут быть применены основания недействительности, предусмотренные ст. 178, 179 ГК РФ.

Сделка совершена в должной форме, требование о государственной регистрации не нарушено, следовательно отсутствует основания недействительности сделки, предусмотренные в ст. 162, 165 ГК РФ.

Мнимая сделка определяется как сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.(п. 1 ст. 170 ГК РФ). Закон объявляет ее ничтожной в силу отсутствия существенного признака сделки, определенного ст. 153 ГК РФ, а именно специальной направленности волевого акта на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Суды отмечают, что сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон, поэтому совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Поэтому факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Обстоятельства устанавливаются на основе оценки совокупности согласующихся между собой доказательств (Определение Верховного Суда РФ от 25 июля 2016 г. по делу                   № 305-ЭС16-2411, А41-48518/2014). Установление обстоятельств, которые свидетельствуют о совершении конкретных действий, направленных на создание соответствующих заключенным сделкам правовых последствий, исключает применение п. 1 ст. 170 ГК РФ (Определение Верховного Суда РФ от 28 мая 2013 г. № 5-КГ13-49).  В нашем распоряжении отсутствуют доказательства мнимости сделки, а следовательно не представляется возможным сделать вывод о ее мнимости.

Притворная сделка представляет собой  сделку, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях (ст. 170 ГК РФ). Притворная сделка сама по себе – сделка законная, но стороны вовсе не желают ее, и потому она не получает силы: этой сделкой стороны прикрывают какую-то по общему правилу незаконную сделку. Представленные для анализа материалы не дают основание определить Договор в качестве притворной сделки.

В соответствии с ГК РФ сделка также может быть признана недействительной по таким основаниям как ее заключение с целью, противной основам правопорядка или нравственности. Исходя из анализа представленных материалов и условий Договора, такие цели в Договоре отсутствуют.


Исходя из гражданского законодательства Российской Федерации рассматриваемый Договор купли-продажи ценных бумаг от 30 января 2015 г. обладает всеми признаками действительной сделки, то есть качествами юридического факта, порождающего те гражданско-правовые последствия (правовой результат), наступления которых желают лица, вступающие в сделку и которые определены законом для этой сделки.

Вывод:

По результатам правового исследования можно сделать вывод о том, что отсутствуют правовые основания для квалификации действий Криваша Н.А по ч. 5 ст. 291 УК РФ, а действий Маркелова Л.И. – по ч. 6 ст. 290 УК РФ.

Договор купли-продажи ценных бумаг от 30 января 2015 г. обладает всеми признаками действительной сделки.

 

Заведующий кафедрой

предпринимательского права

юридического факультета

Московского государственного

университета имени М.В. Ломоносова,

Заслуженный юрист РФ,

доктор юридических наук, профессор                                                                       Е.П. Губин

 

Профессор кафедры

предпринимательского права

юридического факультета

Московского государственного

университета имени М.В. Ломоносова,

доктор юридических наук                                                                                 И.С. Шиткина

 

Доцент кафедры

предпринимательского права

юридического факультета

Московского государственного

университета имени М.В. Ломоносова,

кандидат юридических наук                                                                             А.В. Белицкая

 

Доцент кафедры

уголовного права и криминологии

юридического факультета

Московского государственного

университета имени М.В. Ломоносова,

кандидат юридических наук                                                                             Г.И. Богуш

 

 

 

 

 

Лингвистическое заключение

(заключение специалиста)

Москва                                                                                                                                26.05.2017

Лингвистическое заключение подготовлено на основании запроса д.ю.н., профессора, адвоката Трунова Игоря Леонидовичаот 15 мая 2017 года о проведении лингвистического исследования фрагментов разговоров между Маркеловым Л.И., Кожановой Н.И. и Кривашом Н.А., воспроизведенных в документе «Справка-меморандум о результатах проведения ОРМ “наблюдение” №66/4/2-5837 от 09 апреля 2016 г., для ответа на следующие вопросы:

1) Каковы основные темы, обсуждаемые участниками диалогов? Кто является инициатором обсуждения выявленных тем?

2) Обуславливает ли Маркелов Л.И. свои действия (бездействие) в пользу Криваша Н.А. получением от этого лица того или иного ресурса (денег, покровительства, привилегий и пр.)?

3) Имеются ли в репликах Маркелова Л.И. угрозы в адрес Криваша Н.А. или других участников разговоров? Если да, то каково их содержание?

4) Обнаруживаются ли какие-либо побуждения со стороны Криваша Н.А. в адрес Маркелова Л.И.? Если да, то какова их семантика?

Исследование проведено заведующим отделом экспериментальной лексикографии Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН доктором филологических наук,профессором Барановым Анатолием Николаевичем (стаж работы по специальности – 37лет).

Специалисту предоставленадля исследования копия документа: «Справка-меморандум о результатах проведения ОРМ “наблюдение”» от 09.04.2017 за подписью Начальника 2 отделения ОЭБ УФСБ России по Республики Марий Эл подполковником А.Ю. Смирновым № 66/4/2-5837 (далее – «Справка-меморандум»).

При проведении научного исследования были использованы методы изучения семантики диалога, разрабатываемые в теории диалога в работах Л.П. Якубинского[1], Т.Г. Винокура[2], методы теории речевых актов, а также методы исследования семантики речевых форм с помощью синонимических преобразований и реферирования текста[3].

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. М., 1974.

Баранов А.Н. Семантика угрозы в лингвистической экспертизе текста // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии. Вып. 12 (19). По материалам международной конференции «Диалог» (2013). Т. 1. М., 2013.

Баранов А.Н. Активность участника коммуникации: методы лингвистического анализа // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: По материалам ежегодной Международной конференции «Диалог» (Бекасово, 4 — 8 июня 2014 г.). Вып. 13 (20). М.: Изд-во РГГУ, 2014, с. 43-52.

Баранов А.Н. Семантика угрозы в лингвистической экспертизе текста // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии. Вып. 12 (19). По материалам международной конференции «Диалог» (2013). Т. 1. М., 2013.

Винокур Т.Г. О некоторых синтаксических особенностях диалогической речи // Исследования по грамматике русского литературного языка. М., 1955.

Диалоговое взаимодействие и представление знаний /Под ред. А.С.Нариньяни. Новосибирск, 1985.

Падучева Е.В.Высказывание и его соотнесенность с действительностью. М., 1985.

Серль Дж. Косвенные речевые акты // Новое в зарубежной лингвистике: Вып. 17. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1986.

Соловьева А.К. О некоторых общих вопросах диалога // Вопросы языкознания. 1965, № 6.

Якубинский Л.П. О диалогической речи. // Русская речь. Петроград, 1923.

 

 

Лингвистическое исследование

Общая характеристика предоставленных материалов

Исследуемыйматериал представляет собой письменную запись спонтанных(неподготовленных) диалогов– разговоровмежду тремялюдьми(собеседниками), обозначенными в транскриптах[4] «ЛИ» (Маркелов Л.И.), «Ж» (Кожанова Н.И.) и «К» (Криваш Н.А.). В «Справке-меморандуме» приводятся лишь фрагменты разговоров, содержание оставшихся частей передается в изложении с неясной степенью подробности.

Диалогикасаютсяделовых тем, причем тематика разговоров ограничена (см. подробнее анализ в ответе на вопрос № 1). Реплики участников семантически и синтаксически часто неполны, во многих случаях отсутствует согласованность реплик по смыслу (семантике) и коммуникативной функции. Коммуникация в целом неконфликтна,участники доброжелательны друг к другу. Стиль общения, преимущественно, разговорный; участники иногда используют обсценные (нецензурные)выражения.

 

Ответ на вопрос № 1

Каковы основные темы, осуждаемые участниками диалогов? Кто является инициатором обсуждения выявленных тем?

Выявление тем разговоров в предоставленных материалахпроисходило на основе объединения словреплик участниковв семантически сходные группы (семантические поля) и определениятематических компонентов предложений (в противопоставлении «тема – рема»). В самом общем смысле тема беседы – то, что обсуждается участниками, названное одним словом или словосочетанием.

В «Справке-меморандуме» представлены два фрагмента разговоров: первый относится к 09.02.2016 (участники ЛИ, Ж и К), а второй – к 11.02.2016 (непосредственные участники ЛИ и К). Рассмотрим эти фрагменты последовательно.

Во фрагменте разговора 09.02.2016 основная обсуждаемая тема: «выплата Кривашом Н.А. 20 млн. рублей за ОАО “Тепличное”». Участник ЛИ сообщает, что он не спал ночью из-за проблемы с выплатой денег за «Тепличное»:

ЛИ – Я тебя этим, другим вспоминаю, всю ночь не спал из-за тебя.

К – А что?

ЛИ – А что? У меня мачеха моя спрашивает, … пришли, надо сейчас декларацию писать. А у меня денег нет платить за аренду. Ты же обещал заплатить 20 млн. за «Тепличное». А получается, что у нас их нет. Они... Что мне делать?

В рамках обсуждения темы «выплата Кривашом Н.А. …» участником ЛИ вводится тема «обещания выплаты денег» (Ты же обещал заплатить 20 млн. за «Тепличное»). Участник К обещает выплатить часть денег: К – Сейчас, сегодня, наверное, через некоторое время часть денег.

Участник ЛИ указывает, что нужна сумма в 25 млн., а участница Ж говорит, что эта сумма необходима для выплаты налога (тема «налога»), а участник ЛИ ее поддерживает:

ЛИ – Мне надо там 25 млн. Ты же представь?

Ж – Заплатить налог. Вот за эти суммы надо 25 миллионов сейчас заплатить. Как раз вот сейчас уже.

ЛИ – В апреле последний срок, сейчас надо декларацию сдавать. Я боюсь даже и говорить ей про декларацию, там 25 млн.

Из пояснений участника ЛИ следует, что проблемная ситуация возникла из-за того, что участник ЛИ был вынужден после развода оформить на мачеху имущество (темы «имущества» и «мачехи»):

ЛИ – <…> У меня на ней все висит, все имущество. Потому что я с женой развелся, все на нее повесил. Мне «кровь из носа» надо, чтобы ты рассчитался. Я же у тебя не прошу чего-то там. Взятку какую-то. Отдай за то, что ты должен отдать за акции и все. Вопросов нет. Какая проблема-то?

Участник ЛИ в приведенной реплике подчеркивает, что речь идет не о взятке, а о сумме денег, которую участник К должен отдать за акции (тема «платы за акции»): Я же у тебя не прошу чего-то там. Взятку какую-то. Отдай за то, что ты должен отдать за акции и все.

Убеждая участника К, участник ЛИ указывает на то, что он ранее помог участнику К в сложной ситуации (тема «помощи Кривашу Н.А.»):

ЛИ – <…> На тебя нападала «белгородская фирма», ты говоришь: «Л.И, спасайте меня! А то у меня там, блядь, не получается ничего». Т.е. меня можно кинуть, блядь. А с ними, которые подали на тебя в суд. Вот интересный ты человек? Человек, который тебя спасает, ты не хочешь с ним рассчитываться.

Темы «обещания выплаты денег» и «платы за акции» повторяется в словах участника ЛИ и далее:

ЛИ – Коль, ты должен был отдать в январе как договоренность такая есть. И мы хотели этот депозит положить на оплату залогов, 20 млн. рублей. Ты отдал три. В феврале ты не отдал ни рубля. Хотя обещал дать еще 20-ть. Рассчитаться по акциям.

В репликах участника ЛИ повторяется также тема «мачехи» как аргумент в пользу сложности возникшей ситуации:

ЛИ – <…> Ты представляешь, как я сейчас мачехе скажу, ты за дом 25 млн. заплати. А где она… 25 миллионов для нее цирк, пенсионерки. Единственное условие было, почему я оформлял все это, она сказала: «я ничего не знаю, ты все делаешь, никаких ко мне претензий, никаких».

Участница Ж указывает на деньги, которые были в «Тепличном» (тема «денег в “Тепличном”»):

Ж – А что, вы нам не будете отдавать те деньги, от «Тепличного»? У вас же там как сейчас, в «Тепличном»? Вы когда в «Тепличное» зашли, там же тоже 50 млн. лишние.

ЛИ – Мы сейчас за них проценты платим.

Участник К в ответ на просьбы о выплате денег говорит об убытках (тема «убытков»): К – В этом месяце одни убытки, сейчас загасим.

Разговор от 11.02.2016 воспроизводится в «Справке-меморандуме» фрагментарно – в виде последовательности разрозненных реплик, связанных вместе комментариями автора данного документа. Тем самым, сопоставить этим небольшим фрагментам какую-то общую тему, не представляется возможным. В имеющихся последовательностях реплик разговора от 11.02.2016 реализуются несколько тем. Во-первых, это тема «решения суда», которую вводит участник К:

К – Они уже разложили, так? Вчера уже было официальное решение суда … и тем более мы уже им половину заплатили.

Во-вторых, в представленных репликах обнаруживается тема «беседы с силовиками», которую вводит участник ЛИ:

ЛИ – <…> Поэтому ты просто имей в виду. Я сейчас со всеми силовиками переговорю, чтобы тебя не трогали.

В-третьих, в «Справке-меморандуме» воспроизводится разговор участника ЛИ с директором Марийского регионального филиала АО «Россельхозбанк», в котором вводится тема «снижение ставки»:

ЛИ – Привет, Георгий? Слушай, а когда ты Николаю Андроновичу документы отправишь по снижению ставки? Он говорит, договорился. Ну, ему там рассрочку дают и оборотку, имеется в виду вот это. А на снижение ставки, что нужно делать? Я тебя услышал, ладно, спасибо.

В последней воспроизводимой реплике участника ЛИ возникает тема «выплаты Кривашом Н.А. 20 млн. рублей за ОАО “Тепличное”»:

ЛИ – Ты когда закроешь?

К – … может…

ЛИ – Коль, мне, знаешь, не хочется субсидии, потому что мы же договаривались… Понятно, да. Ты должен был. Твоя подруга эта должна была рассчитаться, а не ты. Поскольку вы все одна команда, я не могу ее искать.

В справке в пересказе упоминаются и другие темы, однако проверить их соответствие реальному материалу не представляется возможным, поскольку он отсутствует.

 

Вывод по первому вопросу:

Проведенный тематический анализ реплик участников показывает, что в исследованных диалогахзатрагивается несколько тем. В приведенном фрагменте разговора от 09.02.2016 (участники ЛИ, Ж и К) основная тема – «выплата Кривашом Н.А. 20 млн. рублей за ОАО “Тепличное”». Она вводится Маркеловым Л.И. и реализуется в виде следующих частных тем: «обещание выплаты денег» (вводится Маркеловым Л.И.), «налог» (вводится Кожановой Н.И.), «имущество» и «мачеха» (вводятся Маркеловым Л.И.), «плата за акции» (вводится Маркеловым Л.И.), «помощь Кривашу Н.А.» (вводится Маркеловым Л.И.), «деньги в “Тепличном”» (вводится Кожановой Н.И.).

Разговор от 11.02.2016 представлен в «Справке-меморандуме» несколькими небольшими фрагментами, в которых представлены темы: «решение суда» (вводится Кривашом Н.А.), «беседа с силовиками» (вводится Маркеловым Л.И.), «снижение ставки» (вводится Маркеловым Л.И.), «выплата Кривашом Н.А. 20 млн. рублей за ОАО “Тепличное”» (вводится Маркеловым Л.И.).

Следует отметить, что поскольку в «Справке-меморандуме» воспроизводятся только отдельные фрагменты фонограмм разговоров, последовательность указанных тем и инициатива введения каждой из тем не существенны с точки зрения оценки активности участников и их коммуникативных намерений.

 

Ответ на вопрос № 2

Обуславливает ли Маркелов Л.И. свои действия (бездействие) в пользу Криваша Н.А. получением от этого лица того или иного ресурса (денег, покровительства, привилегий и пр.)?

Для утвердительного ответа на поставленный вопрос висследуемых фрагментах разговоров, воспроизводимых в «Справке-меморандуме», должны были бы содержаться репликиследующей семантики:

‘Если Криваш Н.А.не выплатит Маркелову Л.И.какую-то сумму денег, то Маркелов Л.И.сделает что-то нежелательное, плохоедля Криваша Н.А.’

Исследование аргументации во фрагментах разговоров, воспроизведенных в Справке-меморандуме, показывает, что участник ЛИ (Маркелов Л.И.) старается побудить участника К (Криваша Н.А.) заплатить деньги за акции с помощью убеждения, а не реплик, основанных на угрозе причинить участнику К (Кривашу Н.А.) что-то плохое (см. подробнее ниже). Участник ЛИ апеллирует к проблемам с мачехой, указывает на необходимость быть благодарным (участник ЛИ ранее оказывал помощь участнику К), говорит о выплате налога, а также отмечает, что участник К купил акции и должен их оплатить:

[аргумент «к мачехе»]

ЛИ – <…> Ты представляешь, как я сейчас мачехе скажу, ты за дом 25 млн. заплати. А где она… 25 миллионов для нее цирк, пенсионерки. Единственное условие было, почему я оформлял все это, она сказала: «я ничего не знаю, ты все делаешь, никаких ко мне претензий, никаких».

[аргумент к благодарности]

ЛИ – <…> На тебя нападала «белгородская фирма», ты говоришь: «Л.И, спасайте меня! А то у меня там, блядь, не получается ничего». Т.е. меня можно кинуть, блядь. А с ними, которые подали на тебя в суд. Вот интересный ты человек? Человек, который тебя спасает, ты не хочешь с ним рассчитываться.

[аргумент к налогу]

ЛИ – В апреле последний срок, сейчас надо декларацию сдавать. Я боюсь даже и говорить ей про декларацию, там 25 млн.

[аргумент к купленным акциям]

ЛИ – <…> Мне «кровь из носа» надо, чтобы ты рассчитался. Я же у тебя не прошу чего-то там. Взятку какую-то. Отдай за то, что ты должен отдать за акции и все. Вопросов нет. Какая проблема-то?

Таким образом, в аргументации Маркелова Л.И., преследующей цель убедить Криваша Н.А. оплатить купленные акции, отсутствуют речевые акты с семантикой условия типа:

‘Если Криваш Н.А. не выплатит Маркелову Л.И. какую-то сумму денег, то Маркелов Л.И. сделает что-то нежелательное, плохое для Криваша Н.А.’

 

Вывод по второмувопросу:

Изучение аргументации в репликахМаркелова Л.И. (ЛИ), представленных в исследованных фрагментах разговоров, воспроизведенных в «Справке-меморандуме», показывает, что эта аргументация не содержит реплик с семантикой условия типа: ‘Если Криваш Н.А. не выплатит Маркелову Л.И. какую-то сумму денег, то Маркелов Л.И. сделает что-то нежелательное, плохое для Криваша Н.А.’ Следовательно, Маркелов Л.И. не обуславливает свои действия (бездействие) в пользу Криваша Н.А. получением от этого лица того или иного ресурса (денег, покровительства, привилегий и пр.).

 

Ответ на вопрос № 3

Имеются ли в репликах Маркелова Л.И. угрозы в адрес Криваша Н.А. или других участников разговоров? Если да, то каково их содержание?

 

Угрозы как речевые действия (речевые акты) разделяются на два основных типа: угрозы-наказания и угрозы-предупреждения[5]. Угрозы-наказания реализуются в ситуациях, когда адресат сделал что-то нежелательное для говорящего и он предупреждает адресата о наказании, которое за это последует:

(1) В октябре 1918 года Литке был командиром полка особого назначения, и В. Трифонов часто отдавал ему разного рода письменные распоряжения и приказания <…>. В одной записи, например, за какое-то нарушение дисциплины он грозил предать весь командный состав полка суду полевого трибунала. [Ю. Трифонов. Старик];

(2) Начальник Канцелярии принял слова Данилова на свой счет, бился в ужасном гневе <…>, грозил упечь Данилова в расплавленные недра Земли. [В. Орлов. Альтист Данилов].

Угрозу-наказание в примерах указанного типа можно истолковать следующим образом:

Xугрожает1/грозит1Y-y, что сделает Р = ‘Xговорит Y-y, что сделает P – нечто плохое для Y-a, из-за того, что Yсделал что-то плохое X-у (= Q), чтобы Y боялся P и осознал, что нехорошо делать плохое для X-а (в том числе и Q) и не делал это в будущем’.

Основной смысловой акцент в семантической экспликации угрозы-наказания в том, чтобы заставить адресата бояться наказания. Как следует из толкования, при возможности повторения нежелательного действия Qугроза-наказание может выполнять и воспитательную функцию (как и самое наказание как таковое).

Иная ситуация в случае угроз-предупреждений. Угрозы-предупреждения используются в тех случаях, когда говорящий понимает, что адресат может совершить нечто нежелательное для него (или связанных с ним лиц) и пытается предотвратить это. Ср. следующие примеры: (3) – Все доводил. Грозил, если не скажу кто любовник, то убьет. – И ты сказала? – Да. Он про тебя все знает. [Е. Кукаркин. Рассказы и повести]; (4) Великий Урфин приказал особенно зорко сторожить этих заключенных и за небрежность грозил страшными карами. [А. Волков. Огненный бог Марранов].

Для угрозы-предупреждения можно предложить следующую семантическую экспликацию:

Xугрожает2/грозит2Y-y, что сделает Р, [чтобы Y не делал Q] = ‘Xговорит Y-y, что сделает P – нечто плохое для Y-a, если Yсделает Q – что-то плохое для X-а, чтобы Y боялся P и из-за этого не делал Q’.

Угроза-понуждение – это вариант угрозы-предупреждения, реализующийся в ситуации, когда говорящий хочет от адресата не бездействия (отказа от совершения поступка), а действия: Совсем не помню, что я отвечала этому полковнику. Кажется, я больше молчала, только изредка повторяя: «Не подпишу!». Он то грозил, то уговаривал, обещал свидание с мужем, с детьми. [Е. Гинзбург. Крутой маршрут].

В исследованных фрагментах диалогов, воспроизведенных в «Справке-меморандуме», в репликах участников Маркелова Л.И. (ЛИ), Кожановой Н.И. (Ж) и Криваша Н.А. (К) угроз указанных типов не обнаруживается. Аргументация Маркелова Л.И., связанная с побуждением Криваша Н.А. заплатить деньги за акции, носит характер убеждения, а не угроз. Участник ЛИ ссылается на проблемы с мачехой, указывает на необходимость быть благодарным (участник ЛИ ранее оказывал помощь участнику К с его проблемами с «Белгородской фирмой»), на необходимость выплаты налога, а также на то, что участник К купил акции и должен их оплатить (анализ аргументации см. выше в ответе на вопрос № 2).

Таким образом, в аргументации Маркелова Л.И., преследующей цель убедить Криваша Н.А. оплатить купленные акции, угрозы-наказания, угрозы-предупреждения и угрозы-понуждения отсутствуют.

 

Вывод по третьемувопросу:

Проведенный анализ коммуникативной направленности реплик участников – Маркелова Л.И. (ЛИ), Кожановой Н.И. (Ж) и Криваша Н.А. (К) – в исследованных фрагментах разговоров, воспроизведенных в «Справке-меморандуме», показывает, что в них отсутствуют как угрозы-наказания, так и угрозы-предупреждения (в том числе угрозы-понуждения).

 

Ответ на вопрос № 4

Обнаруживаются ли какие-либо побуждения со стороны Криваша Н.А. в адрес Маркелова Л.И.? Если да, то какова их семантика?

Общая семантика побудительных речевых актов обычно передается через их коммуникативную направленность и формулируется, как попытка со стороны говорящего сделать так, чтобы адресат что-то сделал – частности, вел себя некоторым образом[6].

Более подробно побуждение как речевой акт описывается в терминах присущих ему условий успешности:

·        Условие пропозиционального содержания:В речевом акте описывается будущее действие адресата.

·        Подготовительные условия: 1) адресат в состоянии сделать требуемое; 2) ни говорящий, ни адресат не считают очевидным, что требуемое будет выполнено адресатом само по себе – без соответствующего РА говорящего; 3) требуемое говорящим еще не имеет места.

·        Условие искренности:говорящий действительно хочет, чтобы адресат сделал требуемое.

·        Существенное условие:речевой акт рассматривается как попытка добиться того, чтобы адресат выполнил требуемое.[7]

В предоставленных фрагментах разговоров обнаруживаются следующие реплики Криваша Н.А. (К):

К – А что?

К – Сейчас, сегодня наверное, через некоторое время часть денег.

К – Ты знаешь, почему здесь … работать, контролируют.

К – Нет, почему? Мы же там платили …

К – Только месяц только начался.

К – Да.

К – Там …, значит, смотри.

К – Чушь какая!

К – Тебя …

К – Сейчас будем соображать, … ничего не могу.

К – В этом месяце одни убытки, сейчас загасим.

К – Они уже разложили, так? Вчера уже было официальное решение суда … и тем более мы уже им половину заплатили.

К – Нет, мы сейчас будем платить дальше, как положено.

К – … приезжает … все нормально.

К – … может…

К – … потому что …

В приведенных репликах участника К (Криваша Н.А.) не обнаруживается побуждений ни в прямой, ни в косвенной функции. Таким образом, Криваш Н.А. в приведенных фрагментах разговоров не обращается с какими-либо просьбами или побуждениями к Маркелову Л.И.

 

Вывод по четвертому вопросу:

Исследование реплик Криваша Н.А. во фрагментах разговоров, воспроизводимых в «Справке-меморандуме», показывает, что он не обращается с какими-либо просьбами или побуждениями к Маркелову Л.И.

 

Пятый вопрос вообще убираем!!!

Общие выводы исследования:

1. Проведенный тематический анализ реплик участников показывает, что в исследованных диалогахзатрагивается несколько тем. В приведенном фрагменте разговора от 09.02.2016 (участники ЛИ, Ж и К) основная тема – «выплата Кривашом Н.А. 20 млн. рублей за ОАО “Тепличное”». Она вводится Маркеловым Л.И. и реализуется в виде следующих частных тем: «обещание выплаты денег» (вводится Маркеловым Л.И.), «налог» (вводится Кожановой Н.И.), «имущество» и «мачеха» (вводятся Маркеловым Л.И.), «плата за акции» (вводится Маркеловым Л.И.), «помощь Кривашу Н.А.» (вводится Маркеловым Л.И.), «деньги в “Тепличном”» (вводится Кожановой Н.И.).

Разговор от 11.02.2016 представлен в «Справке-меморандуме» несколькими небольшими фрагментами, в которых представлены темы: «решение суда» (вводится Кривашом Н.А.), «беседа с силовиками» (вводится Маркеловым Л.И.), «выплата Кривашом Н.А. 20 млн. рублей за ОАО “Тепличное”» (вводится Маркеловым Л.И.).

Следует отметить, что поскольку в «Справке-меморандуме» воспроизводятся только отдельные фрагменты фонограмм разговоров, последовательность указанных тем и инициатива введения каждой из тем не существенны с точки зрения оценки активности участников и их коммуникативных намерений.

2. Изучение аргументации в репликахМаркелова Л.И. (ЛИ), представленных в исследованных фрагментах разговоров, воспроизведенных в «Справке-меморандуме», показывает, что эта аргументация не содержит реплик с семантикой условия типа: ‘Если Криваш Н.А. не выплатит Маркелову Л.И. какую-то сумму денег, то Маркелов Л.И. сделает что-то нежелательное, плохое для Криваша Н.А.’ Следовательно, Маркелов Л.И. не обуславливает свои действия (бездействие) в пользу Криваша Н.А. получением от этого лица того или иного ресурса (денег, покровительства, привилегий и пр.).

3. Проведенный анализ коммуникативной направленности реплик участников – Маркелова Л.И. (ЛИ), Кожановой Н.И. (Ж) и Криваша Н.А. (К) – в исследованных фрагментах разговоров, воспроизведенных в «Справке-меморандуме», показывает, что в них отсутствуют как угрозы-наказания, так и угрозы-предупреждения (в том числе угрозы-понуждения).

4. Исследование реплик Криваша Н.А. во фрагментах разговоров, воспроизводимых в «Справке-меморандуме», показывает, что он не обращается с какими-либо просьбами или побуждениями к Маркелову Л.И.

***

Проведенное исследование реплик Маркелова Л.И. (ЛИ), Кожановой Н.И. (Ж) и Криваша Н.А. (К) в исследуемых фрагментах разговоров, воспроизведенных в №

«Справке-меморандуме», показывает, что при обсуждении темы «выплата Кривашом Н.А. 20 млн. рублей за ОАО «Тепличное» речь идет о напоминаниях Маркеловым Л.И. о необходимости оплаты стоимости акций ОАО «Тепличное» по договору купли-продажи.

 

 

Заведующий отделом экспериментальной лексикографии

Федерального государственного бюджетного учреждения науки

Института русского языка им. В.В. Виноградова

Российской академии наук

доктор филологических наук профессор

 

А.Н. Баранов



[1]
Якубинский Л.П. О диалогической речи. // Русская речь. Петроград, 1923; Соловьева А.К. О некоторых общих вопросах диалога // Вопросы языкознания, 1965, № 6.

[2]Винокур Т.Г. О некоторых синтаксических особенностях диалогической речи // Исследования по грамматике русского литературного языка. М., 1955; Диалоговое взаимодействие и представление знаний / Под ред. А.С. Нариньяни. Новосибирск, 1985;

[3]Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. М., 1974.

[4]Транскрипт – письменная запись реплик участников устной коммуникации (беседы, разговора, диалога и т.п.).

[5] Баранов А.Н. Семантика угрозы в лингвистической экспертизе текста // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии. Вып. 12 (19). По материалам международной конференции «Диалог» (2013). Т. 1. М., 2013.

[6]Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. М., 1985, с. 24.

[7] Серль Дж.Р.Классификация иллокутивных актов // Новое в зарубежной лингвистике, вып. XVII, Теория речевых актов. М., 1986.

 



Фотоархив

Все