«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Металлическая «крыша». Фонд ФСО и ФСБ «помогает» с уголовными делами

На прошлой неделе Мосгорсуд подтвердил решение Басманного суда столицы оставить под стражей строительных подрядчиков Федеральной службы охраны. Те умудрились нагреть руки на реконструкции президентской резиденции Ново-Огарево, и в ходе следствия всплыла дополнительная информация о строительной мафии, тесно связанной с ФСО.

Впрочем, как выяснил Sobesednik.ru, строительным рынком бизнес-интересы охраны Путина не ограничиваются.

Есть, например, такой фонд «Антитеррор». Полное название – одноименный Фонд поддержки антитеррористических подразделений органов обеспечения безопасности. 15 лет назад его учредили ФСО и ФСБ – не просто конкретные ветераны или действующие сотрудники, а легальные государственные структуры. И занялся этот некоммерческий фонд вполне коммерческими делами.

Взять, например, правовой центр фонда. На его сайте – перечень платных услуг: защита при проверках правоохранительных органов (ФАС, МВД, ФНС, ФМС), выбивание долгов, ликвидация предприятий… На страничке «Защита при проверках МВД» так прямо и сказано: «Только своевременное вмешательство наших специалистов способствует предотвращению возбуждения уголовного дела в отношении руководителя организации и главного бухгалтера». И что особенно приятно, эта услуга «предоставляется круглосуточно». А вот на помощь жертвам терактов в прайсе «Антитеррора» места уже не нашлось.

– Пострадавшими от терроризма я занимаюсь с 96-го года и не встречал еще ни одного случая, чтобы спецслужбы им помогали, – пояснил адвокат Игорь Трунов.

– Так что данная история, особенно закрытие уголовных дел, наводит меня на мысли о крышевании. На мой взгляд, по этому поводу надо заявление в прокуратуру писать. Впрочем, сейчас этот правовой центр фонда уже не работает: «Антитеррор» переключился на металлургический рынок.

Контрольная закупка ФСБ

Сначала – промышленная компания «Втормет» по обработке отходов и лома черных металлов, потом – Центр развития металлоторговли, затем – ООО «Металлсервис-групп». Доли в уставном капитале небольшие – до 20%, но, учитывая, что за учредителем стоят такие структуры, как ФСО и ФСБ, это тот случай, когда участие уже означает победу. С таким силовым прикрытием за металлургический бизнес можно не опасаться. «Металлсервис», например, позиционирует себя как «крупнейший металлмаркет страны», «крупнейший торгово-складской комплекс России по хранению и переработке металлопродукции», «круглосуточный гипермаркет металла»… Полсотни производителей, 50 тысяч клиентов, 24 тысячи наименований продукции и 2,5 млн тонн изделий, проданных в прошлом году. Кроме Москвы – филиалы в Питере, Новосибирске, Краснодаре, Пензе и т. д. Понятное дело: в сотрудничестве таким бизнесменам сложно отказать, если на бизнесменах – погоны. Среди постоянных поставщиков металлмаркета – заводы Романа Абрамовича, Владимира Лисина, Алексея Мордашова и прочих влиятельных миллиардеров.

– ФСО и ФСБ навязали вам себя в качестве партнеров или их участие, наоборот, помогает в бизнесе?

– интересуюсь у гендиректора «Металлсервиса» Олега Тюрпенко.

– Да какие там ФСО-ФСБ! Там же ветераны работают, в этом фонде.

– Ну, во-первых, учредили фонд не ветераны, а во-вторых, как они все же влияют на вашу работу?

– С отрицательной стороны никак не влияют.

– А с положительной?

– Иногда бывает, но ровно на тот процент, на который они участвуют в уставном капитале... Связи все-таки помогают. По данным прошлого года, фирма с такими связями заняла 108-е место в рейтинге крупнейших частных компаний страны.

Оппозиция за ФСО ответит

При этом металлургический бизнес спецслужб связан не только с законопослушными олигархами, но и с менее послушной внесистемной оппозицией.

Центр развития металлоторговли, например, возглавляет Олег Ерин. Он же – директор Шахматной академии Каспарова, который, как известно, покинул Россию из политических соображений.

– Так ведь формально академия не действует где-то с 2005 года, – пояснил Sobesednik.ru менеджер. – Гарри Кимович, конечно, был в курсе, что я ухожу в сферу металлоторговли, но деталями не интересовался – он человек деликатный. Я с ним с 94-го года знаком и, поверьте, сам искренне сожалею, что такие люди вынуждены уезжать из страны. Я вообще ценю людей не по политическим взглядам.

– И через вас Каспаров с силовиками не связан? Вы же возглавляете обе организации. Он в оппозиции, а тут – спецслужбы.

– Я же говорю, академия не работает.

– По документам она числится как действующая.

– Это учредитель должен решать вопрос о ее ликвидации. Почему он этого не делает – не знаю. Но лично меня не напрягает пустые балансы подписывать... А с той организацией, о которой вы говорите, я вообще никогда не контактировал. И с ее представителями тоже. Центр развития металлоторговли вообще задумывался как некий пул трейдеров, чтобы выбивать у заводов более выгодные условия поставки, а сейчас мы сами поставками занимаемся.

– Вы же некоммерческая организация.

– Всё по закону. Устав разрешает нам заниматься предпринимательской деятельностью. А есть ли помощь от того, что в числе учредителей – фонд «Антитеррор», я не знаю. Может, и есть. На мое отношение к Гарри Кимовичу это никак не влияет.

При этом президент фонда «Антитеррор» Владимир Зайцев значится учредителем еще целого ряда компаний, две из которых он создал на пару с Юрием Еремеевым. Одну из этих фирм («Капитал-Бюро») изначально возглавляла Татьяна Разбаш. Так зовут бывшего пресс-секретаря бывшего премьера Михаила Касьянова, который тоже сейчас в оппозиции. А сам Еремеев значится гендиректором фирмы «Арт-Груп», принадлежащей сегодня тому же Касьянову с супругой.

«Арт-Груп», кто не помнит, в начале 2000-х засветилась в скандальной приватизации госдачи «Сосновка-1». В ходе следствия тогда появилась информация, что переход резиденции в частную собственность продавливало руководство именно Федеральной службы охраны. В результате дача перешла сначала к Касьянову, а затем, после вмешательства Генпрокуратуры, – к той самой ФСО. Хотя такая уж ли это в данном случае большая разница? Несмотря на связь Еремеева со спецслужбами, менять гендиректора своей фирмы оппозиционер не намерен.

И тут наШкодили

Дозвониться в фонд «Антитеррор» по официальному телефону невозможно. Автоответчик уверяет, что этот номер принадлежит автодилерскому центру «Шкода» на Ленинградке. Может, пароль такой. Или явочная квартира. А может, и авторынок спецслужбы тоже потихоньку подминают под себя.


Источник: https://sobesednik.ru/politika/20170711-metallicheskaya-krysha-fond-fso-i-fsb-pomogaet-s-ugolovnymi



Фотоархив

Все