«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Судебная реформа ждет «окна возможностей»

Российская судебная система нуждается в глубоком реформировании, чтобы суды и судьи стали независимыми. Однако реформа возможна только после смены власти в стране, так как лишь сменяемая власть заинтересована в независимом суде. К такому выводу пришли юристы конституционного права по итогам дискуссии, которую провел правозащитный Сахаровский центр.

В РФ нет такого суда, который полагается иметь современному государству и принципы которого заложены в Конституцию. Такой диагноз российскому правосудию поставили участники дискуссии о необходимости судебной реформы, которую провел Сахаровский центр в Москве с участием юристов конституционного права, а также судей Конституционного суда (КС) в отставке.

Экс-член КС Тамара Морщакова напомнила, что страна дважды подступалась к судебной реформе за последние 25 лет: в начале 1990-х и в начале 2000-х. Последняя в научных кругах называется «реформой Козака» (законы проводил через Госдуму замглавы президентский администрации Дмитрий Козак, который сейчас вице-премьер). Однако госпожа Морщакова считает ее контрреформой, хоть она и затевалась ради укрепления статуса судей. По ее мнению, «гарантии статуса должны были обеспечить независимость судей, а не обособлять судейский корпус от общества», как это произошло по итогам «реформы Козака». В результате суд «утратил цель своего существования — защиту прав и свобод гражданин и в этом смысле не стал противовесом всем другим государственным институтам и структурам», уверена Тамара Морщакова. Из-за ряда норм «суд оказался внутри власти». И теперь цель каждого судьи «не защищать граждан, а уцелеть внутри власти», считает экс-глава КС. «Зависимый суд — это высшая, наиболее совершенная форма коррупции, которая опаснее любой иной формы»,— заключила она.

«Независимости нет абсолютно»,— согласен глава юридической компании «Пепеляев групп» Сергей Пепеляев, который перечислил пять причин этого, сославшись на опрос 200 юристов, проведенный на Юридическом форуме в Санкт-Петербурге. Это «существующая модель судебной карьеры», в которой «назначение и продвижение по службе зависят от председателя суда, от высшей квалификационной коллегии судей и от кадрового управления администрации президента». Вторая причина — «зависимость от председателя суда». Третья — кадровый состав судейского корпуса: «В 2014 году 75% новых судей были назначены из секретарей судов, и 25% — из прокуратуры, из адвокатов — ни одного». Еще две причины — «зависимость суда от исполнительной власти» и «дисциплинарная ответственность судей». Обеспечить независимость суду можно лишь «устранив все пять причин одновременно», уверен эксперт.

Судья КС в отставке Анатолий Кононов считает, что причина, по которой судебная ветвь так и не обрела независимость, кроется в природе правопонимания, которая присуща сообществу юристов в РФ. Это теория позитивного права, в соответствии с которой «право — это совокупность законов», но «законы исходят от государства», а значит, «все права гражданам предоставляются государством». Ей противостоит теория естественного права, которой придерживаются либералы: «право — это совокупность высших ценностей», которым не должны противоречить законы, принимаемые государством. «“Позитивистов” стало намного меньше»,— заявила глава Агентства по мониторингу эффективности правоприменения Елена Лукьянова. По ее словам, за прошедшие с начала 1990-х годы в стране «выращены, воспитаны тысячи юристов», понимающих разницу между принципами «верховенства закона» и «верховенства права». Но сколько бы ни было юристов с таким правопониманием, они не в состоянии изменить «правовые условия», которые создает государство. Госпожа Лукьянова отметила, что власти «очень удобен карманный суд, такой же прекрасный, как парламент, который не может произвести ни одного человеческого закона». Поэтому судебная реформа, по ее мнению, будет возможна только со сменой «политического режима».

Провести реформу, обеспечивающую реальную независимость суду, может «именно власть», считает Тамара Морщакова: «Альтернатива этому — только революция. Но независимый суд нужен власти при одном условии: если действует принцип сменяемости власти». Значит, юридическому сообществу остается ждать, когда «откроется окно возможностей», и при этом готовить «про запас варианты институтов, которые обеспечат реформу, как только откроется окно».

https://www.kommersant.ru/doc/3328986



Фотоархив

Все