Итоги 2020 года для юридического бизнеса России – Международная Юридическая фирма «Трунов, Айвар и партнеры»

«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма, основана в 2001 году

Итоги 2020 года для юридического бизнеса России

23 марта 2021
28
События прошлого года оказались беспрецедентны для новейшей истории: внутренняя самоизоляция и международный карантин, политические кризисы в большинстве ведущих стран и падение всех финансовых рынков, радикализация общественных инициатив и перемены в законодательстве исторического масштаба. О влиянии этих испытаний на юридический рынок России и главных трендах прошлого года РАПСИ рассказали руководители ведущих компаний.
 

Пандемия

Председатель Комитета партнеров АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Дмитрий Афанасьев:
 
«Пандемия потребовала от юрфирм решать сложные организационные задачи, как то: переход на удаленку, эффективная организация медицинской помощи сотрудникам и членам их семей, благотворительная помощь для фронта борьбы с пандемией и т.д.».
 
Юридический рынок пережил заметную трансформацию, вызванную рядом факторов, среди которых «стрессовые ситуации в банках и в компаниях, что ведет к росту судебной практики; стремительное изменение нормативной базы, что повышает востребованность законотворческой практики; возникновение специальных ситуаций в сделках слияний и поглощений, требующих комплексного подхода для решения практических задач клиентов».
 
Но «главное не меняется никогда, даже в пандемию: клиентам нужны глубокая экспертиза, практический подход и judgment. Это то, что всегда в цене».
 
Партнер юридической фирмы Maxima Legal Максим Али:
 
«Отдельно стоит вспомнить, как юристы консолидировались с клиентами на фоне пандемии. Фирмы разных уровней стали информировать клиентов о происходивших каждый день изменениях в регулировании, готовить аналитические материалы. Зачастую все это делалось бесплатно».
 
Управляющий партнёр АБ «Коблев и партнеры» Руслан Коблев: 
 
«Ограничительные меры также повлияли и на текущее общение с клиентами, так как вынудили нас организовать процесс общения с использованием Zoom, BlueJeans и т.д. Это несёт определенные риски для сохранения адвокатской тайны.
 
Я убеждён, что законодатель должен сформулировать четкие требования к проведению судебных заседаний в условиях пандемии и внести изменения в уголовно-процессуальное законодательство. При этом в целях соблюдения интересов обвиняемых ограничительные мероприятия не могут являться основанием для переноса судебных заседаний и для продления срока меры пресечения. 
 
У адвокатов по уголовным делам в связи с пандемией возникли трудности с доступом к своим доверителям в СИЗО, поскольку некоторое время доступ во многие из них был ограничен. «После снятия полного запрета на посещение адвокатами своих доверителей в СИЗО наблюдались большие очереди и строгие меры по наличию у защитников средств индивидуальной защиты, вплоть до костюмов ОЗК». 
 

Цифровизация и онлайн-правосудие

Президент Международной коллегии адвокатов города Москвы «Почуев, Зельгин и Партнёры» Александр Почуев:
 
Пандемия стимулировала развитие тренда цифровизации всех возможных процессов. «Многие фирмы продолжают в той или иной форме осуществлять свою деятельность в удаленном формате, так как это существенно экономит время и затраты на передвижение. Именно эти же причины подталкивают развитие онлайн-правосудия, которому многие фирмы посвящают свои вебинары. 
 
Происходит развитие процессов, направленных на совершенствование анализа законодательства и сбора всех необходимых данных для судебного процесса. Многие компании стараются активно разрабатывать и внедрять свои собственные конструкты и приложения для работы с договорами, которые позволяют не только грамотно адаптировать условия под пожелания клиентов, но и правильно трактуют эти условия, выявляют противоречия и готовят общий отчет».
 
Управляющий партнёр АБ «Коблев и партнеры» Руслан Коблев:
 
Значимым юридическим трендом стало «широкомасштабное внедрение «онлайн-правосудия», которое сохраняет свою значимость и после окончания неблагополучной эпидемиологической ситуации. Возможность рассмотрения гражданских дел посредством видеоконференцсвязи можно только приветствовать по причине разбирательства в большинстве случаев исключительно «по документам».
 

Удаленная работа

«Наверное, самый заметный тренд 2020 года в юридическом бизнесе – это переход на удаленную работу всего офиса или его части в зависимости от специализации компании, – продолжает Коблев. – Например, цивилисты и, прежде всего, арбитражники и в мирное время привыкли к онлайн-формату благодаря работе системы КАД-Арбитр, некоторые заседания вообще могли проходить без вызова сторон с предоставлением документов в формате PDF. 
 
А вот адвокатам-криминалистам полностью уйти в онлайн не позволяет специфика работы: следственные изоляторы приходится посещать по старинке, да и судебные заседания по избранию меры пресечения нельзя перевести на удаленный режим работы.
 
На мой взгляд, тренд на удаленную работу может закрепиться на юридическом рынке страны, поскольку с точки зрения планирования бюджета сокращение расходов – это плюс».
 
Партнер юридической фирмы Maxima Legal Максим Али:
 
«Удаленная работа не везде проходила гладко. Для некоторых отраслей такой формат взаимодействия оказался непривычным, и на него накладывались больничные и изоляция сотрудников. Поэтому многие вопросы, необходимые для запуска и ведения новых проектов, решались дольше.
 
Стало меньше поездок и личных контактов. Это также сказалось на скорости формирования новых проектов и выбора юридических консультантов.
 
Всё это привело к отложенному спросу на услуги. В результате многие юристы ощутили увеличение числа запросов, начиная с нового года. К примеру, январь, который из-за праздников проходит относительно спокойно, оказался для многих команд насыщенным».
 

Банкротства

Традиционно в кризис повышается интерес к судебным спорам и банкротству — 2020 год не стал исключением. Правда, пандемия наложила свой особенный отпечаток на суды: локдаун на время «заморозил» судебную работу, – отмечает Али. 
 
Генеральный директор «Юридического бюро №1» Юлия Комбарова: 
 
«Власти ввели мораторий на банкротства юрлиц, чем отсрочили эту неприятную процедуру. Впрочем, сейчас оно неэффективно: процедура дорогая, шанс вернуть долги небольшой, процент удовлетворения требований низкий. Мы рассчитываем на новый законопроект, который упростит процедуру и сделает ее более комфортной для всех участников».
 
В сентябре власти ввели внесудебное банкротство физлиц. «Особенность законопроекта в том, что для того, чтобы им воспользоваться необходимо законченное исполнительное производство, которое в отношении должников «зависает» и годами не прекращается. Поэтому должники не могут воспользоваться данной процедурой».
 
Руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский:
 
«Если говорить о банкротстве, на мой взгляд самым значимым событием стал январский Обзор Верховного Суда РФ о субординации требований аффилированных кредиторов («Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц», утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 29 января 2020 года) и ряд принятых в его развитие определений судебной коллегией ВС РФ по экономическим спорам. До появления этого Обзора предсказуемость установления требований аффилированных с должником кредиторов была низкой, теперь же стало проще прогнозировать не только правовое положение таких кредиторов, но и процент удовлетворения требований независимых кредиторов».
 
Немало шума наделал 500-страничный законопроект Минэкономразвития. Законопроект уменьшает фиксированную часть вознаграждения управляющих в пять раз, процентная часть вознаграждения вырастает, увеличиваются также суммы компенсационного фонда саморегулируемых организаций (СРО) арбитражных управляющих и минимальный размер страховки ответственности управляющих».
 

Госсектор и граждане 

Управляющий партнер АБ «Забейда и партнеры» Александр Забейда:
 
В 2020 году продолжил набирать обороты тренд по увеличению присутствия госсектора в экономике. Это «может стать причиной переформатирования рынка юридических услуг в уголовно-правовой сфере в ближайшие несколько лет, а также причиной перепрофилирования целого пласта консультантов, обслуживающих малый и средний бизнес».
 
Председатель Московской коллегии адвокатов «Арутюнов и партнеры» Александр Арутюнов:
 
«Выручка корпоративного сектора коллегии даже немного выросла, но, получается, за счет количества дел. Иными словами, практики много, но цены ниже. В результате остро стоят вопросы качества юридических услуг и их эффективности. Очевидно, что это главный тренд, который получит дальнейшее развитие. 
 
Тренд эффективности юридических услуг для населения, пожалуй, тоже становится знаковым. В этом секторе крен в сторону оказания услуг по вопросам семейного (брачные контракты, расторжение брака, раздел имущества) и наследственного права, что свидетельствует об изменении специфики дел. К тому же уголовных дел, так или иначе связанных с бизнесменами, стало меньше. И здесь имеет место увеличение количества дел при снижении стоимости услуг».
 

Внешнее финансирование

Председатель международной юридической фирмы «Трунов, Айвар и партнеры», Заместитель председателя Международного Союза юристов Игорь Трунов: 
 
Тренд прошлого и этого годов – внешнее финансирование судебного представительства – поддержало судейское сообщество. «Так председатель Совета судей РФ Виктор Момотов заявил, что «одно из позитивных проявлений судебного инвестирования – это расширение возможностей судебной защиты, оптимизация судебной нагрузки. Благодаря судебному инвестированию возможность получить квалифицированную правовую помощь появляется у тех, кто не способен оплатить эту помощь из собственных средств».
 
Внешнее финансирование судебных расходов или работа под результат – система, при которой инвесторы предоставляют финансовую поддержку истцам взамен заранее оговоренной части возможного выигрыша. Как правило, предусмотренная доля инвесторов составляет от 15 до 40%.
 
В США такой механизм финансирования расходов на споры действует с 1960-х годов, в последние годы растет на 50% в год, банки, страховые компании, крупные юридические фирмы, хедж-фонды и специально созданные для этого инвестиционные компании (Burfod, Counsel Financial). В Европейском Союзе относительно недавно отменили запрет адвокатам работать под гонорар успеха, после чего стали расширяться механизмы внешнего финансирования».
 
Рубрики
СМИ